ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пабалан хотел было присоединиться к ним, однако в этот момент снова появился Флюк с двумя толстыми бухгалтерскими отчетами под мышками.

- Милорд, я к вам насчет вот этих двух бухгалтерских отчетов! Мне кажется сейчас самое время обсудить нам с вами некоторые вопросы, связанные с ними, перед тем как придут члены гильдии.

Пабалан вздохнул и остался со своим главным министром. Реган встал и отправился к себе. Возвратясь домой, он заперся в своем кабинете и вынул заветный всевидящий камень. Наверное, Амарино даже и не подозревает, что Реган так скоро снова вызовет ее на тайный сеанс связи, ведь первый сеанс был совсем недавно. Да, да, он состоялся вчера, а ему, Регану, казалось, что прошла целая вечность с тех пор, как он видел в последний раз ее чарующее лицо.

Дрожащими от волнения руками Реган взял всевидящий камень. Ощутив снова приятную прохладу камня, советник немного успокоился, собрался с мыслями и, сосредоточенно глядя на гладкую матовую молочного цвета поверхность волшебного шарика, стал мысленно вызывать на связь Амарино.

Камень затрепетал в его ладонях и начал постепенно терять свою матовость, становясь прозрачным, но вдруг этот процесс приостановился, отчего Реган чуть было не сошел с ума от ужаса. Он быстро встряхнул всевидящий камень и снова сжал его в своих сразу же вспотевших от волнения ладонях, однако и на этот раз ощутил прежнюю его прохладу. Мало того, к неописуемому изумлению Регана вместо знакомого и дорогого ему лица Амарино он разглядел внутри полупрозрачного камня какую-то отвратительную, покрытую шишками грубую физиономию, почти сплошь заросшую черной нечесаной бородой, с бесцветными глазами, которые смотрели на Регана явно недоброжелательно и даже со злобой.

- Ну, что у нас там? - спросила неприветливо физиономия и рассмеялась, отчего Реган, увидев неровные и пожелтевшие зубы у своего гнусного неизвестно откуда взявшегося собеседника, весь задрожал от омерзения.

"Моя милая девочка, наверное, шутит со мною!" - подумал Реган. Он замер на месте, не мигая, будто кролик перед удавом, и не знал, что ему делать. "Такие помехи в связи, наверное, рассердят ее", - снова подумал Реган. Однако мерзкая физиономия все еще не пропадала и даже улыбнулась ему опять. "Очень опрометчиво поступила все-таки Амарино, вручив драгоценный всевидящий камень такому неопытному в чародейских делах новичку, как я, - тихо пробормотал вконец смущенный советник. - Ей следовало бы научить меня правильно пользоваться всевидящим камнем и тому, как избежать подобных ошибок".

Фигура в камне шевельнулась, широко взмахнула краями своего просторного черного плаща, украшенного серебряными вышивками, как бы показывая то, что было скрыто у нее за спиной, и произнесла, обращаясь к Регану:

- Взгляни на свое будущее, слабовольный ты человечишка!

Вслед за этим панорама внутри камня значительно расширилась, и Советник увидел какой-то круг, выложенный камнем, позади которого он различил склоны гор и большую равнину на неизвестном ему острове. Это была совершенно безотрадная картина, в которой преобладал унылый черный цвет. Грязные волны набегали и разбивались об острые прибрежные камни. Низкорослые, чахлые, погибающие деревца стояли среди посеревшей, нездоровой, поникшей травы. Ни одного цветочка, ни одной певчей птички. Кругом безрадостный пейзаж.

Это была какая-то проклятая Богом земля, которую Реган раньше даже вообразить себе не смог бы. Видение продолжалось совсем немного времени, но он успел, рассмотрев все, ужаснуться чувству безысходности, которое вызывала показанная ему картина будущего, и сердце Регана больно сжалось в груди. Затем в камне снова появилась та же самая физиономия и заполнила собой все внутреннее пространство волшебного шарика.

- Такого даже врагу не пожелаешь. Уж лучше утопиться, - произнесло со смехом отвратительное видение.

Пораженный увиденным, Реган долго сидел без движения и все глядел на гладкую матовую молочного цвета поверхность камня, ничего не видя. Наконец, он очнулся, пошевелился и торопливо спрятал всевидящий камень. Заперев его на замок, Советник постепенно справился с охватившим его страхом и снова приобрел утраченную было способность трезво оценить случившееся. Никто на свете не смог бы ни уговорить его, ни силой заставить воспользоваться еще раз этим волшебным всевидящим камнем. Но тогда, как ему поскорее сообщить Амарино полученные им важные сведения? Реган представил себе, как он снова встретится со своей любимой, насладится ее блеском и красотой и тут же начисто забыл про пережитый им ужас. Страсть, которую он испытывал к Амарино, была поистине безмерна и сильнее, чем разум. Конечно, теперь у него есть хороший предлог, чтобы, нарушив ее приказание, вернуться в Стархилл. Только так Реган сможет убедить Амарино в том, насколько искренно и страстно он любит ее. И она поймет и не отвергнем его! Советник был совершенно убежден в том, что сумеет уговорить короля Пабалана отпустить его, Регана, на остров Арк, тем более что его дочь Фонтэн спасена и на радостях Пабалан пойдет навстречу любой просьбе своего придворного советника. Все будет хорошо! Эта мысль наполнила все его существо неизъяснимым блаженством и иллюзорной уверенностью в том, что в его жизни все будет прекрасно, и при этом Реган умышленно игнорировал тот факт, что где-то глубоко в его сознании очень малая часть его души корчилась и содрогалась от ужаса.

Наконец, приняв окончательное решение, Реган встал и без колебаний направился во дворец короля Пабалана, и уже следующим утром отплыл на остров Арк, направляясь в порт Грейрок.

17

Как и всякий уважающий себя кот, Лонфар Маузбейн не был чужд ничему человеческому, в особенности пристрастился он к еде, приготовленной талантом и руками человека, предпочитая, разумеется, рыбные блюда. Большую часть времени теперь он проводил в спячке, по преимуществу днем, или в сладкой дремоте, нарушая свой собственный покой лишь для принятия пищи. Однако Лонфар, - и он сам первый признавал и везде, где только можно, заявлял об этом, - был кот необыкновенный. Его непокорная длинная шерстка черно-белой расцветки, даже по мнению самых строгих и привередливых ценителей кошачьей красоты, вызывала восхищение и считалась бесподобной, с которой не могла идти ни в какое сравнение шерстка роскошных деревенских модниц-красавиц кошачьей породы. Кроме того, в последнее время Лонфар приобрел вкус и неудержимое влечение к путешествиям и приключениям, о которых раньше и думать не смел. Вот почему сразу по возвращении в деревушку Хоум Феррагамо и всех его спутников Лонфар Маузбейн отправился погулять в поисках развлечений, достойных такого выдающегося кота. Марк все это время был чрезвычайно озабочен новыми обстоятельствами и задачами, почти не обращая никакого внимания на своего четвероногого друга, вот почему Лонфар, хотя и ценил общение с людьми, все же отправился в рыбацкую деревушку с намерением познакомиться с местными красотками-кисками.

74
{"b":"43961","o":1}