ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Русский богатырь в камуфляже сплюнул жвачку себе под ноги.

— Мне вообще-то по чайнику, что ты из ФСБ, — заявил он презрительно. Однако отступил и не возникал больше.

Из здания посольства в пальто, накинутом на плечи, к месту происшествия спешил пожилой безукоризненно одетый японец. Очевидно, это был чиновник рангом не ниже советника. На скуластом его лице читалась решимость защитить суверенность своих территорий от любых посягательств.

Тем временем взбесившегося генерала Святова удалось избавить от взрывчатки и сковать наручниками, предназначенными Глебу. Генерал продолжал изрыгать угрозы вперемежку с матерщиной. Укушенный им оперативник вызвал „скорую“.

Полковник Рюмин в сторонке негромко выяснял отношения с чиновником японского посольства и начальником охраны. Они вполне миролюбиво говорили по-английски. Приблизившись к ним, Глеб покашлял, чтобы привлечь к себе внимание.

— Так я пойду? Свидетели вам небось ни к чему?

Японцы переглянулись и вопросительно воззрились на полковника ФСБ.

— Идите, и советую не трепать языком, — небрежно отмахнулся Борис Викторович. Но взгляд его, брошенный на Глеба, выражал восхищение пополам с ужасом.

Направляясь к своему „жигуленку“, Глеб помахал рукой Сато и Такэру.

Сато проговорил по-японски:

— Спецслужбам теперь не до вас, мистер Грин, не так ли?

Глеб с усмешкой пожал плечами. Сато показал ему большой палец, а Такэру хихикнул:

— Сколько было шуму!

— Какой-то сумасшедший террорист, — по-японски отозвался Глеб. — Кстати, господин Абэ… Не могли бы вы упомянуть среди своих друзей в посольстве, кому они обязаны своим спасением от этого налета?

Уголки губ Сато чуть заметно приподнялись.

— Да, и кому же?

— Полковнику ФСБ Рюмину. Если б не он, страшно представить, что здесь творилось бы.

Сато поклонился:

— Проинформирую об этом кого следует. Благодарность наша безгранична.

Глеб поклонился в ответ, сел в машину и уехал. Задумчиво глядя ему вслед, Сато проговорил:

— Вижу, сила его велика.

— Знал бы ты, насколько она велика, — с гордостью произнес Такэру.

Сато с грустью взглянул на брата.

— Главный принцип самурая, — сказал он, — хочешь одолеть врага, готовься к смерти. А ты, Такэру, даже к поражению не готов.

Младший брат возразил с улыбкой:

— Главный принцип самурая, Сато-сан, сначала побеждай, потом сражайся. Победа у меня здесь, — Такэру коснулся пальцем своего лба, — а смерть врага я приму без подготовки.

Пряча улыбку, Сато отвернулся и спросил.

— Где ты провел ночь, негодник?

Младший брат вздохнул:

— Пилить будешь, как Илью жена?

Сато озадаченно обернулся. Красный от смущения Такэру стоял, уперев взгляд в землю.

О неудавшемся своем аресте Глеб рассказывать Даше не стал. Но об освобождении Такэру и Стаса (после утреннего эпизода с деревянной скалкой), конечно же, доложить ей был обязан. А Виталий Петрович Лосев, позвонивший вечером, безусловно, знал уже о том и о другом.

— Избегаешь встречи со мной? — спросил он напрямик.

— Откладываю, — поправил Глеб. — Но очень ненадолго.

— Шустрым, смотрю, стал.

— А кого бояться?

Олигарх усмехнулся:

— Ну да, на Лубянку теперь наплевать.

— Ага, — подтвердил Глеб, — Лубянка приболела.

После короткого молчания Лосев буркнул:

— Спасибо, под придурка больше не косишь.

— Так ведь надобность отпала, — простодушно признался Глеб.

— А была такая надобность?

— Теперь вы, Виталий Петрович, под простачка работаете.

Лосев вновь помолчал и осведомился.

— Дашка у тебя?

Даша, прижимающая ухо к трубке, крикнула:

— Тебе-то что?! Родственные чувства проснулись?!

А Глеб спокойно ответил:

— Даша у меня. За безопасность ее не волнуйтесь.

— Я не волнуюсь, — заверил олигарх. — Теперь это твоя личная проблема.

— Само собой, вы для этого меня и наняли, — сказал Глеб и дал отбой.

Даша погладила его по волосам.

— Не переживай. Такое, увы, не редкость.

— Еще чего! — отмахнулся Глеб. — Переживать из-за этого „клыка“…

— Я не про дядьку.

— А про кого?

— Про Катю, которая продала Стаса.

Глеб воззрился на нее в изумлении.

