ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Привет, Глеб! Тебе как обычно?

Парень окинул бар быстрым взглядом. За столиком расположился мятый мужчина с бутылкой «Балтики». Посасывая пиво из горлышка, он уставился в газету «Сегодня». Два субъекта в кожаных пиджаках глушили у стойки водку и развязно заигрывали с барменшей.

— Как обычно, Кать, — ответил вошедший парень. — У тебя проблемы?

Барменша — молоденькая хорошенькая блондинка — поспешно качнула головой.

— Все в порядке, Глеб. Ребята малость перебрали, но…

— Мы плохие, мы просто гадкие! — гоготнул один из пьяных субъектов, обратив к вошедшему отекшую физиономию. — А ты чё, сильно крутой, да?

Поправив темные очки, Глеб подошел к стойке.

— Они расплатились? — поинтересовался он у барменши. Та молча кивнула.

Опухший субъект вызывающе выпятил подбородок.

— Ну и чё? Какие будут предложения?

— Щас изжогу начнет нагонять, — ввернул его приятель. Глеб посмотрел на них, держа руки в карманах.

— Пойдем, красавцы. Провожу вас к выходу.

Опухший ухмыльнулся.

— А если, допустим, я пошлю тебя в жопу?

Глеб пожал плечами.

— Тогда я сломаю тебе руку. Или ногу. Что выбираешь?

Прозвучало это спокойно и убедительно. Оба пьяницы замерли. Барменша деловито наливала кофе. Мужчина за столиком перестал шелестеть газетой.

Приятель опухшего взглянул на часы.

— Вообще-то, Ген, времени в обрез. Начнем тут разбираться, разобьем что-нибудь… На фиг надо.

Опухший искоса глянул на Глеба:

— Считай, напугал, — и, выложив на стол серебристую визитку, обратился к барменше: — Без обид, ладно? Звякни на досуге, я тебе работу предложу. Получше, чем в этой конюшне.

— Обязательно, — пообещала девушка.

Субъекты в кожаных пиджаках, пошатываясь, потопали к выходу. Проводив их взглядом из темных очков, Глеб спросил:

— Где твой амбал, Катерина?

— А пес его знает! Когда надо, этого козла днем с огнем… Спасибо, Глеб. — Барменша подвинула к нему чашку кофе и блюдце с двумя бутербродами. — За счет заведения.

— Брось, — Глеб попробовал кофе, — так вы быстро прогорите.

Сидящий за столом помятый мужчина грохнул вдруг бутылкой пива.

— Ну и страна, мать вашу! — возопил он, тряся газетой.

— Что случилось? — вежливо полюбопытствовал Глеб.

— В четверг журналистку замочили! Ольгу Самарскую! Изнасиловали сперва на какой-то стройке, потом горло перерезали! И только сегодня, через четыре дня, обнародовали, падлы!

— Ужас какой! — вздрогнула барменша. — Просто беспредел!

Опираясь о стойку бара, Глеб застыл с надкушенным бутербродом.

— Вы знакомы с ее статьями? — обратился он к мужчине за столиком.

— Еще как знаком! — визгливо отозвался тот. — Готов поспорить, ей все это организовали!

— Кто? — спросил Глеб.

— Да кто угодно! У нас это дело плевое!

— Ужас! — повторила барменша.

Тут в бар ввалился краснощекий коренастый крепыш в распахнутом пальто. Стуча коваными каблуками, он направился прямиком к Глебу.

— Извини за опоздание, — сказал он, протягивая руку.

— Извиняю, — ответил Глеб, пожимая его короткопалую кисть.

— Толян, ты чего не здороваешься? — возмутилась барменша.

Толян виновато тряхнул круглой головой.

— Кэт, I am sorry. Жизнь задолбала. Короче, — обратился он к Глебу, — твой вопрос я не решил. Хозяин не берет в охрану «темных лошадок».

— Понятное дело, блин! — в досаде отреагировал Глеб. — Ничего, что ли, нельзя придумать?!

Толян прищурил маленькие глазки.

— Никак не врублюсь: чего ты к нему так рвешься? Имеются другие варианты…

— Нет уж, хрен! — перебил Глеб. — Хочу к твоему хозяину! Второй сорт не для меня!

Толян удовлетворенно хмыкнул.

— Тогда выход один: подгребай сюда к трем часам. Я приведу Стаса. Если ты ему глянешься…

— Глянусь, не глянусь! Толян, я не девочка!

— Не заводись, Глеб. Только Стас может повлиять на хозяина. Вон Кэт словечко за тебя замолвит. — Толян подмигнул барменше. — Замолвишь, Кэт?

