ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Все идеи Роберта Кийосаки в одной книге
Доктор Кто. День Доктора
Эмоциональный интеллект. Почему он может значить больше, чем IQ
Иллюзии
Сияние (др. издание)
Привычка жить
Детектив для всех влюбленных
История дождя
НИ СЫ. Восточная мудрость, которая гласит: будь уверен в своих силах и не позволяй сомнениям мешать тебе двигаться вперед
A
A

— Какой вы молодчина, Глеб Михайлович! Вы так нас выручаете!.. Иван Гаврилович будет очень вами доволен!

— Вот это вряд ли, — буркнул Глеб.

— Что? Извините, не расслышала!

— Не важно, Зинаида Павловна. Комиссию мы встретим во всеоружии.

— Надеюсь, Глеб Михайлович. Очень надеюсь… Ну, до завтра!

Завуч дала отбой, и Глеб положил телефон на место. Даша не сводила с него глаз.

— Ты пойдешь завтра в галстуке?

Глеб развел руками:

— Обещал.

— Лёнька с Гулькой тебя изведут, — предсказала Даша. Глеб кивнул:

— Не упустят случая.

Глядя ему в глаза, Даша заявила:

— Я иду с тобой. Будем отплевываться.

— Пошли, — согласился Глеб. — И не забудь деревянную скалку.

Даша обняла его и прижалась. И они так стояли, стояли… Уже не плакали, а просто стояли.

ВМЕСТО ЭПИЛОГА

Прошла неделя.

Воскресенье выдалось холодное, и с утра зарядил дождь.

Глеб притащил в комнату кухонный стол. Сидя за печатной машинкой, Даша смотрела на вставленный в нее лист и сокрушенно качала головой. Топчущийся рядом Глеб с тревогой спросил:

— Опять, что ли, не нравится?

— Так себе, — ответила Даша. — Начало еще туда-сюда, а дальше… сухо и беспомощно.

Глеб хмуро пожал плечами.

— Но ведь я должен…

— Мы должны, — поправила Даша. Глеб кивнул.

— Ведь мы должны грамотно определить место и значение ритуалов хотя бы…

— Долго вы еще? — осведомился Стас, выглядывая из шкафа.

— Извини, — рассеянно отозвался Глеб, перечитывая отрывок из своей статьи.

— Сейчас идем, — пообещала Даша, отбирая у Глеба текст и принимаясь черкать в нем ручкой.

Рыжий насмешливо фыркнул.

— Даю пять минут, — сказал он и скрылся в шкафу. Даша заправила в машинку чистый бумажный лист. Заглядывая через ее плечо, Глеб пробормотал:

— Надо у Колесниковых ремонт сделать срочно.

— Сделаем на этой неделе, — кивнула Даша и продолжила разговор: — Вот именно «грамотно»! У нас, как в учебнике, тоска зеленая. Нужно принципиально изменить подход.

Глеб задумчиво потер переносицу.

— А что, если… если, скажем, придумать сквозной сюжет, как бы пронизывающий все известные ритуалы?

— Вот! — Даша подняла указательный палец. — С этого надо было начинать. И вот что я предлагаю…

Через пять минут они не закончили, через десять — тоже. А через полчаса из шкафа выглянул Такэру.

— Глеб-сан, — произнес он с улыбкой, — Илья велел сделать вам обрезание.

Глеб и Даша прыснули.

— Что ж он сам за этим не пришел? — спросил Глеб.

— Он сказал, — объяснил Такэру, — что у бедного еврея может дрогнуть рука и эту операцию лучше поручить японцу.

Глеб и Даша рассмеялись.

— Пойдем, — Даша отодвинула машинку, — а то и вправду нарвемся.

Глеб вздохнул:

— Ладно, завтра продолжим.

Они вошли вслед за Такэру в шкаф.

Над цветущим лугом светило солнце. Щебетали птицы, порхали бабочки. Стараясь не смотреть на пустующий белый особняк, Глеб и Даша вслед за Такэру направились к реке. Даша взяла руку Глеба и шепнула:

— Она где-то здесь, рядом.

Глеб молча сжал ее пальцы.

Река была широкой и неторопливой. Лишь у громадных валунов, торчащих посередине, вода бурлила и пенилась. На песчаном берегу горел костерок, предназначенный для приготовления шашлыков. Стас уже нанизывал баранину на шампуры, а сидящий у воды Илья открывал бутылки с сухим вином.

— Привел! — радостно объявил Такэру. — Лучше поздно, чем никогда!

Илья хлопнул пробкой.

Даша, одетая в шорты и в топик, присела рядом со Стасом.

— Давай помогу, — предложила она, беря шампур. Понизив голос, рыжий полюбопытствовал:

— С какими еще друзьями он будет нас знакомить?

Даша пожала плечами:

— Понятия не имею. Молчит, как партизан.

— Эй, на палубе! — окликнул Глеба Стас. — Где ж твои друзья? А то шашлыки пора закладывать.

Глеб стоял лицом к реке, жмурясь на солнце.