— Как ты угадала?

— Я не гадала, дурак! — рассердилась Даша. — Я твои мысли читаю! Пора бы привыкнуть!

Глеб вздохнул:

— Ну разумеется. Знаешь, пойду-ка я, пожалуй…

— Я тоже, — перебила Даша.

— Что, интересно, ты тоже?

— Тоже пойду работать над статьей о ритуалах.

Теперь Глеб обалдел по-настоящему.

— Ведьма, — пробормотал он. — Ей-богу, ведьма!

Даша смотрела на него с насмешкой, уперев руки в боки.

— Помнишь, я тебя предупреждала? А ты мне что ответил?

Глава третья

Утром перед уходом в школу Глебу позвонил полковник Рюмин.

— Линия не прослушивается? — осведомился он как бы в шутку.

— Всё чисто, — заверил его Глеб.

— Тогда позвольте сообщить, что начальник мой несколько… вышел из строя.

— И куда при этом вошел?

— В психоневрологический стационар. Не знаю, надолго ли.

— Надейтесь на лучшее, Борис Викторович.

— Вашими бы устами, Глеб Михайлович, вашими бы устами, — хохотнул полковник. — Шум, кстати, поднялся невообразимый. Звонил министр иностранных дел, потом — премьер-министр, потом — сам президент. Я замучился рапорты писать.

— Полагаю, ваши заслуги отметили?

— Как ни странно, да. Посол Японии представил меня как спасителя, так что…

— Поздравляю, Борис Викторович.

— Спасибо, Глеб Михайлович. Пока я исполняю обязанности заболевшего генерала, а там… В нашем ведомстве сложно что-либо предсказать.

— Ничего, — успокоил Глеб, — если вас попробуют обойти, вы обезвредите еще какого-нибудь террориста.

— Если под руку подвернется, — усомнился полковник. Глеб нетерпеливо взглянул на часы.

— Подвернется, Борис Викторович. Их у нас — как собак нерезаных.

Полковник покашлял.

— Кстати о террористах. Вчера при выходе на задержание генерал Святов при мне надевал пальто. Глеб Михайлович, у него под пальто никакого автомата и никаких гранат не было. Как вы думаете, где он их взял?

— Мало ли… — пожал плечами Глеб. — Вы у табачного киоска по пути не останавливались?

— Остроумная версия, — насмешливо заметил полковник. — Непременно ее отработаю. Всего доброго, Глеб Михайлович.

В трубке раздались гудки.

Глеб ринулся на кухню и проглотил остывшую яичницу, приготовленную Дашей. Затем опрокинул в себя чашку чуть теплого кофе. Даша наблюдала за этим завтраком с осуждением.

— Вот не буду ворчать, не буду! Потому что я не такая! — уговаривала она себя.

Глеб рассмеялся и, чмокнув ее в лоб, выскочил в прихожую.

— Тренируйся, — подмигнул он, надевая куртку. — Повторяй наизусть заклинания.

Даша застегнула на его куртке „молнию“.

— Я, между прочим, волнуюсь, — призналась она.

— Еще бы! Пугать Белого призрака — не фунт изюма. Сегодня, родная, у тебя как бы премьера.

— Ты за мной заедешь?

Глеб открыл входную дверь.

— За такой дурацкий вопрос ведьму надо дисквалифицировать, — сказал он и вышел.

Дверь захлопнулась, и Даша показала ей язык. Затем она подошла к телефону и набрала мобильный номер Стаса.

— Да! — неприветливо отозвался рыжий.

— Дрыхнешь, что ли? — предположила Даша.

— Кто это?.. Даш, ты? — Голос Стаса потеплел. — Какое там дрыхну… С шести утра на ногах.

— Молодец. Обещание свое помнишь?

— Насчет аппаратуры? Так из-за нее и кручусь. Вчера, сама понимаешь… я был не в форме.

— Так тебе и надо, — сказала Даша. — Жалеть тебя не собираюсь.

— При чем тут жалость? — буркнул Стас. — Просто я не могу пока найти таких усилителей, какие ты заказывала. Сейчас вот загляну в два-три местечка…

— В чем загвоздка-то? — осведомилась Даша.

— Как это в чем? Ты хочешь, чтоб можно было прямо под открытым небом врубать и чтоб мощность была, как из пушки. Такая аппаратура в ресторанах не валяется! — В голосе рыжего прозвучала обида.

96
{"b":"43988","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Судьба из другого мира
Расколотое королевство
7 навыков высокоэффективных людей. Мощные инструменты развития личности
Право первой ночи
Спасая жизни. Дневник военного хирурга
Путеводная нить (сборник)
Искусство натурального сыроделия
Игра с огнем
Возвращение