ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Но какие могут быть секреты от представителя министерства! — торжественно провозгласила Гуля.

Даша рассмеялась. Глеб вздохнул:

— Прошу познакомиться, 9-й «Б».

— Нас продали! — застонал Лёня. — Теперь начнутся репрессии!

— Не начнутся, — возразила Гуля. — Существуют права человека.

Лёня посмотрел на нее в упор и отчеканил:

— Ты имеешь право хранить молчание. Всё сказанное тобой может быть использовано против тебя.

Класс грохнул от хохота. Даша заливалась в углу колокольчиком. Но Глебу удалось сдержаться, и с превеликим трудом он довел урок до конца. Звонок прозвучал для него как набат свободы.

Выпроваживая из кабинета ребят, которые норовили задержаться и поглазеть на «инспектора-лингвиста», Глеб столкнулся в дверях с географичкой.

— Не забыл, что тебе сегодня к директору? — заботливо напомнила она.

Пропуская в коридор остатки 9-го «Б», Глеб ответил:

— Приду обязательно.

— Может, все-таки переоденешься? — предложила Галина.

— Угу, — буркнул Глеб, — шнурки поглажу.

Цыкнув на галдящих за спиной школьников, географичка со вздохом осведомилась:

— Что ты ел на завтрак?

Глеб услыхал, как с ним рядом фыркнула Даша.

— Извините, — сухо проговорила она, — у меня мало времени.

— Инспектор из министерства образования, — столь же сухо представил ее Глеб.

Географичка, что называется, распахнула глаза. Она попыталась было войти, но Глеб загородил дверь рукой, как шлагбаумом.

— Вы инспектор? Очень приятно, — пробормотала Галина. — А я географию преподаю… Посидите на уроке?

Даша улыбнулась ей из-за спины Глеба.

— Нет, спасибо: география — не мой профиль. Пардон, — она постучала пальцем Глебу по плечу, — я все время забываю вашу фамилию.

— Может, снять для вас копию моего паспорта? — буркнул Глеб.

Географичка удивленно приподняла брови.

— Его фамилия Грин, — сообщила она услужливо. — Глеб Михайлович, что с вами сегодня?

Даша заговорщицки ей подмигнула.

— Проверьте, что он съел на завтрак. Кстати, — обратилась она к Глебу, — я знакома с одним английским лордом, у которого ваша фамилия. Он, случаем, вам не родственник?

— Даже не однофамилец, — огрызнулся Глеб и слегка оттеснил географичку плечом. — Галь, извини… у инспектора имеются замечания по уроку. Нам поговорить надо. — С этими словами он закрыл перед ней дверь.

Даша не спеша надела дубленку.

— Учитель французского, значит? — усмехнулась она. — Зарплата, ясное дело, маленькая — вот и подрабатываешь телохранителем. Ситуация житейская.

— Рад, что ты понимаешь, — в тон ей отозвался Глеб. Дверь подергали. Глеб выглянул.

Географичка смотрела умоляюще.

— Заглянешь ко мне после уроков?

— Постараюсь. — Глеб закрыл дверь и крепко сжал ручку. Даша пошарила в карманах своей дубленки.

— Черт! Листок твой дома оставила!.. Что ты там накорябал?

Глеб пожал плечами.

— Кое-какие мыслишки.

— Так ты еще и математик?.. Ладно, листок-то зачем выбросил? Все равно ведь я его нашла.

Глеб вздохнул.

— Надо было мне его съесть. Чтоб никаких улик.

Даша улыбнулась.

— Иди в задницу, понял! Чем больше я тебя знаю, тем больше тайн. Это утомляет…

Дверь снова подергали. Потом еще. И поскольку Глеб не отпускал ручку, в дверь заколотили.

— Ну, Галина Даниловна, — буркнул Глеб, разжимая пальцы, — вы меня достали!

В кабинет вошли двое субъектов в ладно скроенных пальто и при галстуках.

— Грин Глеб Михайлович? — обратился к Глебу один из них и без всяких околичностей предъявил удостоверение. — Лейтенант Кислицын, ФСБ. Не могли бы вы проехать с нами?

Даша приблизилась и, сверкая глазами, полюбопытствовала.

— Собственно, зачем?

Лейтенант Кислицын, приятный мужчина без особых примет, окинул ее цепким взглядом. И то, что он увидел, безусловно, произвело на него впечатление.

— Простите, с кем имею честь? — едва ли не галантно осведомился он.

