ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Какой вопрос? - спросил он настороженно.

- Не хочешь ли ты поехать со мной? Куда? На север!

Франю словно кипятком ошпарили. Он с трудом выдавил из себя: - Ну а что там?

- Ты же знаешь, чем я занимаюсь. Ты тоже можешь стать сотрудником Полярного института прогнозов большой погоды. Я взял бы тебя с собой, Франя! Мы путешествовали бы вместе на самолетах и ледоколах, на подводных лодках и оленьих и собачьих упряжках, спускались бы на вертолетах на льдины, устанавливали бы там радиолокационные станции...

- Ну а для чего все это?

- Чтобы они смотрели в завтра! Это - глаза нашей планеты! Они видят все, что делает воздух и вода, что происходит на земле, под землей и над землей...

- Как интересно! - вежливо сказал Франя.

- Это - необыкновенная работа, сынок! В ней ты нашел бы свое счастье. А когда ты все поймешь, всему научишься, ты станешь синоптиком.

- Инженером погоды. Правдивым предсказателем завтрашних дней. Путешественником в будущее...

- Но для чего?

- Для покорения большой погоды...

- Я все еще не понимаю. Ведь мы сами производим облака и тучи, дожди, гром и молнию...

- Это местная погода, в радиусе нескольких километров; она имеет значение лишь для поливки городов и орошения полей. А я говорю о Большой погоде - над всей землей. Мы должны знать о ней не за несколько дней, а за несколько месяцев! Тут мы не в силах приказывать природе. Но мы уже и теперь можем заглянуть в ее печь и в котлы, узнать за месяц вперед, что она будет готовить...

- Вот как!

- Когда ты станешь синоптиком, Франя, и ты сможешь заглянуть в кухню Погоды. Тебя будут спрашивать, когда пойдет дождь, когда наступят холода, сколько выпадет снега, когда разразится буря и поднимется метель, когда надо ждать наводнения, а ты все будешь знать заранее. Один человек ничего не может сделать. Но, когда тысячи людей объединились вместе, они создали чудо из чудес - сделали нас почти всеведущими. И одним из избранных, одним из этих вещателей и предсказателей будущей погоды можешь стать и ты, мой сын! Теперь я тебя спрашиваю: что ты думаешь обо всем этом? Ты за или против?

Подняв плечи и опустив голову, Франя внимательно слушал отца и мысленно уже отклонял его предложение. Из всего сказанного ему было ясно одно: что ему готовят западню, что, опутывая его красивыми словами, хотят принести в жертву его собственное, личное будущее во имя какого-то всеобщего, тысячеголового будущего, что на карту ставится его тихая, спокойная жизнь, которая, право же, никому не мешает. И чем дальше говорил отец, тем определеннее Франя знал, какой ответ он даст. А когда отец кончил, Франя принял уже окончательное решение.

- Не сердись, папа, - объявил он почти торжественно, - но я не могу принять твое предложение. Все, что ты мне рассказывал, несомненно, очень поучительно, но почему ты стал об этом говорить после всего того, что я тебе сказал? Ты ни одним словом не опроверг моих аргументов. Разве они этого не заслуживают? Вначале мне казалось, что ты отнесся к моим идеям объективно, а теперь ты ни с того ни с сего вдруг заманиваешь меня куда-то на Северный полюс. Ты, наверное, забыл, что у меня бронхи не в порядке? Ты как будто хочешь погубить меня! Я надеюсь...

- Подожди! - вставая, перебил его отец. Он посмотрел на часы.Действительно, теперь я вспоминаю... бронхи! Прости! Ты болен, Франя, и должен лечиться! Однако мне уже пора идти. Завтра к обеду я хочу быть в Архангельске, но через несколько дней я вернусь. А пока прощай! Все, что я тебе сказал, можешь выбросить из головы. Мне еще хотелось поговорить с тобой о маме, но этот разговор мы оставим до следующего раза. Что же касается твоей болезни, то это серьезнее, чем ты думаешь. Тебе необходима врачебная помощь...

- Но я, собственно, совершенно здоров, папа...

- Это ты так думаешь. Однако я в самом деле очень тороплюсь. Всего хорошего, Франя, увидимся через неделю!

Прошла неделя. И вот кто-то позвонил. Франя был уверен, что это отец. В последний раз они расстались как-то странно, слишком поспешно, что-то осталось между ними недоговоренным. "Все, что я тебе сказал, можешь выбросить из головы". Говорил ли отец искренне? Но сейчас Франя лучше подготовился -он вставал раньше обычного, тщательнее убирал комнату. Теперь отец не застанет его врасплох! Франя уже обдумал, что он скажет ему...

Однако в дверях стоял не отец, а совершенно незнакомый молодой человек.

- Мне нужен Франя Калоус, - сказал он и тут же добавил с улыбкой: Это, наверное, вы!

И чего он улыбается?

Франя пригласил гостя в свой кабинет и предложил кресло. Незнакомец уселся и, продолжая улыбаться, начал разглядывать комнату. Франя вежливо опросил о причине его визита.

- Я Кирилл Мёрике, - представился незнакомец, и в тот же момент улыбка погасла на его лице, словно в знак того, что он уже не шутит. - Вы меня не знаете?

Фране это имя ничего не говорило. Он никогда не видел Кирилла Мёрике. Но он понравился Фране. Это был небольшого роста, стройный, еще совсем молодой человек с мягкими светлыми волосами и широким лицом, которое, казалось, излучало тепло. У гостя были голубые глаза. Проницательные черные зрачки невольно притягивали к себе, невозможно было удержаться, чтобы не смотреть в них.

- Вы меня не знаете, -сказал он, - я слышал ваше имя...

- Откуда?

- Из разных источников. Вы ведь проповедуете идею освобождения человека от работы? Вы говорите: работу - машинам, людям - свободу! Не так ли?

- Поэтому вы и пришли? - удивился Франя.

- Мне хотелось посмотреть на смелого человека. Проверить, насколько мое представление о нем расходится с действительностью...

Франя насторожился. Он находился в нерешительности, не зная, радоваться ли ему или опасаться чего-либо. Это был такой щекотливый вопрос.

- Может быть, вас кто-нибудь послал?..

- У меня нет никаких других намерений, как только познакомиться с вами. Мы должны знать друг друга, пока нас еще мало...

- Что вы хотите этим сказать? - спросил Франя с недоверием. - Вы согласны со мной?

- Согласен ли я! - воскликнул Кирилл. - Да я уже два года занимаюсь этим... Но сначала расскажите мне, как делаете это вы?

Франя разговорился. Он решил склонить Кирилла на свою сторону, снискать его доверие. Ему нравилась его широкая многообещающая улыбка.

33
{"b":"43993","o":1}