ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ясно, — кивнул Глеб. — В связи с невыносимостью обстановки подруга выделила тебе стол и стул. А муж ее не возражает?

Илья хмыкнул.

— Я все ждал: когда ж ты об этом спросишь? С мужем она развелась около года назад, за месяц примерно до гибели родителей. Еще вопросы есть?

— Извини, — смутился Глеб. — Как погибли ее родители?

— Ехали в машине с вечеринки и врезались в неуправляемый трейлер. Нелепо до ужаса… А знаешь, кто был Дашкин отец?

— Ну-ка просвети, — насторожился Глеб.

— Известный журналист Николай Лосев. Слыхал про такого? Кстати, Ольга Самарская, которую в четверг прикончили, была его ученицей… — Илья вдруг осекся и замолчал.

И, не нарушая молчания, Глеб довез его до дома. Лишь притормозив у подъезда, похвастался:

— Могу в такси работать: все улицы и переулки знаю.

Илья вздохнул и сказал:

— После гибели родителей Дашка сама вручила мне ключ от квартиры и попросила работать у нее. Так ей было тошно, что… В общем, можешь догадаться.

Они молча сидели в «жигуленке». В подъезд входили и выходили люди, и дверь при этом гулко хлопала.

— Грустная история, — произнес наконец Глеб. — Но что-то в ней не так. Чего-то вы оба не договариваете.

— У тебя тоже, старик, душа не нараспашку, — парировал Илья. — Мы хоть комедии не ломаем.

Глеб взглянул на него поверх темных очков.

— Я вами горжусь. Но, старик, у меня к тебе две просьбы. Первая: не говори своей подружке об этом нашем трёпе. Пусть пока…

— Не обещаю, — перебил Илья. — От Дашки у меня секретов нет.

— Дай мне хоть немного времени, — попросил Глеб. — Чутье подсказывает, что мне лучше пока прикидываться шлангом.

— С Дашкой этот номер не пройдет.

— И все же я попробую. Не очень-то я поверил в угрозы ее отвергнутых поклонников.

— Мы тоже не развесили уши, когда ты заливал, будто служил коком на военном корабле.

Глеб вздохнул.

— Страшные вы люди. И просьба вторая: запиши мой телефон и при малейшем намеке на какую-либо опасность сейчас же звони.

— Вот это — пожалуйста, — улыбнулся Илья.

Они обменялись телефонами. Затем школьный товарищ племянницы олигарха не без опаски вошел в подъезд своего дома. На него, однако, никто не напал, и без всяких приключений он открыл дверь своей квартиры.

— Илюша, это ты? — раздался из комнаты голос жены.

— Нет, — буркнул Илья, — это отряд дистрибьюторов особого назначения.

— Давай-давай, — раздраженно произнесла жена, — ты у меня дохохмишься.

Илья поспешно разделся и юркнул в ванную, чтобы оценить ущерб, нанесенный его физиономии. При взгляде в зеркало брови его от удивления приподнялись: фингал под глазом почти рассосался, а разбитая губа вообще оказалась целехонькой.

Глеб наскоро перекусил в ближайшей пельменной и, как было условлено, в половине девятого оказался у дома своей новой хозяйки. На улицах было практически безлюдно, лишь мальчуган в драном пальтишке по-прежнему глазел на витрину магазина игрушек. И Глеб опять невольно оглянулся, замер и шагнул в сторону мальчишки… но услыхал ворчливый старушечий голос:

— Санька, ну всё! Я замерзла! — Низенькая горбунья потянула мальчика за руку.

— Ба, я сейчас! — стал вырываться тот. Но старушка держала крепко.

— Никаких «сейчас»! Знаю я твои «сейчас»!

И они побрели по тротуару прочь. А Глеб посмотрел им вслед и, как говорится, пошел своей дорогой.

Даша открыла ему дверь, хмуро взглянув на свои часики. Ее пепельные волосы были убраны в пучок на затылке, а темно-серый брючный костюм элегантно облегал умопомрачительную фигуру.

— Вы опоздали на шесть минут, — отчеканила она ледяным тоном. Ее изумрудные глаза, что называется, метали молнии. Она была так ослепительна, что просто глазам было больно.

Глеб поправил темные очки.

— Извиняюсь, — пробормотал он, входя. — Больше не повторится.

— Кого ты там песочишь? — донесся из комнаты приятный мужской баритон, а затем явился и сам его обладатель — высокий молодой мужчина с волосами до плеч. Лицо его было несколько обрюзгшим, но сохраняло еще породу. А улыбка была само обаяние. — Ага! — вскричал он. — Тот самый телохранитель! — И протянул Глебу вялую кисть. — Алекс, честь имею представиться!