— Коллега по работе, — прищурилась на него Даша. — Вам показать документы?

— Не обязательно, — улыбнулся лейтенант. — У нас вопросы к Глебу Михайловичу. Коллеги по работе могут не беспокоиться. Разве что во внеслужебное время… Глеб Михайлович, пожалуйста, пройдемте к машине.

Звонок возвестил окончание перемены.

— Вот мои лентяи-то обрадуются, — усмехнулся Глеб. — Могу я предупредить завуча, что урок отменяется?

Господа из ФСБ переглянулись.

— Можете, — кивнул лейтенант Кислицын, — мы вас проводим. Всего хорошего, коллега по работе, — улыбнулся он Даше.

В сопровождении двух чекистов Глеб прошествовал по коридору мимо глазеющих на него школьников.

Стряхнув оцепенение, Даша выбежала из здания школы, вскочила в свою «хонду» и доехала до ближайшего таксофона. По счастью, в кармане у нее завалялось несколько жетонов. Она позвонила олигарху Лосеву на «сотовый».

— Слушаю, — раздраженно отозвался Виталий Петрович.

— Дядька, это я, — сказала Даша.

— Я занят, — буркнул олигарх. — Перезвони через час.

— Я тебе дам через час! — повысила голос Даша. — Глеба арестовали!

В трубке возникла пауза.

— Какого еще Глеба?

— Которого ты мне прислал! Его на Лубянку забрали!

На сей раз пауза была подлинней.

— Чего ты от меня хочешь? — сердито осведомился олигарх.

Голос Даши сделался медоточивым.

— Милый дядя, ты ведь знаешь, я была трудным ребенком: курить начала, матом ругалась… Тебе продемонстрировать?

— Обойдусь. Я не уверен, что в силах ему помочь. Могу подыскать тебе другого телохранителя.

Изумрудные глаза Даши потемнели от ярости, но голос оставался тихим.

— Даю тебе час, мой золотой. Если ты его не вытащишь, я могу плохо о тебе подумать. А если я подумаю о тебе плохо, ты горько пожалеешь, что ты мой родственник. Я понятно выражаюсь?

После очередной паузы Виталий Петрович вдруг хохотнул:

— Это шантаж?

— Нет! — рявкнула Даша. — Это ультиматум!

Олигарх рассмеялся:

— Нахалка, ты меня забавляешь! Ладно, сиди дома и не дергайся…

— Нет, брат моего папы! Я еду на Лубянку и жду тебя у главного входа! Поторопись, иначе будет не до забав! — Даша резко повесила трубку.

Кабинет на Лубянке, в который ввели Глеба, был невелик и скромен. Два конвоира в добротных пальто бесшумно исчезли, оставив задержанного наедине с господином в тщательно отутюженном сером костюме. Ростом этот господин явно удался, притом был тощ и прям как трость. Заложив руки за спину, он расхаживал по кабинету с непроницаемым лицом.

— Садитесь, — коротко обронил он.

Глеб сбросил куртку на спинку стула и сел, положив ногу на ногу. Хозяин кабинета, окинув его оценивающим взглядом, как бы с удивлением уточнил:

— Вы Глеб Михайлович Грин?

Глеб чуть наклонил голову:

— С вашего позволения.

Господин в сером костюме отвернулся вдруг к окну, выставив на обозрение отглаженную прямую спину. После продолжительного молчания он резко объявил:

— Ничего не понимаю.

— Я тоже, — поддакнул Глеб. Он готов был побиться об заклад, что хозяин кабинета изрядно пьян, хоть и держится молодцом.

На столе зазвонил внутренний телефон. Господин в сером снял трубку.

— Да, Владимир Григорьевич, — отозвался он бодро, — мы как раз беседуем… Разумеется, Владимир Григорьевич. Все, что предусмотрено в подобных случаях… — Он слегка отодвинул трубку от уха и, к изумлению Глеба, ему подмигнул. — Конечно, никакого миндальничанья… Так точно, господин генерал-лейтенант! — Положив трубку на рычаг, он уставился на Глеба красными отёчными глазами.

— Разве дела мои так плохи? — вежливо поинтересовался Глеб.

Присев наконец за стол, хозяин кабинета повторил:

— Ничего не понимаю.

Глебу это, мягко говоря, стало надоедать.

— Так, может, я пойду? — предложил он. — Когда поймете, созвонимся.

Господин в сером усмехнулся лишь уголками губ. Его гладко выбритые щеки были болезненно бледны.

21
{"b":"43988","o":1}