ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он не вошел в нее, а ворвался — ворвался всей мощью тренированного своего тела — и задвигался резкими толчками. Из горла ее вырвался сдавленный крик. Глеб замер в испуге. Затем стал медленно целовать ее лицо.

— Я просто свихнулся, — шептал он между поцелуями, — я грубая скотина… И что на меня накатило?.. Я на тебя смотрел, смотрел и… всегда старался себя контролировать…

— У тебя это почти получалось, дурак, — нежно прошептала Даша.

— Ну да, получалось — чуть с ума не сошел… Держался, держался, как стойкий оловянный солдатик… И вот прямо как с цепи сорвался, идиот!

Даша открыла глаза и посмотрела на него таким взглядом… И на подушку с ее щеки капнула слезинка.

— Не знаю, как у тебя было с другими женщинами за двести лет… я об этом даже думать не могу. Я бы их всех передушила. Ей-богу, не шучу…

— Ни одной не было, — Глеб целовал ее заплаканное лицо, — ластик. Ты всех стерла без следа. В тот самый понедельник.

После короткого молчания Даша чуть слышно спросила:

— Правда?

Глеб потерся носом о ее нос.

— Разве ты не читаешь мои мысли?

Она обняла его и прижалась к нему всем своим трепещущим телом.

— Ластик, любовь моя, — горячо зашептала Даша. — Конечно, ластик. Я тоже никого не знала и знать не хочу… — Из глаз ее продолжали катиться слезы. — Я не виновата, что ты так долго не приходил. Я тоже думала, что тебя не бывает… А теперь я стерла всех к чертям собачьим… Только не думай, что я всегда такая дура, как сейчас. Просто сейчас я похотливая кошка и ничуть этого не стыжусь… — А слезы все катились и катились у нее из глаз. — Вообще-то я девочка умная и жутко сообразительная. Тебе не будет за меня стыдно перед твоими графинями и баронами…

— Что ты несешь! Прекрати немедленно…

— Не прекращу. Сам прекрати, плакса… Ну, чего ты ревешь, а? Всю меня слезами закапал. Ты же пропадешь без меня, Мангуст фигов. А знаешь почему? — Она обхватила ногами его поясницу и прижалась животом к его животу. — Потому что я такая вот похотливая кошка и плевать мне на все человечество. Я не дам им тебя угробить, любовь моя. Потому что без тебя я умру. Не думай, что это просто слова.

— Если хочешь знать… — Глеб едва сдерживал подступившие к горлу рыдания, — если уж совсем честно, то я тоже… без тебя я вообще… Черт! Ты ведь знаешь, знаешь!

— Ой, какой дурак! Пожалуйста, будь грубой скотиной… Нет, как в первый раз… Да, любовь моя, так. Не бойся, мне не больно… Еще!.. Боже мой, еще! — Даша извивалась в объятиях Глеба, будто изнизываясь на него и обволакивая. Она стонала и шептала ему на ухо: — Давай умрем… пожалуйста, давай умрем вместе… О Боже! Пожалуйста!.. Не уходи, не оставляй меня!.. Вместе! Всегда вместе!

— Да, — хрипло прошептал Глеб, — давай умрем! — Оба они закричали, судорожно переплелись и замерли. И через несколько мгновений взглянули друг на друга.

— Скажи, — прошептала Даша, — глаза у меня бесстыжие?

Глеб вздохнул.

— Если честно… маечка твоя мне мешала. Дай-ка сниму.

Но только лишь Глеб шевельнулся, Даша обвила его руками и ногами.

— Не смей его из меня вытаскивать, — заявила она. — Там его место.

— Угу, — кивнул Глеб, — буду тебе его оставлять, уходя на работу.

— Это скрасит мое одиночество, — кивнула в ответ Даша. — А маечку я и так сниму.

Она проделала это с удивительной ловкостью, лежа на спине.

— Ну вот, — обрадовался Глеб, — теперь я буду кусать твою потрясающую грудь.

Даша приподняла рукой одну из грудей.

— На, кусай.

Глеб сжал ее сосок губами и пощекотал языком. Даша вздрогнула. Сосок ее набух и затвердел. Глеб проделал ту же операцию со вторым соском. Даша укусила его за ухо, дыхание ее участилось.

— Ну все, — обреченно прошептал Глеб, — сейчас я тебя изнасилую.

Даша вновь приникла к нему всем телом.

— Валяй, — ответила она. — Но если ослабишь хватку, я вывернусь и изнасилую тебя сама.

