ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сказав это, юноша спохватился, замолчал и виновато взглянул на Фонтэн, вконец расстроенный.

- Прости меня, - начал было он извиняться, но принцесса уже отвернулась, обиженная.

- "Болван! - ругнул себя мысленно Марк. - Черт меня дернул сказать ей так!"

"Не беспокойся, - раздался мяукающий голос Лонфара. - Она теперь не такая капризная, как раньше".

"Эх, только бы Джени поправился!"

"Поправится! Он уже поправляется!"

Марк оглянулся и, действительно, увидел, как расплылось в довольной улыбке лицо Феррагамо, заметившего, что задрожали веки великана Джени. Марк направился было в их сторону, но Фонтэн опередила его, подбежала к лежавшему на земле Джени, склонилась перед ним на колени и дотронулась до его правой руки. Великан пришел в себя, открыл глаза и недоуменно оглянулся вокруг. Увидев рядом Фонтэн, он улыбнулся ей одобряюще. Затем стал пристально рассматривать кота Лонфара Маузбейна, который протиснулся вперед, приветливо задрав хвост. На лице раненого выразилось недоумение, однако, взглянув снова на Фонтэн и увидев ее счастливое лицо, Джени успокоился, закрыл глаза и безмятежно заснул.

Феррагамо встал, обвел всех торжествующим и радостным взором и произнес:

- Он пошел на поправку!

Фонтэн взглянула на чародея с благодарностью и произнесла:

- Это просто какое-то чудо! Спасибо вам!

Марк почувствовал себя лишним, и кот Лонфар сразу же понял состояние своего хозяина.

"Самое время нам пойти погулять. Давайте сходим вон к той речке, может, рыбки наловим в ней!?" - предложил он принцу, и оба друга неторопливой походкой отправились погулять.

В итоге путешественникам пришлось провести на этом привале весь день и последующую ночь. Никто не жаловался на вынужденное безделье, всякий нашел себе дело или развлечение. Фонтэн провела рядом с Джени большую часть этого времени.

Феррагамо был приятно удивлен тем, что принцесса теперь уделяла больше внимания не своей собственной персоне, а другим людям. Джени уже чаще приходил в себя и дольше молча общался с окружавшими его новыми друзьями. Он уже мог выпивать специальные лекарственные отвары и даже поел немного супа. Хотя в небольшой речке, протекавшей вблизи от лагеря путешественников, можно сказать, почти не было рыбы, и это, - как вполне справедливо заподозрил Марк, - кот Лонфар, очевидно, знал с самого начала, недостатка в еде не было, потому что Орм, отправившись снова на охоту, вернулся с тремя большими связками дичи и одним зайцем. Некоторые из путешественников, чтобы не дать коням застояться, отправлялись несколько раз на прогулку верхом. Запасы фуража для лошадей кончались, но зато травы в лесу было в изобилии. Филин Овл, посланный на разведку Феррагамо, вернулся с доброй вестью: дорога через лес проходила совсем рядом от их лагеря, в трех милях к западу. Было решено продолжить путь рано утром.

Все проявляли заботу о новом участнике экспедиции, великане Джени, который окончательно пришел в себя и быстро выздоравливал. Раненый разбойник тоже пришел в себя и все не мог поверить, что его оставили в живых. Он лежал тихо, ничем не привлекая к себе внимания окружающих и наблюдал за ними, полузакрыв веки. Бандит с опаской поглядывал на вооруженных бойцов Шилла, но больше всего боялся чародея Феррагамо, хотя внешне тот выглядел обычным старичком. Казалось, разбойник сейчас вовсе не задумывался о побеге, однако это было не так, и дальнейшие события раскрыли его тайный замысел.

- Воды! - как можно жалобнее прохрипел коварный преступник.

Ансар принес ему отвару, и бандит, отпив немного, притворился, будто снова потерял сознание, так как боялся, что теперь его будут допрашивать. Особенно его пугал жесткий и непримиримый взгляд брата Фонтэн.

Вечером грабителю развязали руки и дали поесть. Он с жадностью накинулся на еду и, под пристальным взглядом многих внимательно следивших за ним путешественников, быстро расправился с ужином, после чего ему снова связали руки, но, к сожалению, оставили без присмотра.

Ансар вызвался охранять покой и сон своих друзей всю последнюю ночь их пребывания в лесу, однако вскоре задремал и был разбужен Эссаном. Надо заметить, что брат Фонтэн провел несколько бессонных ночей до этого, однако он снова настоял на своем и остался на дежурстве. Через некоторое время он опять задремал, успокаивая себя тем, что в ночной тиши сможет вовремя расслышать любой подозрительный шорох.

Когда он проснулся на рассвете, его сердце сильно забилось от предчувствий. Он вскочил на ноги и громко вскрикнул, дико оглядываясь вокруг.

Пленного разбойника давно уже и след простыл.

15

На тревожный крик Ансара проснулся и поднялся на ноги весь лагерь. Узнав, что от побега пленника никто не пострадал и ничто не было украдено, брат Фонтэн испытал большое облегчение.

- Он, видно, был так рад возможности сбежать, что забыл обо всем на свете, - промолвил Орм.

- Да, но он мог перерезать нам всем горло! - не унимался встревоженный Ансар, еще больше придя в ужас от такой мысли.

- Ну, что ж, как видите, он этого не сделал, - философски успокоил его чародей Феррагамо. - Наверное, запамятовал.

Ансар ничего не смог ответить на это, но гнев на самого себя долго еще был заметен на его окаменевшем лице. Чтобы как-то загладить свою вину, он принялся с жаром работать, придумывая себе самые невероятные и никому не нужные дела, например, отправился слишком далеко за хворостом для костра, чтобы приготовить завтрак, хотя его было в избытке вокруг, потом стал чистить лошадей без всякой надобности и, наконец, начал приставать ко всем с просьбой надоумить его, чем бы ему еще занять себя.

- Мне кажется, я придумала, чем отвлечь его, - сказала вдруг Фонтэн, понаблюдав за поведением своего брата. В этот момент Ансар направился широким шагом к речке, решительно топая по траве насквозь промокшими ботфортами.

- Ничего, он вытерпит все, - уверенно произнес Марк, зная, что на месте Ансара, он бы мучился угрызениями совести целую неделю.

В результате, благодаря энергичной работе брата Фонтэн и помощи других, путешественники покинули лагерь уже в первой половине дня.

67
{"b":"43961","o":1}