ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Вальс гормонов: вес, сон, секс, красота и здоровье как по нотам
Спаситель и сын. Сезон 1
Правила выбора, или Как не выйти замуж за того, кто недостоин
Избранная стражем
В горе и радости
Здесь покоится Дэниел Тейт
Защита от темных искусств. Путеводитель по миру паранормальных явлений
Женщины, которые любят слишком сильно. Если для вас «любить» означает «страдать», эта книга изменит вашу жизнь
Голова профессора Доуэля
A
A

Чистое железо, не знаю, по чьему совершенно неудачному велению, так распространенное на земном шаре, среди людей, абсолютно невосприимчиво к колдовским чарам, поэтому его часто используют для изготовления защитных чехлов или так называемых контейнеров, в которых хранят вышеупомянутые "аккумуляторы" магической силы. Однако такие контейнеры слишком недолговечны, тем более что любой источник чародейской силы уже сам по себе представляет собой потенциальную опасность. Волшебный посох или жезл, использованные в качестве аккумулятора магической силы, в том случае если были неправильно "заряжены", могут погубить своего владельца или любого иного человека, а также стать совсем неуправляемыми.

Феррагамо даже невольно содрогнулся, вообразив себе, как целая армия ведьм на помеле наводят ужас на улицы Стархилла.

- А откуда вы намереваетесь отбирать и аккумулировать эту чародейскую силу? Из мозга других людей? - спросил у Феррагамо внимательно слушавший его ученик.

- Ни в коем случае! Этого нельзя допускать, иначе вы разум таких людей-доноров сделаете намного слабее, чем у животных. За всю историю Вселенной был только один чародей, который посягнул на такое злодейство, и это, разумеется, его погубило.

- Но...

- Существует множество других источников магической силы. Оглянитесь вокруг. В любой вещи, во всяком предмете заключен определенный потенциал чародейской силы. Слово заключает в себе некий здравый смысл, то есть, разум, наподобие того, как и у вас самого есть свой ум, свой разум. Вам, наверное, прекрасно известно, что есть такие места, в особенности, древние местности, руины античных городов и сооружений, в которых сохраняется странная, чудодейственная атмосфера, некий ореол волшебства, загадочной силы и магического воздействия. Именно это и есть то, что осталось и сохранилось до наших дней, как свидетельство многовековой истории Магии, как скрытые и невообразимо огромные залежи колдовских сил и как некая загадочная ловушка и западня. В случае если размеры и контуры такого скопления источников аккумулированной магической силы определены небрежно, без должной точности и аккуратности, это может нарушить хрупкой, неустойчивое равновесие и порядок, в результате чего часть колдовской мощи вырвется на свободу, а вы не сумеете взять ее под свой контроль и, кто знает, может даже погибнете от нее. Поэтому аккумулировать магическую силу следует постепенно и принимая все необходимые меры предосторожности, с тем чтобы своевременно, пока все идет нормально, подпитывать свой собственный запас чародейских сил и поддерживать на должном уровне колдовской заряд своего тела или иного предмета, избранного вами в качестве аккумулятора, а также оставить после себя, по возможности, неизменным установленный не тобой порядок во всем мире. Необходимо поддерживать должное равновесие во всем.

Марк сидел, задумавшись, и Феррагамо не прерывал его размышлений.

- Ведь, как бы там ни было, он все же любил своего отца, судя по тому, как он слушает меня, - мысленно заметил чародей. - Как он непохож на своих братьев! Может быть, в конечном итоге, я не напрасно трачу время и силы на него?

Когда Марк прервал установившееся молчание, к Феррагамо вновь вернулись сомнения, так как младший из принцев спросил его:

- А это правда, что вы можете воскрешать мертвых?

В этом вопросе чародей заметил некий оттенок страха и надежды, мучивших Марка. Подобный вопрос, если бы он был задан Эриком или Бранделом, был бы пустой болтовней, попыткой поддразнить своего домашнего учителя и спровоцировать его раздражение или даже неучтивость. Со стороны Марка было нечто большее. Он глубоко переживал смерть своей матери. За последнее время Марк повзрослел на два года, и никто, даже он сам, не смог бы исчерпывающе объяснить, что происходит в его душе. Единственное, что он знал точно, это то, что он в своей жизни чего-то лишился, чего-то близкого, теплого и милого сердцу.

Феррагамо уселся в свое огромное и старое кресло с подлокотниками и почти без набивки в том месте, где филин Овл вонзал свои когти, когда усаживался с причитающейся ему данью в лапах. Пытаясь прогнать неприятное ощущение, которое в нем вызывал голос принца, чародей ответил ему:

- Нет, Марк, я не умею воскрешать умерших, и никакой другой колдун не может этого сделать. Некромантия, то есть, черная магия или, попросту говоря, колдовство, это одно из направлений чародейства, причем такое, которое пользуется дурной славой и к которому часто прибегают бессовестные люди. Когда человек умирает, энергия его разума не исчезает сразу и бесследно. Обычно она рассеивается постепенно и даже очень медленно. Часть ее расходуется на что-то такое, чего наш ограниченный разум постичь пока еще не может, а другая часть остается там, где жил и бывал умерший человек и становится частицей этого места и этого мира. Таким образом, есть возможность завладеть и заставить работать на себя энергию разума умерших людей, или, например, используя ее, восстановить облик, портрет ее бывшего владельца. Заметьте, только облик, портрет, то есть, всего лишь изображение умершего человека. Реального человека, иными словами, его разум и его тело, все вместе, вернуть или воскресить невозможно. Тот, кто утверждает, что он это может делать, всего лишь иллюзионист или фокусник и ничего больше.

Чародей сердцем почувствовал, с каким трудом самый важный смысл его слов доходит до сознания слушателя, но он мысленно утешал себя тем, что Марк, по крайней мере, находится на верном пути и в конечном итоге постигнет истину и найдет ответ на вопрос, который вертится у него в уме. Все-таки это лучше, чем путаница и вздор базарной площади или отъявленное вранье ярмарочных шарлатанов и знахарей. Наблюдая за изменяющимся лицом принца, Феррагамо удивлялся тому, какие разительные перемены производят в слушателе новые знания. Он заметил, как на этом лице погасла некая надежда, а на ее месте появилась какая-то новая и более тонкая мысль.

- Вы сказали, что разум человека становится частицей того окружения и тех предметов, среди которых он жил? - промолвил Марк.

5
{"b":"43961","o":1}