ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как стать звездой YouTube. Хештег Гермиона: Фейл!
Запомни меня навсегда
Мемуары двоечника
Опускается ночь
Месть белой вдовы
Октябрь
Трам-парам, шерше ля фам
Бруклин
Девушка в тумане

Теперь он знал без всяких сомнений: эта женщина носила Камень по призванию. Камень, под цвет ее глаз, на лбу, будто глаз ума, был талисманом, провозглашавшим внутреннее видение.

Чья-то рука схватила его сзади за балахон и резко дернула.

– Волшебник, – донесся из-за спины кислый голос. – Сначала вы должны позаботиться обо мне!

Зедд повернулся и увидел лицо, совершенно под стать голосу.

– Я – леди Ордит Кондатит де Дакидвич, из дома Бургаласса. Эта девка – всего лишь моя горничная. Будь она попроворнее, я не страдала бы так! Из-за ее нерасторопности я едва не погибла! Вы должны сначала позаботиться обо мне! Я вот-вот умру!

Зедд, и не дотрагиваясь до нее, мог сказать, что она практически не пострадала.

– Простите, сударыня. – Приложив пальцы к ее вискам, он подумал: тяжелый ушиб ребер, совсем небольшой – колен, и очень маленький порез на кисти, требующий, самое большее, одного-двух стежков.

– Ну? – Она вцепилась в свой серебристый гофрированный воротник. – Волшебник, – проворчала она. – Тоже мне волшебник. Никудышный, если хочешь знать правду. А эти солдаты! Заснули, наверное, на своих постах! Магистр Рал еще услышит об этом! Ну? Что со мной?

– Увы, сударыня. Боюсь, я ничем не смогу вам помочь.

– Что?! – Она схватила его за ворот балахона и резко рванула. – Смотри получше, не то я еще полюбуюсь, как магистр Рал насадит на пику твою голову! Посмотрим, чем тогда тебе поможет твоя никчемная магия!

– О, разумеется, сударыня. Я постараюсь сделать для вас все, что в моих силах.

Он резко рванул темно-бордовый атласный рукав, и ткань свесилась с руки леди Ордит, как знамя, затем положил руку на плечо женщины с голубым камнем. Она застонала, когда волшебник чуть заблокировал ее боль и придал ей силы. Ее неровное дыхание выровнялось. Он держал руку на ее плече, вливая в нее магию утешения и уюта.

Леди Ордит завизжала:

– Мое платье! Ты погубил его!

– Простите, сударыня, но мы не можем рисковать заражением раны. Я бы скорее потерял платье, нежели руку. Или вы придерживаетесь иного мнения?

– Ну… Да, я понимаю…

– Тут потребуется десять или пятнадцать стежков, – сказал Зедд, обращаясь к крепкого сложения целительнице, сидевшей на полу между двумя женщинами. Ее суровые серо-голубые глаза сверкнули легким удивлением и обратились на волшебника.

– Вам виднее, волшебник Зорандер, я не сомневаюсь, – ровным голосом проговорила целительница. Только пристальный взгляд выдавал, что она поняла его истинное намерение.

– Что?! Вы собираетесь позволить этой корове, этой повивальной бабке делать за вас вашу работу?

– Сударыня, я старый человек. У меня никогда не было способностей к шитью, и мои руки ужасно дрожат. Боюсь, я принесу больше вреда, чем пользы, но, если вы настаиваете, я приложу все старания…

– Нет, – фыркнула она. – Лучше уж эта корова.

– Очень хорошо. – Он посмотрел на целительницу. Ничто не исказило ее лица, только щеки покрылись красными пятнами. – Что касается других ее травм, боюсь, тут только одна надежда снять боль. В ваших карманах найдется немного корня мимозы?

Целительница в замешательстве подняла брови.

– Да, но…

– Отлично, – резко оборвал ее Зедд. – Думаю, двух кубиков будет достаточно.

Ее брови взметнулись вверх.

– Двух?

– Не смейте на мне экономить! – взвизгнула леди Ордит. – Если на всех не хватит, значит, менее знатным должно достаться меньше! Дайте мне полную дозу!

– Очень хорошо. – Зедд бросил взгляд на целительницу. – Назначаю ей полную дозу. Три кубика. И не целиком, а измельченные.

Целительница еще шире раскрыла глаза и, не веря своим ушам, переспросила:

– Измельченные?

Зедд сощурился и кивнул, подтверждая свои слова. Углы ее губ изогнулись в еле заметной улыбке.

Корень мимозы в малых дозах действительно снимает боль, но его необходимо глотать целиком, не разжевывая. Одного маленького кубика было бы вполне достаточно. Измельченный, да еще три кубика… х-м… Пожалуй, леди Ордит придется побегать в уборную.

