ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мой ребенок с удовольствием ходит в детский сад!
Отголоски далекой битвы
Пассажир
Дизайн Человека. Откройте Человека, Которым Вы Были Рождены
На волне здоровья. Две лучшие книги об исцелении
Assassin's Creed. Преисподняя
Как узнать всё, что нужно, задавая правильные вопросы
Неймар. Биография
Патриотизм Путина. Как это понимать

Зедд потер подбородок.

– Ну, поскольку ты теперь без работы, ты будешь гостьей здесь, в Народном Дворце, до тех пор, пока не поправишься. У меня есть тут некоторое влияние. – Он вдруг сам удивился тому, что это правда, и вынул из кармана балахона кошелек. – Это на расходы и за работу, если мне удастся убедить тебя сменить работодателя.

Джебра взвесила кошелек в ладони.

– Если здесь медь, этого недостаточно ни для кого, кроме вас. – Она улыбнулась и наклонилась чуть поближе к нему, глядя весело и сердито одновременно. – А если серебро, это слишком много.

Зедд возмущенно глянул на Джебру.

– Это золото. – Испуганная, она заморгала. – Но не мое, а того, на кого ты будешь работать.

Она уставилась на кошелек с золотом, потом опять посмотрела на волшебника.

– Кто он?

– Ричард. Новый магистр Рал.

Джебра побледнела и решительно покачала головой. Понуро ссутулившись, она сунула кошелек Зедду.

– Нет. – Став еще бледнее, она вновь покачала головой. – Нет. Мне жаль. Я не хочу работать на него. Нет.

Зедд нахмурился.

– Он не злой. У него на самом деле очень доброе сердце.

– Я знаю.

– Ты знаешь, кто он?

Она опустила глаза и кивнула:

– Я знаю. Я видела его вчера. В первый день зимы.

– И у тебя было видение, когда ты увидела его?

Ее голос теперь был усталый и исполненный страха.

– Да.

– Джебра, расскажи мне, что ты видела. Во всех подробностях. Пожалуйста. Это очень важно.

Одно долгое мгновение она смотрела на него исподлобья, затем вновь опустила глаза, закусив нижнюю губу.

– Это случилось вчера, на утреннем посвящении. Когда зазвонил колокол, я пошла на площадь, и он стоял там, глядя в бассейн. Я обратила на него внимание, потому что у него был меч Искателя. И потому, что он высокий и статный. И он не опустился на колени, как все. Он стоял там, глядя на подходящих людей, и, когда я приблизилась, наши взгляды случайно встретились. Всего лишь на мгновение. От него шла такая сила, что у меня пресеклось дыхание. Провидцы способны чувствовать определенные виды силы, такие, как дар, исходящие от человека. – Она взглянула на Зедда. – Я видела прежде людей с даром. Я видела их ауру. У всех она всегда была как ваша – теплая, мягкая. Ваша аура прекрасна. Его – совсем особенная. У него есть то же, что и у вас, но кроме того – еще что-то.

– Ярость, – тихо сказал Зедд. – Он Искатель.

Она кивнула:

– Возможно. Я не знаю. Я еще ни разу не видела ничего подобного. Но я могу сказать вам, какое у меня было ощущение. Ощущение было такое, словно меня швырнули в ледяную воду, прежде чем у меня появилась возможность вздохнуть. Иногда мне не даются видения о людях. Иногда – даются. Никогда нельзя сказать, когда придет видение. Иногда, когда человек расстроен, он излучает горе, и видения становятся более сильными. Его аура была как молния в грозу. Он испытывал страшную эмоциональную боль. Как животное, попавшее в капкан и пытающееся отгрызть собственную лапу. Он испытывал ужас от необходимости предать своих друзей, чтобы спасти их. Я не понимаю этого. В этом нет смысла. Там был образ женщины, прекрасной женщины с длинными волосами. Возможно, Исповедницы, хотя я не знаю, как такое могло быть. Аура вспыхнула так сильно при ее страданиях, что я ощутила жар на лице и испугалась, что кожа на самом деле обожжена. Если бы я не была на посвящении, я бы все равно упала на колени от мучительности этой ауры. Я уже почти бросилась к нему, чтобы его успокоить, когда подошли две морд-сит и заметили, что он стоит в полный рост, не опустившись на колени. Он не почувствовал страха, но собрался стать на колени, так или иначе покорившись ужасающему предательству, к которому его принуждали. Я поняла это, когда он преклонил колени. Я думала, все кончилось. Я была благодарна, что видела только ауру, а не истинные видения. Я не хотела никаких видений об этом человеке. – Она устремила взгляд мимо Зедда, казалось, потерявшись в этих воспоминаниях.