Эта битва, с короткими передышками, продолжалась до четырех утра. Глеб лежал на спине, заложив руки за голову. Даша лежала на Глебе, прижав щеку к его груди. Одеяло валялось на полу, и укрывали их обоих лишь роскошные Дашины волосы. Глеб тихо спросил:

— А как ты думаешь…

— Никак, — сонно перебила Даша. — Ты меня заездил.

— Я насчет отношений с человечеством.

— Плевала я на него. Ты мне такое тут устроил… Вот посплю часок и отплачу тебе сторицей.

Глеб вздохнул:

— На человечество, может, и плевать. Просто я подумал, что раз уж так получилось… Если встретились такие ребята, как мы с тобой, неужели в этом мире никому не станет теплее?

Даша подняла голову и посмотрела ему в глаза.

— Нет, — вздохнула она, — все-таки я тебя съем. Чтобы человечеству не досталось ни кусочка.

Глава вторая

Утро за окном было солнечным. Глеб тихонько встал, чтоб не разбудить Дашу, и проделал в соседней комнате комплекс упражнений. Затем почистил зубы и принял ледяной душ, после чего, опять же в соседней комнате, нагишом уселся на пол в позе «лотоса». Около получаса он просидел, не шевелясь, с закрытыми глазами. И вдруг у ног его, прямо из воздуха, появились золотые часы с браслетом. Часы светились, будто маленькое солнышко. Затем появились еще одни точно такие же часы, потом — еще. И в итоге трое идентичных светящихся часов лежало на полу. Глеб открыл глаза. Свечение часов стало ослабевать и вскоре пропало совсем. Теперь они выглядели вполне заурядными промышленными изделиями в золотом корпусе. Глеб встал на ноги, подобрал с пола часы и положил их на компьютер.

В спальне меж тем ветерок из форточки шевелил занавеску, и по одеялу прыгали солнечные зайчики. Даша улыбалась во сне. И была она так прекрасна, что Глеб готов был разрыдаться. Присев на краешек постели, он коснулся губами ее щеки. Даша тут же обвила руками его шею, и глаза ее сверкнули, как два изумруда.

— Как ты посмел от меня уйти?

— Пардон, — улыбнулся Глеб, — я воспользовался твоей зубной щеткой и полотенцем.

— Это слегка тебя оправдывает. — Даша похлопала рукой по одеялу, и колечко-вьюнок на ее пальце вспыхнуло в солнечном луче. — Ну-ка живо в постель! Разговор не закончен…

Тут в дверь позвонили.

— Как же, дадут поговорить! — проворчал Глеб, натягивая джинсы на голое тело.

В дверь позвонили вторично. Глеб прошлепал в прихожую босыми ногами.

В квартиру влетел запыхавшийся Илья.

— Шолом! — выдохнул он. — Там те же два дебила в «ниссане»! Ехали за мной от автобусной остановки!

Глеб в досаде хлопнул себя по бедру.

— Черт тебя дери! Я же просил: без охраны — ни шагу!

— Ша! Что за крик? Когда ни свет ни заря в дом прут дистрибьюторы, я не в силах дожидаться твоего звонка.

— Старик, ей-богу, — жестко проговорил Глеб, — еще один такой номер, и я даже не знаю… в лягушку тебя превращу, честно!

Взгляд Илья выразил живой интерес.

— А ты сумеешь?

— Левой пяткой, — в сердцах заверил Глеб. Илья задумчиво погладил бородку.

— По-моему, ты блефуешь. Но не будем рисковать.

Глеб не сдержал улыбки.

— Мудрое решение. Повторяю: без охраны — ни шагу.

— Ладно, — кивнул Илья. — А с этим «ниссаном» как быть?

— Разберемся, — отмахнулся Глеб и вошел в комнату. Илья вошел следом.

— Эй! — спохватился он вдруг. — А ты чего тут голый скачешь?

— Я не голый, я в штанах, — возразил Глеб. — А скачу от радости тебя лицезреть.

— Ну-ну, — усмехнулся Илья, — этой радостью я тебя обеспечу. Между прочим, я пораскинул на ночь мозгами над Олькиным списком и над тем, что ты мне порассказал. И знаешь, что я надумал? Начинать надо с Элен Вилье и Виктории Бланш.

Глеб удивленно поднял брози.

— Почему?

— Потому что почти везде они мелькают, как фиалки в проруби. Меня это интуитивно раздражает. Надо б их как-то колупнуть, а дальше ниточка потянется. Согласен?

Глеб задумчиво потер переносицу.

— Попробовать можно. И если это что-то нам даст…

62
{"b":"43988","o":1}