Большую часть следующей недели добрая леди, видимо, проведет в своих покоях.

– Как тебя зовут, милая? – спросил он целительницу.

– Келли Халлик.

Зедд устало вздохнул.

– Келли, есть тут кто-нибудь еще, кому целительницы помочь не в состоянии?

– Нет, господин. Миддея и Аннели уже заканчивают с последними.

– Тогда, будь так добра, унеси леди Ордит куда-нибудь, где она не… где ей будет удобнее лежать, пока ты будешь лечить ее.

Келли быстро посмотрела на женщину, которую Зедд, утешая, держал за руку, на рану поперек ее живота и вновь на Зедда.

– Конечно, волшебник Зорандер. Вы выглядите очень усталым. Если вы потом зайдете ко мне, я восстановлю ваши силы стенадиновым отваром. – Уголки ее губ вновь изогнулись в легкой улыбке.

Зедд подмигнул Келли:

– Может, зайду.

В любое другое время он куда серьезнее отнесся бы к подобному предложению – Келли была женщиной статной, – но как раз сейчас ему было совсем не до того.

– Леди Ордит, как зовут вашу горничную?

– Джебра Бевинвье. И еще она – никчемная девка. Дерзкая и ленивая.

– Ну что ж, вы не будете более обременены ее никчемными услугами. Ей, судя по всему, потребуется немало времени на выздоровление, а вы вскоре собираетесь покинуть дворец.

– Покинуть? Что значит «покинуть»? – Леди Ордит вскинула голову. – У меня нет намерения уезжать отсюда.

– Сейчас во дворце опасно оставаться такой знатной даме, как вы. Боюсь, вам самой придется заботиться о собственной безопасности. Как вы верно заметили, солдаты спят на своих постах. Придется вам уехать.

– Ну, у меня просто не было намерения…

– Келли, – Зедд сурово посмотрел на целительницу, – будь добра, помоги леди Ордит перейти туда, где ты сможешь оказать ей помощь.

Келли оттащила леди Ордит, как тюк с бельем, на достаточное расстояние, чтобы у той не осталось ни малейшей возможности причинить волшебнику какие-либо неприятности. Зедд с теплой улыбкой повернулся к Джебре и откинул с ее лица короткие светлые волосы. Он уже практически остановил кровотечение, но это ее не спасет. То, что оказалось снаружи, необходимо вернуть туда, где ему следует находиться.

– Благодарю вас, господин. Мне теперь гораздо лучше, если бы вы помогли мне встать на ноги, я бы ушла с дороги.

– Лежи, дитя, – мягко сказал он. – Мы должны поговорить.

Зедд тяжелым взглядом обвел зрителей. Солдатам внутренней гвардии достаточно было поймать его взгляд, и они тут же разогнали собравшихся.

Губы Джебры задрожали, она с трудом сделала вдох и едва заметно кивнула.

– Я умираю, да?

– Не хочу тебя обманывать, дитя. Пока я не отдохну, твоя рана – на грани моих возможностей. У тебя нет времени ждать, пока я отдохну. Если я ничего не предприму, ты умрешь. Если я попытаюсь что-то сделать, я могу ускорить конец.

– Сколько мне осталось?

– Если я ничего не сделаю – возможно, час. Может быть, ночь. Я могу облегчить боль настолько, чтобы по крайней мере сделать ее терпимой.

Она закрыла глаза, и из-под век просочились слезы.

– Никогда не думала, что я дорожу жизнью.

– Из-за Камня Провидца, который ты носишь?

Ее глаза широко распахнулись.

– Вы знаете? Вы узнали Камень? Вы знаете, кто я?

– Знаю. Много времени прошло с тех пор, когда люди узнавали Провидцев по Камню, но я старик. Я видел таких, как ты. Ты из-за этого не хочешь, чтобы я тебе помог? Ты боишься того, что может сделать со мной прикосновение?

Она едва заметно кивнула.

– Но я вдруг поняла, что мне дорога жизнь.

Зедд похлопал ее по плечу.

– Вот это-то мне и надо было знать, дитя. Не беспокойся обо мне. Я – волшебник первого ранга, а не какой-то там новичок.

– Первого ранга? – прошептала Джебра, еще шире раскрыв глаза. – Я не знала, что такие остались. Пожалуйста, господин, не рискуйте из-за меня.

Зедд улыбнулся:

– Никакого риска, всего лишь немного боли. Кстати, меня зовут Зедд.

6
{"b":"44","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Горький привкус его поцелуев
15 минут, чтобы похудеть! Инновационная книга-тренер
Я тебя улыбаю. Приключения известного комика
Тролли, идите домой!
Мой звездный роман
1917, или Дни отчаяния
Последнее дело молодого киллера