ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Грехи отца
Книга рецептов стихийного мага
Спасенная горцем
Перевертыш
Диверсант
#Сказки чужого дома
Фаворит. Сотник
В тихом омуте
Князь Пустоты. Книга первая. Тьма прежних времен

А потом была нескончаемо длинная ночь. И они стояли и беспомощно смотрели, как Даркен Рал пытается обрести могущество, заключенное в шкатулках Одена. А наутро магистр Рал был убит, ибо открыл не ту шкатулку. Убит Ричардом с помощью Первого Правила Волшебника. Это доказывало, что Ричард и сам волшебник, хочет он того или нет, ведь только тот, кто наделен великим даром, мог обмануть такого могущественного чародея, как Даркен Рал. Зедд задумчиво смотрел, как солдаты орудуют топорами.

– Как твое имя, командующий?

– Командир внутренней гвардии, капитан Тримак, – четко отрапортовал он, встав по стойке «смирно».

– Внутренней гвардии? Что это значит?

– Это личная охрана магистра Рала, волшебник Зорандер. Отборная гвардия. Две тысячи человек. Пока хоть один из нас жив, магистру ничего не угрожает.

– Понятно. Надеюсь, капитан Тримак, тебе известно, что высокое звание обязывает. Тяжко бремя опасного знания. Трудно хранить его в тайне.

– Мне это известно.

– Так вот. То, что на нас напал скрийлинг, – опасное знание и должно быть сохранено в тайне. По крайней мере некоторое время.

Тримак вздохнул:

– Понятно. Так вы поможете раненым, волшебник Зорандер?

– Да, я сейчас этим займусь.

Зедд с уважением отметил, что командующего, видимо, очень заботит судьба раненых – будь то солдаты или просто люди.

Волшебник направился к раненым, Тримак последовал за ним.

– Ты знаешь, что Даркен Рал мертв? – спросил Зедд.

– Да. Я был там сегодня утром и успел увидеть нового магистра прежде, чем он улетел на красном драконе.

– И ты будешь служить Ричарду так же преданно, как и его предшественнику?

– ОнведьизРалов?

– Да, из Ралов.

– У него есть дар?

– Да.

– Я буду служить ему до последней капли крови, – сказал Тримак. – Пока хоть один из нас жив, ничья тень не упадет на его лицо.

– Вас ждет немало трудностей. Он очень упрям.

– Он – Рал, и этим все сказано. Они все такие.

Хотя обстановка не располагала к веселью, Зедд не смог сдержать улыбки.

– К тому же он мой внук, хотя сам еще об этом не знает. Да что говорить, он не знает даже, что он Рал и новый магистр. И почти наверняка, когда узнает, это его не обрадует. Но придет день, когда вы ему пригодитесь. Я буду весьма признателен, капитан Тримак, если ты попробуешь при случае объяснить это Ричарду.

– Я готов отдать жизнь за него, – ответил Тримак.

Зедд не мог не заметить, что капитан ни на секунду не позволяет себе расслабиться; он все время начеку и готов в любой момент отразить внезапное нападение.

– Для начала было бы неплохо помочь Ричарду осознать, кем он стал. А то ведь он привык считать себя лесным проводником. Ричард рожден быть вождем, он призван вести за собой людей, вот только никак не хочет этого понять. Но нравится ему или нет, никуда ему от этого не деться.

Тримак улыбнулся.

– Будет исполнено. – Он остановился и посмотрел на Зедда. – Я солдат Д’Хары. Я служу магистру Ралу. Но и магистр Рал служит нам. Я – сталь против стали, а магистр – магия против магии. Возможно, он бы и обошелся без нашей стали, но народ Д’Хары не может обойтись без его магии. Ричард узнает об этом.

Капитан немного помолчал и добавил:

– Но объясни мне, волшебник, как скрийлинг оказался за пределами подземного мира?

– Это дело рук бывшего магистра, – вздохнул Зедд. – Он призвал очень опасную магию – магию мира смерти. Он нарушил завесу между мирами.

– Тупой кретин! Как он мог! Он должен был служить нам, а сам хотел, чтобы пришла великая тьма и накрыла весь мир! Он заслуживает смерти!

– Вот именно. Поэтому Ричард его и убил.

– Значит, новый магистр Рал уже начал служить нам.

– Не далее как вчера подобное высказывание сочли бы предательством, – усмехнулся волшебник.

– Нет большего предательства, чем обрекать на смерть всех живущих.

– Но еще вчера ты бы сам убил Ричарда, чтобы защитить Даркена Рала.

