ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Сматывайтесь, идиоты!» — мысленно взывал к ним Глеб.

Пантера меж тем пошла на них, сверкая злобными желтыми глазами и молотя в бешенстве хвостом о пол. «Грабители» наконец опомнились и рванули к двери. Пантера Элен, прыгнув, как черная молния, устремилась за ними. До выхода оставался шаг, но горе-налетчики сделать его уже не успевали. Однако часы на их руках вспыхнули, и два синих луча вонзились в оскаленную пасть оборотня. Издав крик боли, пантера закружилась волчком. Стас и Такэру, выскочив из квартиры, захлопнули за собой дверь. Пантера прыгнула и, рыча от бешенства, принялась царапать дверь когтями.

Через некоторое время она, однако, угомонилась, бесшумно приблизилась к «оглушенному» Глебу и внимательно посмотрела на него желтыми глазами. Глеб не подавал признаков жизни. Тогда пантера, можно сказать, на цыпочках удалилась в соседнюю комнату и вернулась опять же на цыпочках, но уже в натуральном облике Элен Вилье. Француженка была голой, и щеки ее раздувались от набранной воды. Надев сброшенный пеньюар, Элен склонилась над Глебом и выплеснула на его лицо воду изо рта.

— Майкл, дорогой… — она похлопала Глеба по щекам, — очнись, Майкл.

Глеб со стоном открыл глаза.

— Что случилось, Элен? — осведомился он, ощупывая свой затылок. — На нас напали?

— Да, дорогой. Какие-то мерзавцы пытались отнять мое ожерелье.

Глеб «с трудом» поднялся. Элен заботливо его поддержала.

— Отнять ожерелье?.. — переспросил тупо Глеб. И вдруг вспылил: — Ах, негодяи! Где они?! Я сотру их в порошок!

Элен с улыбкой потрепала его по щеке.

— Но, дорогой, разве их теперь разыщешь?

Глеб взял ее за плечи.

— Что они с тобой сделали? Говори правду, я все вынесу.

Элен хихикнула.

— Майкл, ты прелесть! Со мной все в порядке: они просто сбежали.

— Как сбежали? Почему?

— Потому что до смерти испугались.

— Чего, черт возьми, они испугались?

Элен заморгала, подыскивая ответ.

— Ну, я не знаю… мало ли чего…

Глеб встряхнул ее за плечи.

— Что тут произошло? Говори правду!

— Майкл, я не знаю, — повторила Элен в досаде. — Просто их что-то напугало.

Застегнув «молнию» на куртке, Глеб решительно устремился к выходу. Следы огромных когтей на двери он как бы не заметил.

— Что за несчастная страна! — возопил он на ходу. — Но я найду этих подонков! Из-под земли достану!

— Но, Майкл… ведь это смешно. Где ты их теперь…

— У меня есть знакомства в МВД! Не волнуйся, дорогая! Жди звонка!

С этими словами Глеб вышел и захлопнул дверь.

Элен растерянно смотрела на следы своих когтей, оставленные на обшивке. Затем прошла в комнату, где был накрыт стол на двоих, в ведерке со льдом охлаждалось шампанское и горели свечи. Окинув все это злобным взглядом, Элен взяла со стола фарфоровую тарелку и с размаху грохнула о пол.

— Пропади пропадом! — крикнула она, хватая еще тарелку. — Пропади пропадом, импотент хренов!

Элен принялась бить посуду. Из ее прелестного рта, обведенного розовой помадой, вырывался яростный рык пантеры.

Только лишь Глеб переступил порог, Даша выбежала в прихожую. На ней было короткое летнее платьице и босоножки на каблучке. Она хотела броситься ему на шею, но смутилась вдруг, нахмурилась и деловито спросила:

— Как все прошло?

Она была так хороша, что просто глазам больно было на нее смотреть. Глеб никак не мог к этому привыкнуть.

— О, да ты загорела! — отметил он с удовольствием.

— У меня это запросто, — отмахнулась Даша. — Не заговаривай зубы: как прошло?

— Сейчас позвоню Илье и расскажу сразу вам обоим.

Даша кивнула.

— О'кей, босс, слова надо экономить. Сейчас я вас соединю. — Она присела с телефоном на диван и набрала номер. — Хэлло! Мистер Гольдберг? — проговорила она, пародируя английский акцент. — Вас беспокоит секретарь лорда Грина. Помойте уши, мистер Гольдберг: на проводе их светлость.

Глеб отобрал у нее трубку.