— Музыку обеспечили? — осведомился он деловито. Такэру поднял с травы магнитофон.

— Йес! Как заказывали, сэнсей!

Глеб удовлетворенно кивнул. Набрав в грудь воздуха, он бросил взгляд на валуны и крикнул:

— Пьер! Блу! Прошу на вечеринку! — Затем обернулся к костерку. — Плясун, иди сюда!

И вдруг, к изумлению присутствующих, несколько валунов задвигались, сложились вместе и приняли форму каменного великана, который, вздымая волны, направился к берегу. Одна из волн меж тем превратилась в голубовато-прозрачную женщину в длинном платье, идущую по воде рядом с великаном. А костерок, разожженный Стасом, жарко вспыхнул, увеличился до человеческого роста и в облике лохматого дергающегося мужика двинулся в сторону Глеба.

Стас, Илья и Такэру замерли, приоткрыв рты.

С распахнутыми глазами Даша встала рядом с Глебом и взяла его за руку.

Водяная женщина выбралась на берег первой и плавно заскользила по песку.

— Привет! — произнесла она высоким чистым голосом. — Спасибо, что позвали!

— Привет, Блу! — улыбнулся Глеб.

— Здравствуйте, — пролепетала Даша. Остальные не вымолвили ни слова.

Тем временем каменный великан также вышел на берег и прогрохотал:

— Здрасьте всем, кого не видел!

— Привет, Пьер! — Глеб помассировал себе ухо. — Не мог бы ты потише?

Великан кивнул.

— Извиняюсь, одичал малость, — проговорил он не так оглушительно. — Даш, ты не признала меня, что ли?

Даша прижалась к Глебу.

— Нет, — выдохнула она. Великан захохотал.

— Я ж булыжником был, в портфеле у тебя лежал! Потом ты мной одного придурка лупцевала, помнишь?

Даша улыбнулась.

— Еще бы! Привет, Пьер!

Тут за спиной раздался трескучий смешок.

— А меня помнишь? — спросил пляшущий огненный мужик.

Даша обернулась:

— Как вам сказать… С одной стороны, кто же вас не знает, а с другой…

Огненный мужик дернулся и прошипел:

— При чем тут с одной стороны, с другой?! Мы же с тобой курить бросали! Ты поднесешь ко мне сигарету — я погасну! Ты опять поднесешь — я опять погасну! Забыла, что ли?!

— Как же, — вздохнула Даша, — забудешь такое!

— Вот именно, — подала голос водяная женщина. — Хам — он хам и есть.

Огненный мужик, дергаясь и подпрыгивая, двинулся в ее сторону.

— Чего-чего?! Повтори!

Блу смотрела на него, подбоченясь.

— Хамло ты, Плясун! Хоть тысячу раз повторю! Девушка прикурить хотела, а ему, видите ли, вздумалось гаснуть!

Плясун озадаченно почесал пылающую шевелюру.

— Так это он меня подучил, — кивнул он на Глеба. Блу отмахнулась:

— Что значит «подучил»? Сколько тебе лет, дедуля?

Каменный великан сердито прогремел:

— Бросьте собачиться! Достали уже!

Стас, Илья и Такэру, сбившись в кучу, взирали на это грандиозное шоу.

— Блу, ты не права, — вмешался наконец Глеб. — Плясун просто оказал мне услугу. Ты ведь тоже, когда я попросил, здорово меня выручила, в рассуждения не пускаясь.

Блу кокетливо повела плечами.

— Это ж было совсем другое дело.

— Что за дело? — насторожилась Даша. — Почему не знаю?

Водяная женщина хихикнула.

— Ну, Даш, понимаешь… — она заговорщицки взглянула на Глеба, — недавно мы одного типа от пьянки отучали. Нальет он себе, к примеру, водки, попробует — а там я. Нальет он коньяку или виски, — Блу вновь хихикнула, — а там опять я, только слегка подкрашенная. Вот умора!

Тем временем Глеб знаками показал Такэру, что пора включать музыку. Такэру нажал на кнопку магнитофона, и в разговор ворвался голос негритянской певицы в сопровождении диксиленда. «Хэлло, Долли!» — задорно выводила Элла Фитцджеральд.

Каменный великан затопал и задвигал коленями в такт.

— Ух! — прогрохотал он. — Клёво!

Стас, Илья и Такэру обменялись улыбками. Подмигнув им, Глеб крикнул:

— Блу, Плясун, чего стоите?!

Водяная женщина и огненный мужик упрашивать себя не заставили: вместе с Глебом и каменным великаном они принялись отплясывать чарльстон. И хоть двигались они вразнобой — смотреть на них было одно удовольствие.

110
{"b":"43988","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Измеряйте самое важное. Как Google, Intel и другие компании добиваются роста с помощью OKR
Как построить машину. Автобиография величайшего конструктора «Формулы-1»
Заставь меня влюбиться
Наказание в награду
Джонни в большом мире
Чайка Джонатан Ливингстон
ДНК. История генетической революции
Мужлан и флейтистка