— Нитшяк. — Глеб восхищенно пожал ему руку. — Вы Алексей Кашин, да? Я вас в кино видел.

Не выпуская руки Глеба, Алекс обернулся к Даше.

— Видишь, народ меня еще помнит! — объявил он с пафосом. — Стало быть, жизнь прожита не зря!

Даша поморщилась:

— Не ёрничай, Лёшка. Иди домой, не до тебя.

— Домой?.. Но я не знаю, где мой дом!

— Пить надо меньше, друг мой. Иди, у меня дела.

Обиженно засопев, Алекс стал натягивать ондатровый полушубок.

— Всеми отвергнут, вечно гоним, — бормотал он трагически. И вдруг погрозил Глебу пальцем. — Смотри, телохранитель! Ты отвечаешь за это тело головой! — С этими словами он вышел, хлопнув дверью.

— Занавес упал, — вздохнула Даша, надевая дубленку. — На чьей машине поедем, на моей или на вашей?

— На моей, — ответил Глеб, выходя из квартиры. — Извиняюсь, актер этот… что ли, он тоже отвергнутый поклонник? Ну, в смысле… не он ли вам угрожает?

Закрыв дверь на ключ, Даша вызвала лифт.

— Это мой бывший муж. Абсолютно безобиден.

Садясь в «жигуленок» Глеба, она сказала адрес и попросила разрешения закурить.

— Извиняюсь, — ответил Глеб, выруливая на проезжую часть, — у меня здесь не курят.

— На моей «хонде» надо было ехать! — в досаде воскликнула Даша.

— Почему это?

— Во-первых, она не разваливается на ходу! А во-вторых, я курила бы в ней без разрешения!

— Дарья Николаевна, разваливаться тут никто не собирается. Это во-первых. У меня, конечно, не «ягуар», но Бог даст — доедем без опоздания. И во-вторых, курить без разрешения в присутствии некурящих — невежливо в любом случае. Приличные девочки так себя не ведут.

Даша взглянула на него, прищурясь.

— Приличные девочки вообще не курят, — парировала она. Затем демонстративно достала из сумочки сигареты, закурила и выпустила дым в лицо Глебу.

— Опять?! — Глеб раздраженно приоткрыл окно.

— Снова, — кивнула она, откидываясь на спинку сиденья. — И главное, за те же деньги.

Некоторое время они ехали молча.

— Илья вам не звонил? — невзначай полюбопытствовал Глеб.

Даша удивленно к нему полуобернулась.

— Почему он должен звонить?

— Да так… просто я подумал, мало ли…

— Слушайте, Глеб! Поддерживать светскую беседу вас не нанимали! Так что я перебьюсь!

— Как скажете, Дарья Николаевна. Перебивайтесь на здоровье.

Они вновь замолчали. Поток машин на московских улицах заметно ослабел, и «жигуленок» Глеба мчался, как застоявшийся конь. Даша приоткрыла окошко со своей стороны.

— Эти очки не мешают вам рулить? — осведомилась она. — Или они у вас ночного видения?

Глеб снял очки и выбросил в окно.

— Надеюсь, тема исчерпана?

— О, разумеется! Но как же ваш конъюнктивит?

— Прошел. От вашего соседства.

— Ништяк! — воскликнула Даша. — Я так за вас рада, блин!

— Пародия — не ваш жанр, — сухо заметил Глеб. Даша выбросила в окошко окурок.

— Илья оказался прав.

Сбавив скорость, Глеб вглядывался в номера домов.

— Ох уж этот Илья. Всегда он прав.

— Вы даже не спросите, о чем речь?

— Я не любопытен, Дарья Николаевна. Приехали.

«Жигуленок» остановился у престижного жилого комплекса. Даша посмотрела Глебу в глаза.

— Илья предположил, что вы надо мной издеваетесь.

Глеб прижал ладонь к сердцу:

— Я бы никогда себе такого не позволил.

— Теперь вижу, — усмехнулась Даша. — Когда вы без темных очков.

— От вас не укроешься. Мне пойти с вами или в машине подождать?

— Разумеется, вы идёте со мной.

— Воля ваша. — Глеб вышел и открыл перед ней дверцу. Они направились к дому.

— И вот еще что… — остановилась вдруг Даша. — Мне приходится рассчитывать на вашу смекалку.

10
{"b":"43988","o":1}