ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Эта реплика повергла Дашу в растерянность. Однако она подумала и с опозданием возразила:

— Неправда, я их читаю. Но пока еще с запинками.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

СЫЩИК

Глава первая

В 7.30 утра полковник Рюмин встретил Глеба у Дашиного подъезда. В воздухе висел сырой туман, в недрах которого могли укрыться и охранники, и враги.

— Сдаю дежурство, — утомленно проговорил полковник. — За нами еще полчаса, не настаиваете…

— Ради Бога, Борис Викторович, — отмахнулся Глеб. — Надеюсь, без происшествий?

Полковник помедлил с ответом.

— Я бы так не сказал. Будь на вашем месте, Глеб Михайлович, кто-то другой, он определенно принял бы меня за сумасшедшего. Но с вами, полагаю, такой проблемы не возникнет.

Глеб стиснул его плечо.

— Господи, можно без предисловий?!

Дернув плечом, полковник отступил на шаг.

— В четверть второго ночи, — проговорил он, точно рапортуя, — к двери Дарьи Николаевны подошла чумазая потрепанная баба, похожая на бомжиху, и стала заглядывать в замочную скважину. Один из моих сотрудников схватил ее за руку и спросил, что она здесь потеряла. Бомжиха стала молча вырываться, проявив недюжинную силу. Пришлось подключиться второму сотруднику. Вдвоем они эту мадам кое-как скрутили, надели наручники и заперли в машине. Пока мы совещались, как с ней поступить, дверца машины распахнулась как бы сама собой, и оттуда… хорошо, у меня есть свидетели… оттуда выскочила огромная волчица, на бегу отшвырнула меня шагов на пять и умчалась в темноту. На сиденье валялись окровавленные обломки наручников. Затем… до утра без происшествий. Все тихо и спокойно.

Глеб кивнул:

— Спасибо, Борис Викторович. Свои деньги вы отработали.

Полковник взглянул на него с прищуром:

— Вижу, вы не удивлены.

— Разумеется, сумасшедшим я вас не считаю. Думаю, теперь вам станут понятней мои странные намеки. — Он приоткрыл дверь подъезда. — Всего доброго.

— Минутку, — полковник вошел с ним в подъезд, — я сниму посты с этажей. Скажите, Глеб Михайлович, мой генерал-лейтенант… вы говорили, он попал в плохую компанию..

— Да, — кивнул Глеб, заходя с полковником в лифт, — ваш начальник теперь на службе у той самой волчицы или у еще кого похлеще.

На Дашином этаже Глеб вышел, а полковник остался в кабине лифта, в которую сейчас же вошли два его неприметных сотрудника.

— Кстати, из-за наручников, — заметил полковник, — у волчицы, вероятно, поранены передние лапы.

Лифт захлопнулся и пошел вниз.

— Может, и поранены, — задумчиво пробормотал Глеб, давя на кнопку звонка. — Если у нее проблемы с регенерацией.

Даша открыла и чмокнула его в щеку.

— Опять звонил этот голос, — бодро сообщила она. — «Охрана не поможет, свет мой!» Жуткая зануда. «Чего, — спрашиваю, — вы от меня хотите? Так сказать, в идеале?» В ответ раздается гаденькое хихиканье «Наслаждайтесь мгновением, — говорит, — и приготовьтесь».

— Только-то? — Глеб расстегнул куртку, но снимать не стал.

Держа руки в кармане джинсов, Даша тряхнула «конским хвостом».

— Примитивное давление на психику. Банально до тошноты.

Глеб взглянул на свои часы.

— Больше никаких происшествий?

— Тебе мало? Пойдем, накормлю.

Глеб качнул головой.

— На урок опоздаю.

— Хотя бы кофе. А то…

В дверь позвонили. Посмотрев в глазок, Даша открыла. Вошли Стас и Такэру.

— Покойников не прибавилось? — мрачно пошутил рыжий, снимая пальто.

— Еще не вечер, — обнадежил его Глеб.

— Хороший у вас юмор, — вздохнула Даша и обратилась к Такэру: — Ну а ты что скажешь?

Японец улыбнулся.

— Туман, — ответил он, снимая обувь, — весной пахнет.

— Значит, завтракать пора, — заключила Даша и отправилась на кухню.

Следуя за ней, Такэру возразил:

— Сначала доиграем вчерашнюю партию. Пожалуйста.

Даша ответила, гремя посудой:

— У тебя никаких шансов. Тем более на голодный желудок.