– А разве Ричард не убил бы меня, чтобы добраться до своего врага? Но теперь мы с ним служим друг другу. Глупо вспоминать прошлое.

Зедд с уважением улыбнулся солдату. И тут же опять нахмурился.

– Если не замкнуть завесу, капитан, Владетель ускользнет из подземного мира. Тогда всех живущих постигнет одна судьба. Не только д’хариан, но вообще всех. А в пророчествах сказано, что если кому и суждено разделить два мира, то только Ричарду. Помни об этом всегда, и особенно если на лицо Ричарда упадет тень врага.

– Мы будем сталью против стали. А он станет магией против магии.

– Хорошо. Ты верно все понял.

Глава 3

Зедд шел, глядя на мертвых и умирающих. Невозможно было не наступать на кровь. Его сердце разрывалось при виде страданий. Только один скрийлинг. Что будет, если придут еще?

– Капитан, пошлите за целителями. Я не смогу помочь всем.

– Уже сделано, волшебник Зорандер.

Зедд кивнул и стал осматривать тех, кто еще был жив. Солдаты внутренней гвардии сновали между телами, устраивая поудобнее раненых, унося с дороги погибших, многие из которых были их товарищами. Зедд подходил к раненым и прикладывал пальцы к их вискам – почувствовать травму, почувствовать, какое лечение требуется сейчас и какое – в дальнейшем.

Он прикоснулся к молодому солдату, который хрипло дышал, булькая кровью. Зедд вздрогнул от того, что почувствовал. Он поднял глаза и увидел реберные кости, торчащие из дыры в латах величиной с кулак. У волшебника тошнота подступила к горлу. Тримак опустился на колени рядом с юношей. Взгляд Зедда остановился на капитане, и тот кивком показал, что все понял. Молодому человеку жизни оставалось на несколько глотков воздуха.

– Идите, – тихо сказал капитан, – я побуду с мальчиком.

Зедд пошел дальше, а Тримак сжал руку юноши в своей и стал нашептывать ему утешительную ложь. В зал стремительно вошли три женщины в длинных коричневых юбках с нашитыми рядами карманами. Ни один мускул не дрогнул на их лицах.

Вытащив из карманов бинты и целебные снадобья, три женщины склонились над ранеными и начали накладывать швы и давать снадобья. Большинство ран было подвластно искусству женщин-целительниц, а в остальных случаях все равно бы никто не помог. Зедд попросил одну из трех, ту, с которой, казалось, никому не захочется спорить, пойти осмотреть Чейза. Зедд видел, как он сидит на скамье в дальнем конце зала, опустив голову, а Рэчел, примостившись на полу, обхватила руками его колено.

Зедд с двумя другими целительницами продвигались среди людей, помогая тем, кому могли помочь, проходя мимо тех, кому помочь не могли. Одна целительница позвала его. Она склонилась над женщиной средних лет, которая всячески пыталась отказаться от ее помощи.

– Пожалуйста, – говорила она слабым голосом, – помогите остальным. Я прекрасно себя чувствую. Мне нужен только отдых. Пожалуйста. Помогите остальным.

Зедд опустился рядом с ней на колени и почувствовал, что балахон намок от крови. Женщина одной рукой оттолкнула его руки. Другой рукой она собрала кишки, чтоб не вывалились из рваной раны в животе.

– Пожалуйста. Тут есть другие, кому можно помочь.

Зедд поднял бровь, глядя на ее мертвенно-бледное лицо. Тончайшей работы золотая цепочка в волосах поддерживала голубой камень на лбу. Камень настолько сочетался с ее глазами, что создавалось впечатление, будто у нее три глаза. Волшебнику показалось, что он узнал камень, и он задумался, действительно ли это тот самый камень или же всего лишь безделушка, купленная из прихоти. Он долго, очень долго не видел ни одного, носившего Камень, согласно призванию. Конечно, никто из этой молодежи не может знать, о чем на самом деле говорит Камень.

– Я волшебник Зеддикус З’ул Зорандер. А ты кто, дитя, чтобы указывать мне?

Она побледнела еще сильнее.

– Простите меня, волшебник… – И замолчала, как только Зедд положил ей пальцы на виски. От боли у него так резко пресеклось дыхание, что он отдернул пальцы и призвал на помощь все свое мужество, чтобы сдержать слезы.

5
{"b":"44","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Зови меня Шинигами
Прощение без границ
Все наши ложные «сегодня»
Секта
О чем весь город говорит
Пропавший
Ответ перед высшим судом
Храню тебя в сердце моем