— Прошу прощения, — сказал он. — Персонал теперь ни к черту. Распустились, понимаешь…

— Фиг с ним, с персоналом, — перебил Илья. — Знаешь, что с нами сегодня было? — И он эмоционально поведал о схватке возле Дашиного подъезда.

Прижав ухо к трубке, Даша слушала вместе с Глебом. Когда Илья закончил свой короткий рассказ, Глеб хмуро потер подбородок.

— Н-да… похоже, у Виталия Петровича сдают нервишки.

— Может, оно к лучшему? — предположила Даша. Глеб пожал плечами:

— По некоторой теории, все, что ни делается, — все к лучшему. Но я не ее сторонник.

— Спасибо за часики, — раздался из трубки голос Ильи.

— На здоровье, — ответил Глеб, — но не зарывайся. Без охраны — все равно ни на шаг.

— А Стасу и Такэру можно? — запальчиво спросил Илья. Даша перехватила у Глеба трубку.

— Да, им можно, а тебе нельзя! — крикнула она. — Не строй из себя Шварценеггера!

Отобрав у нее трубку, Глеб подтвердил:

— Старик, женщина права.

Илья чуть помолчал, затем крикнул:

— Эй, вы двое! Вы начинаете меня раздражать!

— Эка незадача, — вздохнул Глеб. — О наших провокациях слушать будешь? Или раздражение так тебя захлестнуло, что…

— Вот собака! — фыркнул Илья. — Разных видел собак, но такого… Мне что, за язык тебя тянуть?!

Глеб рассказал сперва о бесполезном пожаре в офисе фотомодели. Затем доложил о свидании с Элен Вилье и о превращении оной в черную пантеру. История эта прозвучала у Глеба юмористически, и Даша с Ильей то и дело прыскали. А когда Глеб воспроизвел финальную реплику Элен («Не знаю, просто их что-то напугало»), оба его слушателя прямо-таки покатились со смеху.

— Дай-ка мне Дашку, — потребовал Илья. И Даша проговорила в трубку:

— Общество защиты животных слушает.

— Дусь, как по-твоему, — спросил Илья, — среди пантер встречаются нимфоманки?

— Навалом, — парировала Даша, — как среди евреев — необрезанных.

Илья фыркнул.

— Ладно, специалистка, давай обратно Глеба… Значит, что мы имеем с гуся? — подытожил он, когда Глеб взял трубку. — Мы знаем двух «клыков Змея»: Дашкин дядя и эта самая Элен, так?.. Осталось вычислить еще два «клыка», два «глаза» и самого Змея, правильно?

— Ага, — подтвердил Глеб. — Все, кто рангом ниже — типа Мак-Грегора, — нас мало интересуют.

Чуть подумав, Илья спросил:

— Ты уверен, что они сейчас в Москве?

— На девяносто пять процентов.

— Чудненько. У меня брезжит парочка идей. Когда можем встретиться?

— Так… завтра у меня шесть уроков, потом еще одно дельце… В половине пятого у меня дома, устраивает?

— Вполне. Как тебя найти?

Глеб продиктовал свой адрес и добавил:

— Только обязательно созвонись со Стасом. Пусть они с Такэру тебя привезут. Знаешь их телефоны?

— Обменялись. Ладно, пока. А то Алка тут телефон требует: ее дистрибьюторы могут остаться без вечернего промывания мозгов. Это у них мотивацией называется.

Илья дал отбой, и Глеб положил трубку.

— Что у тебя еще за дельце после уроков? — осведомилась Даша.

— В контору твою наведаюсь. Попробую выяснить, почему тебе не дают переводов. Где, кстати, находится ваше бюро?

Даша сказала адрес и назвала имя начальника.

— Только поделикатней там с ними, ладно? — попросила она. — У нас там полторы калеки.

— Не волнуйся, — Глеб устало откинулся на спинку дивана, — к твоему Степану Савельевичу явится интеллигентный учитель французского и вежливо поинтересуется, что за дела, почему жену его оставляют без заработка, который служил основой семейного бюджета.

Даша скользнула к нему на колени.

— Что ты сказал? Повтори.

Зазвонил телефон. Глеб со вздохом взял трубку.

— Глеб Михайлович? — прозвучал голос полковника Рюмина. — Борис Викторович вас беспокоит.

— Вы ничуть меня не беспокоите, Борис Викторович, — ответил Глеб.

— Приятно слышать. Хочу вам сообщить, что Алексея Кашина, бывшего мужа Дарьи Николаевны, ликвидировали по заказу Дмитрия Грачева. Вам вроде он известен?

67
{"b":"43988","o":1}