ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Грубые и тупые свинья! Как вы смеете грязно думать обо мне?! Ну, погодите, я вам еще покажу, как смеяться надо мной!

Вечером Фонтэн помогала великану Джени раздавать ужин разбойникам. Принцесса разносила миски с едой с самым невозмутимым видом. И вот в тот момент, когда она направилась к костру с очередной миской, она вдруг почувствовала, будто кто-то за ней наблюдает. При этом у нее было такое ощущение, что наблюдал за нею не враг, а друг, который, как ей показалось, смотрел на нее откуда-то сверху. Девушка машинально подняла голову, взглянула на нижние ветви деревьев, но ничего не увидела, передернула плечами, села к костру и сделала вид, что, как и все, ест свою порцию.

- Что же вы так мало кушаете, девушка? Аппетит пропал что ли после утренних удовольствий? - с хитрецой и вожделением спросил один из разбойников, нечесаный и весь заросший.

- Нельзя так неуважительно говорить о людях! То, что делает девушка из королевской семьи, вас не касается! - ответила, возмутившись, принцесса, но тут же добавила примирительным тоном: - Не знаю, почему, но у меня действительно пропал аппетит, а вы ешьте, пожалуйста, ешьте, там еще много еды, на всех хватит.

Оглянувшись на Джени, который в этот момент подсел к ней, Фонтэн улыбнулась великану.

Разбойники ели дружно и много. Было совершенно очевидно, что сегодняшняя еда им больше понравилась, чем вчерашний ужин. Никто из них больше не обращал внимания на Фонтэн и Джени, который, к тому же, с притворной жадностью накинулся на еду и делал вид, что доедает все остатки из мисок бандитов.

Еще было рано ложиться спать, однако вскоре лес вокруг лагеря наполнился отзвуками дружного храпа разбойников. Послушав с полчаса волшебную симфонию из этих отвратительных, но согревавших душу звуков, Джени и Фонтэн, уединившиеся в своих хижинах, решили, наконец, что путь свободен, и направились туда, где стояли стреноженные лошади принцессы и Эрика. Беглецы захватили с собой лишь самые необходимые в пути вещи. Кроме этого, великан вручил девушке кинжал и знаками дал ей понять, что он также вооружен. Фонтэн с благодарностью приняла оружие и подумала при этом:

"Надеюсь, мне не придется воспользоваться им. Я не знаю, сумею ли я хорошо сражаться, но обещаю, что живой им не дамся!"

Вдруг она остановилась, пораженная новой мыслью: "Проклятие! Какая непростительная глупость и забывчивость! Шпага! Шпага Эрика! Кажется, он называл ее "Клинок Аркона". Я должна забрать ее с собой!" Показав Джени на короткий меч, который висел у него на поясе, принцесса развела руками, как бы показывая ему длинную шпагу, и затем кивнула в сторону лагеря, просительно глядя на своего спасителя. Тот все понял и бросился обратно в лагерь и вскоре вернулся со шпагой Эрика в руках. Фонтэн стояла неподвижно потрясенная. Эрик мог казаться ей лично сумасбродом и глупцом, но он все же предназначался ей в мужья, так что через несколько месяцев они должны были стать близкими и неразлучными. У принцессы было не так уж много друзей, и она не могла заставить себя скорбеть о гибели того, кто вскоре намеревался лишить ее общения с ними, заточив свою супругу в скрытых от постороннего взгляда королевских покоях. Ее сердце замирало при мысли о том, как она сообщит Марку о смерти его брата.

Джени, заметив мрачное настроение Фонтэн, осторожно и с нежностью взял ее за подбородок, взглянул с настойчивой просьбой в лицо принцессе, сделал другой рукой жест, который красноречиво говорил о том, что времени у них мало и надо поскорее спасаться бегством. Девушка пришла в себя, и они отправились в путь верхом. Лес вокруг лагеря разбойников был очень плотный и местами совершенно непроходимый.

Месторасположение лагеря было подобрано умело. К нему вели несколько трудно различимых для постороннего взгляда тропинок, так что было чрезвычайно маловероятным обнаружение этого укрытия целой шайки отъявленных преступников. Джени и Фонтэн было очень трудно разглядеть в лесу тропинки и одновременно управлять лошадьми.

Некоторое время принцессу устраивало медленное передвижение беглецов по лесу. Девушка мысленно представила себе, что нужно будет сделать, когда она снова обретет свободу. Небыстрая езда верхом вслед за Джени успокаивала ее тревожные мысли. Великан часто оглядывался, чтобы не потерять из виду принцессу, которая всякий раз улыбалась ему приветливо, показывая этим самым, что все у них в порядке. Такая трепетная забота Джени о Фонтэн согревала сердце несчастной девушки.

Думы Фонтэн снова вернулись к ее будущей судьбе и в первую очередь она размышляла о том, что будет делать, когда вернется в дом Феррагамо в деревушке Хоум. Как чародей, Марк и Брандел встретят ее спасителя? Ведь он выходец из шайки разбойников, которые убили Эрика! Однако принцесса была уверена, что все убедятся в том, насколько кроткая и добрая душа у Джени, который ни ей, ни Эрику не причинил никакого вреда. Мысли о будущей встрече с остальными изгнанниками, обосновавшимися в местечке Хоум, оживили Фонтэн, но были прерваны неожиданно тем, что великан вдруг остановил свою лошадь, соскочил с нее и быстро подбежал к девушке. По всему было видно, что он очень страдает оттого, что не может объясниться с нею словами. Джени выразительно дотронулся до руки принцессы, но та ничего не поняла, взглянула на него с грустью и, расстроенная, пожала его руку. Они снова тронулись в путь. Через некоторое время Фонтэн почувствовала усталость и даже позавидовала своим грубым похитителям, которые в лагере продолжали спать крепким сном. Ей было интересно узнать, как поведет себя Дарк, когда очнется от наркотического сна и убедится, что принцесса скрылась вместе с Джени. Представив себе эту картину, Фонтэн содрогнулась и поняла, что самое благоразумное с ее стороны будет как можно быстрее и подальше ускакать от этих безжалостных убийц, бандитов и хамов. Подобное решение помогло девушке справиться с сонливостью. В это момент тропа в лесу стала свободнее, деревья расступились, и оба беглеца пустили своих коней во весь опор.

Через несколько часов стало ясно, что они ускакали достаточно далеко от лагеря и могли считать себя в относительной безопасности. Джени жестом попросил Фонтэн остановиться и спешиться. Пока принцесса разминала ноги, великан быстро приготовил вкусную и питательную еду из тех запасов, что им были взяты с собой, при этом он не разжигал костра. Девушке стало холодно, она присела рядом со своим спасителем, прижалась к нему и, согреваясь о его тело, сытно поела вместе с ним. Первоначально ей было неловко от такого соприкосновения. Джени посмотрел на Фонтэн оценивающим взглядом, затем обнял ее одной рукой за плечи и прижал к себе. В первые мгновения уставшая и разнеженная девушка не сопротивлялась и даже почувствовала удовольствие от такой близости, однако затем заставила все же себя подняться, понимая, что в их положении нельзя позволить себе отдых.

49
{"b":"43961","o":1}