ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

После полуденного привала Реган, которому надоела духота внутри кареты и наскучила неинтересная беседа с попутчиками, попросил кучера разрешить ему поехать рядом с ним наверху, на месте возницы. Недостаток удобств такой езды вполне компенсировался избытком свежего воздуха и хорошим обзором окрестностей. Кучер оказался человеком неприветливым, и Регану не удалось его разговорить, однако советника это обстоятельство вовсе не огорчило, а скорее обрадовало, и он весь остаток путешествия провел в тиши и покое, утруждая лишь свои глаза разглядыванием проплывавших мимо пейзажей. Как и город Грейрок, все, что видел он по обеим сторонам дороги во время поездки по этой стране, не вызывало в нем какой-либо тревоги или неприятных впечатлений. Как ему показалось, жизнь в хуторах и деревнях, мимо которых они проезжали, шла обычным чередом и, очевидно, не претерпела заметных изменений, вызванных государственным переворотом в столице. "Такое впечатление, что в стране ничего не произошло", - подумал Реган, но тут же мысленно возразил себе, заключив свои размышления тем, что так все и должно быть в жизни народа. Реган расслабился, успокоился и стал терпеливо дожидаться прибытия в Стархилл.

Реган первым различил вдали очертания столицы, когда до нее еще оставалось более трех миль. Город был расположен на вершине холма. Высоченные каменные стены, окружавшие город, имели форму почти правильной окружности огромных размеров и были построены, очевидно, много-много веков тому назад с большим старанием и мастерством, давно уже утраченными. Внутри города, в его центральной части возвышался замок Стархилл, в котором привлекала взор Главная Башня, чаще всего именуемая в народе Башней Чародея. Все другие башни замка, королевский дворец и другие высокие здания в замке Стархилл также были легко различимы на большом расстоянии от крепостных стен города, поражая взор приближающихся путников своим великолепным видом. В хорошую погоду башни замка можно было увидеть также и со склонов гор Виндшилл.

Реган внимательно разглядывал город, следя за тем, как он вырастает на глазах по мере приближения к нему кареты и различая все новые детали в его очертаниях. Вот отчетливо вырисовались большие башни, между которыми были сооружены въездные ворота города, а затем по бокам как бы выросли малые башни, называемые оборонительными. Советник вспомнил ту специальную карту, которую он изучал перед отправкой в королевство Арк, и припомнил, что на ней были изображены пять башен и пять ворот, одинаково отстоявших друг от друга и равномерно распределенных по всей окружности крепостной стены города. Те ворота, которые выходили прямо на север, носили название Северные ворота. Следующие ворота, которые были несколько ближе к Регану, выходили на северо-восток, то есть были обращены в сторону порта Грейрок, назывались Морскими. далее следовали по окружности крепостной стены, соответственно, Полевые, Горные и Скальные Ворота. От каждого из этих пяти входов в город к его центральной части вели соответствующие широкие главные улицы, будто спицы в колесе, ступицей в котором являлся королевский замок Стархилл.

Однако, как хорошо помнил Реган, подобная симметрия в расположении крепостных ворот, не распространялась на те секторы жилых кварталов, на которые указанные пять главных дорог делили территорию столицы. Каждый район города имел свои отличительные черты. В отдельных местах клубок улиц был так запутан, что похож был на лабиринт, в котором опрометчивый путник мог легко и безнадежно заблудиться. В других районах дома располагались более упорядоченно и не так тесно друг к другу. Разумеется, это были дома более состоятельных горожан. Были в городе также скверы и сады, которые придавали еще большую красоту столице, создавали уют и поддерживали чистым и ароматным воздух в Стархилле.

Морские ворота были открыты и даже, на первый взгляд, их никто не охранял. Когда карета проехала через эти крепостные ворота, Реган почувствовал усталость от напряженного изучения всех обстоятельств путешествия. Вялость и апатия охватила все его тело настолько, что он с трудом нашел в себе силы распорядиться и проследить за разгрузкой своего багажа и товаров, разместить груз в камере хранения, подыскать наиболее удобную и приличную гостиницу и остановиться в ней. Постояльцы в той гостинице, где поселился Реган, были сплошь из купеческого сословия, а сама гостиница размещалась тоже в купеческом районе города, который занимал территорию между Морскими и Полевыми Воротами.

Реган ушел в свою комнату на отдых очень рано, чувствуя больше потребность хорошо выспаться, чем хорошо поесть, и даже все намеченные им мероприятия, связанные с тайным расследованием обстоятельств происшедшего государственного переворота в королевстве Арк и судьбой принцессы Фонтэн, он оставил на следующий день.

8

- Феррагамо, чем вы там заняты с раннего утра? К вам прибыли Шилл и Орм, они хотят посоветоваться с вами и обсудить план дальнейших действий, а вы заперлись у себя в кабинете и никакой пользы от этого никому нет.

Чародей, бормоча себе под нос какие-то колдовские заклинания, оторвал, наконец, свой взгляд от запыленной книги, лежавшей у него на коленях.

- Я пытаюсь, - ответил Феррагамо, делая над собой усилие, чтобы не рассердиться на подобное обхождение, - составить или найти в книге готовое заклинание, которое поможет наилучшим образом в наших поисках.

- А зачем? - переспросил Брандел, не до конца, очевидно, выслушавший ответ чародея.

- О, Аркон! Пошли мне побольше терпения! Да потому, что нам надо как можно точнее знать, где содержится Фонтэн, прежде чем начнем прочесывать такой огромный лес. Может, у вас есть другие более ценные соображения, а?

Что-то похожее на очень слабое смущение проскользнуло на лице Брандела; он согласно кивнул головой, вышел из кабинета и тихо закрыл за собой дверь.

- Феррагамо занят делом. Не мешай ему! - промолвил Брандел, выходя из кабинета чародея и обращаясь к Марку, находившемуся в гостиной.

- Так, значит, нам остается только ждать, когда он появится со своими новыми соображениями? - спросил недовольный таким ответом Марк. Хотя сам он и не был сторонником тех, кто, не обдумав тщательно все за и против, быстро увлекаются какой-либо пришедшей им на ум новой идеей, в данном конкретном случае был неприятно удивлен подобной медлительностью Феррагамо.

35
{"b":"43961","o":1}