Глеб взялся за дверную ручку, но Стас подпер дверь плечом.

— Слышь, а ты правда спас Такэру жизнь? — поинтересовался он, понизив голос.

— Это он тебе сказал? — удивился Глеб.

— Не мне. Даша у него выпытала, как вы познакомились… ну и все такое прочее.

— Если выпытала, о чем ты спрашиваешь? — в досаде пробормотал Глеб.

Стас замялся.

— Не верится как-то. Он говорит, было восемь якудза с железными цепями и кольями. Так?.. Вроде его заманили в ловушку, но случайно проходил ты, одетый в какие-то лиловые одежды, и… Нет, кроме шуток: ты якобы за полминуты убил всех восьмерых голыми руками, причем никто из них тебя ни разу даже не коснулся. Что за понтяра такая?

Глеб вздохнул.

— Чего только люди не придумают. Пусти, мне бежать надо.

Убрав плечо от двери, Стас с усмешкой протянул руку.

— Ну давай, пока.

— Пока, — протянул ему руку Глеб. — Не забудь, сегодня я задержу вас ненадолго.

— Нет проблем. — Рыжий стиснул руку Глеба изо всех своих богатырских сил.

— Проследи, чтоб у Такэру проблем не было. — Глеб в ответ сдавил руку Стаса. — Пусть с братом своим согласует.

Напрягая мышцы, Стас побагровел, затем побледнел и присел от боли на корточки.

— Ага, — прохрипел он, — я прослежу.

— И постарайтесь тут обойтись без трупов. — Глеб отпустил его руку и вышел.

Массируя суставы побелевших пальцев, Стас смотрел ему вслед с детским восхищением. А когда, потряхивая онемевшей дланью, он ввалился в комнату, Даша готовилась поставить Такэру мат.

— Ушел? — спросила она, глядя на шахматную доску.

— Угу, — кивнул рыжий.

— Ну и дурак, — сказала Даша, и по щеке ее скатилась слезинка.

Такэру и Стас переглянулись.

— Сдаюсь, — японец положил своего короля, — можно завтракать.

Завуч поймала Глеба после третьего урока и выразила признательность за то, что он согласился подменить французским заболевшую биологичку и пришел к половине девятого, хотя, по расписанию, мог бы еще поспать.

Глеб по-военному отдал честь.

— Рад стараться.

Завуч с улыбкой поправила обернутую вокруг головы косу.

— Вы могли бы стать прекрасным педагогом, — заметила она, — если б только…

— …не ходил на уроки в джинсах, — продолжил за нее Глеб.

Завуч отмахнулась.

— Это мы проехали. Я имела в виду, если б зарплата у нас была побольше. Конечно же, такие деньги для молодого мужчины — просто смех.

— И для старого тоже, — улыбнулся Глеб. — Но разве я просил прибавки?

— Пока не просили. Но, подрабатывая телохранителем, вы долго у нас не продержитесь. И будет очень-очень жаль.

— Вон вы про что, — нахмурился Глеб. Зинаида Павловна смутилась.

— Ну, что вы хотите… слухами земля полнится.

Глеб протянул ей руку:

— Хотите пари? Я продержусь у вас до тех пор, пока вы меня сами не выгоните.

— Принимаю. — Завуч взяла его руку. — На что?

— На шоколадный торт.

— Идет. И к вашим джинсам я больше не цепляюсь.

Глеб хмыкнул.

— Признаться, Зинаида Павловна, вы меня озадачили.

Завуч порозовела.

— Ну да, вы думали, я вобла сушеная. Ладно, побегу. Иван Гаврилович заболел, надо организовать замену на русский и литературу.

— А что с ним? — поинтересовался Глеб.

— Да знаете… как говорится, старость — не радость. Сердце, давление… в общем, полный букет.

— Так, может, сходим навестим?

Завуч удивленно на него взглянула. Прозвенел звонок.

— Молодец, что предложили, Глеб Михайлович. Я и сама собиралась, да все как-то… — Она со вздохом махнула рукой. — Давайте условимся: если Иван Гаврилович завтра-послезавтра не поднимется, мы с вами непременно его навестим.

С этим они и разошлись по своим кабинетам.

После уроков, едва успев перекусить в столовке, Глеб отправился на встречу с красой и гордостью российского криминала — Игнатом Докой. На месте свидания, однако, оказался лишь бордовый «вольво» златозубого, и сам Вася жмурился на прохладном мартовском солнышке, опершись задом о капот.

55
{"b":"43988","o":1}