Девушка улыбнулась.

— А как же! — отозвалась она, протирая бокал. — Употреблю все свое влияние.

— Вот и о'кей. — Толян застегнул пальто и зашагал к выходу. — Короче, подгребай к трем.

Бамбуковые занавески дернулись и сомкнулись за его спиной.

— Откуда ты его знаешь? — полюбопытствовала барменша.

Проглотив остатки бутерброда, Глеб запил его остывшим кофе.

— В кабаке познакомились, — ответил он. — Там драка началась, и мы с ним от четверых отмахались. А что?

— Да так… — вздохнула барменша. — Глупый вы народ, мужики. И знакомства у вас глупые.

Глеб поправил темные очки.

— Кать, если ты что-то мне сказать хочешь, говори. А то бежать надо.

Приблизив к нему лицо, девушка понизила голос:

— Ты хоть знаешь, к кому нанимаешься? Этот Виталий Лосев такая сволочь…

— А мне по барабану, — перебил Глеб. — Он платит такие бабки, что… Пусть будет хоть крокодилом.

— Ну конечно, главное — бабки! А что за них делать надо?!

— Как это что? Охранять, блин… Кать, мне деньги нужны.

Барменша вздохнула и вернулась к протирке бокалов.

— А что… ты сейчас без работы? — поинтересовалась она. — Заходишь вроде часто, а я ничего о тебе не знаю. Кто ты по профессии?

— Да какая там профессия, — отмахнулся Глеб. — Восемь классов с трудом окончил. Служил в Морфлоте коком…

— Поваром то есть? — удивилась барменша. Глеб хмуро кивнул.

— И теперь вот в свои тридцать два года…

— Тебе тридцать два? — вновь удивилась девушка. — Никогда бы не дала.

Глеб усмехнулся.

— Просто я молодо выгляжу. Драться и стрелять — вот все, что я умею, — проговорил он, направляясь к выходу. — Буду ровно в три.

Мужчина за столиком ткнул пальцем в газету.

— Ну и страна! Опять омоновцев в Чечне уделали! Девятнадцать человек!

Глеб обернулся в его сторону.

— А ты отдохни. Не изводи себя так, — сказал он и вышел. Мужчина с газетой запоздало огрызнулся.

— Да пошел ты… Советчиков тут развелось!

Барменша вышла из-за стойки, забрала с его стола пустую бутылку и вздохнула.

— Двигали бы вы, папаша, домой. Нечего тут настроение портить.

Поглядывая на часы, Глеб снова мчался в автомобильном потоке. Дряхлый его «жигуленок», нагло обгоняя иномарки, проделывал у них под носом рискованные маневры. В результате сумасшедших гонок это чудо техники затормозило у здания районной средней школы за пятнадцать минут до начала четвертого урока. Выскочив из автомобиля, Глеб снял темные очки и сунул их в карман куртки. В его фиолетовых глазах поблескивали веселые искорки. Вбежав в вестибюль школы, он сдернул с себя куртку и взлетел по лестнице на третий этаж. Звонок на перемену еще не прозвенел, и в коридорах было пустынно.

В учительской оказалась лишь географичка Галина Даниловна — пампушечка лет под тридцать с глазами мечтательной коровы и стрижкой под мальчика. Выставив аппетитный задок, она озабоченно копалась в своей сумочке.

— Расписание поменяли? — входя, спросил Глеб. Она стрельнула в него глазками.

— Явился — не запылился. Лично у тебя практически все по-прежнему. Только сперва 9-й «Б», потом 9-й «А» и напоследок — «В». Мог бы выяснить это раньше, разгильдяй.

Глеб похлопал ее по заду.

— Не ворчи, а то сейчас как…

— Совсем опупел! — Географичка оттолкнула его руку и вдруг хихикнула. — Дотерпи до вечера.

Глеб вздохнул:

— Легко сказать. Попробую, но… Разузнала про Лосева?

Закрывая сумочку, Галина Даниловна расправила блузку на пышной груди.

— Ага, только и делов мне задания твои выполнять.

— Галка, — нахмурился Глеб, — не вредничай: вот-вот звонок.

— Ой, да тут и узнавать было нечего. Школу нашу он вовсе не финансирует. Просто контачит иногда с Иваном Гавриловичем. Они в каком-то благотворительном фонде вместе подвизаются. У тебя-то что за интерес?

Зыркнув по сторонам, Глеб с подозрением заглянул под стол.

— А ты никому не разболтаешь? — спросил он замогильным голосом.

3
{"b":"43988","o":1}