– Но это был еще не конец?

Она очнулась.

– Нет. Я думала, самое худшее позади, но то, что я уже увидела, было пустяками по сравнению с тем, что было дальше.

Джебра нервно потерла руки.

– Мы возносили хвалу отцу Ралу, и внезапно он вскочил на ноги. На лице у него играла улыбка. Он нашел решение, сложил фрагменты мозаики. И недостающий элемент встал на свое место. Лицо женщины и его любовь к ней наполнили ауру.

Она покачала головой.

– Мне жаль того, кто попытается просунуть между ними палец. Он потеряет палец, а может, и кисть, а может, и всю руку, прежде чем у них будет время подумать и оттолкнуть его.

– Ее зовут Кэлен, – сказал Зедд, чуть улыбнувшись. – И что потом?

Джебра скрестила руки на груди.

– Потом начались видения. Я увидела, как он убивает человека, но не смогла бы рассказать как. А потом я увидела человека, которого он собирался убить: Даркена Рала. А потом я увидела, что это его отец, но он этого не знает. Именно тогда я узнала, кто он: сын Даркена Рала, который скоро станет новым магистром Ралом. Аура вспыхивала страшными противоречиями.

Зедд успокаивающе положил руку ей на плечо.

– Даркен Рал хотел править миром с помощью страшной магии. Остановив его, Ричард спас от смерти тысячи людей. Хотя убийство – ужасно, но, сделав это, он спас куда больше жизней. Уверен, ты не из-за этого боишься Ричарда.

Она покачала головой:

– Нет. Это из-за того, что было потом. Две морд-сит встали, потому что он собрался уйти с посвящения. Одна подняла свой эйджил, угрожая ему. Я удивилась, увидев, что он носит на шее такой же, красный, совсем, как их. Он сжал свой эйджил в кулаке. Он сказал им, что, если они не уйдут с дороги, он убьет их. У меня перехватило дыхание, такая была вокруг него аура ярости. Он хотел, чтобы они попытались. Они почувствовали это и пропустили его. Когда он повернулся, чтобы уйти… это было, когда я увидела другое видение. – Она прижала руку к сердцу, из глаз потекли слезы. – Зедд… мои видения не всегда ясные. Иногда я не знаю, что они означают. Однажды я увидела одного крестьянина. Птицы клевали его желудок. Я не знала, что это значит. Оказалось, прилетела стая черных птиц и съела все посевы, которые он вырастил. Он был готов посеять снова и вспахал поле. Но он и его семья могли умереть от голода, если б он этого не сделал.

Она отерла слезы, бегущие по щекам.

– Иногда я не могу сказать, что означает видение и как все произойдет в действительности. Не все видения сбываются. – Она встряхнула волосами. – Но иногда все происходит в точности так, как я это видела. Я могу сказать, когда они истинны и произойдут несомненно.

Зедд похлопал ее по плечу.

– Я понял, Джебра. Видения – вид пророчества, и я знаю, каким смутным может быть пророчество. Какого рода видение у тебя было о Ричарде? Смутное или ясное?

Она пристально посмотрела ему прямо в глаза.

– Всех типов. Видения всех типов, которые у меня когда-либо бывали, от самого смутного до самого ясного, от возможного до предопределенного. Они нахлынули на меня. Такого раньше никогда не бывало. Чаще всего у меня была одна-единственная картинка, и я либо знала, что это значит и что это истинно, либо не понимала этого и не могла сказать, произойдет ли это на самом деле. Видения от этого человека обрушились водопадом. Они захлестнули меня. Но в каждом были боль, зло и опасность. Одни, не самые четкие и, я знаю, истинные, были самыми ужасными. В одном было что-то вокруг его шеи, я не могу сказать что, но это было что-то, что причинит ему страшную боль и заберет его от женщины… Кэлен, ты сказал, ее имя… заберет его от всех, кого он любит. Запрет его под замок.

– Ричард был в плену у морд-сит, она пытала его. Возможно, именно это ты и видела, – предположил Зедд, Джебра резко покачала головой:

– Я видела не то, что было, а то, что должно быть. И это – не боль, причиняемая морд-сит. Другая. Я уверена.

Зедд в задумчивости кивнул.

– Что еще?

8
{"b":"44","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Презентация ящика Пандоры
Мое особое мнение. Записки главного редактора «Эха Москвы»
Как я стал собой. Воспоминания
Наемник: Наемник. Патрульный. Мусорщик (сборник)
Исповедь бывшей любовницы. От неправильной любви – к настоящей
Обязанности владельца компании
Страсть к вещам небезопасна
Темная ложь
Антихрупкость. Как извлечь выгоду из хаоса