ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Уйдя от стен родного Читтора, они разбились на таборы и превратились в странствующих кузнецов. Раджпуты разбрелись по всей Индии и так кочевали сотни лет, ковали уже не военные доспехи, а простые серпы, лемехи, домашнюю утварь. И лишь в песнях вспоминали родной Читтор, горные хребты Араваллы, равнины Раджпутаны.

Но когда английские военные корабли бросили якоря у пустынного берега Бенгальского залива и, построив там форт святого Георга, начали захватывать индийские земли, раджпуты вместе со всеми народами Индии вступили в неравную борьбу с колонизаторами за свою национальную независимость.

Почти два столетия на высокой мачте форта святого Георга, над многими индусскими городами, в том числе и над Читтором, колыхались флаги жестоких узурпаторов.

Колонизаторы расхищали природные богатства Индии, начиная от всемирноизвестного алмаза "Коинура"* ["Коинур" прежде был огранен "розой" и весил 186 1/16 карата, но при вторичной отшлифовке потерял 80 каратов своего веса. Гранил его в городе Костере один из первых амстердамских шлифовальщиков Форзангер. после чего "Коинур" приобрел форму правильного бриллианта. Цвет этого камня голубовато-белый. "Коинур" считается самым старым алмазом. Найден в Гане 5000 лет тому назад. Когда-то он тоже принадлежал Великому Моголу. "Коинуром" назвал его шах Надир. В 1850 году он был "подарен" Ост-Индийской компанией королеве Виктории. С тех пор находится в английской короне (Примечание автора).], что означает "гора света", и кончая чаем, ананасами и кокосовыми орехами. Внимательно прислушивались они также к сказкам и легендам страны.

Прослышав о знаменитом алмазе "Хиндинуре", англичане с помощью дорогостоящих подъемных машин и целой системы кранов, тросов и канатов спустились на дно Алмазной пропасти. Несмотря на самые тщательные поиски, им не удалось найти ни одного драгоценного кристалла.

На дне ущелья были найдены лишь два хорошо сохранившихся скелета, пролежавшие там более трех тысяч лет: один из них принадлежал лошади, а второй -- человеку индо-арийской расы, как установлено антропологами.

Вероятнее всего, что этот человек ехал верхом из Голконды или какой-нибудь иной алмазоносной местности с большим количеством алмазов и знаменитым голубым "Хиндинуром", найденным им в рудниках Партеала или в пещере Пастиль, но был каким-то образом убит, после чего испуганная лошадь бросилась в сторону и свалилась вместе со всадником и алмазами в бездну.

При исследовании человеческого черепа антропологами было установлено, что он имеет два небольших круглых отверстия -- одно в затылочной части головы, второе -- в лобной и что оба эти отверстия образовались вследствие прохождения сквозь череп металлического тела, подобного пуле крупного калибра.

В те далекие времена еще не был изобретен порох, и причина возникновения сквозных отверстий в черепе человека, погибшего более трех тысяч лет тому назад, остается неразрешенной загадкой.

Впрочем, судя по историческим храмам и памятникам старины, культура индусов в древние времена была на такой высоте, что, возможно, в Индии будут сделаны еще самые невероятные археологические открытия.

6 апреля 1955 года, после изгнания англичан из Индии, Джавахарлал Неру, собрав всех раджпутов, торжественно ввел их в родной город.

Теперь над Читтором колышутся трехцветные флаги независимой Индии, и уже ни раджи, ни магараджи и ни - какие великие Моголы и европейские колонизаторы не посмеют нарушить спокойной жизни освобожденного на - рода!

Новелла двенадцатая.

О ПРОПАВШЕМ АЛЕКСАНДРИТЕ И ОБ ОДНОМ НЕОСТОРОЖНОМ ШАГЕ

сень еще не наступила, а лебеди уже летели на юг.

Тоскующим взглядом провожал их полковник Гафаров, начальник оперативного отдела разведки одной из стран Ближнего Востока. Вот уже восемь лет прошло с тех пор, как он переменил мягкий климат субтропиков на северный -- Соловков.

Его появление в монастырско-тюремной обители осталось незамеченным в связи с чрезвычайным событием, происшедшим в тот день в Соловках.

Событие это взбудоражило спокойную жизнь не только монастырской братии и архангельского губернатора, но и самого архиепископа.

Дело в том, что из алтаря монастырского храма исчезла золотая митра, усыпанная крупным скатным жемчугом и самоцветами, среди которых находился огромный, редчайший по густоте окраски александрит. Этот уникальный уральский камень с переливами от изумрудно - зеленого до рубиново - красного цвета был отшлифован старым русским умельцем Прохоровым на Екатеринбургской гранильной мельнице и оценивался в сто тысяч рублей серебром.

Повальные обыски среди монастырской братии, аресты и пытки не дали никаких результатов; уникальная митра исчезла бесследно.

В постах, акафистах и колокольном звоне, в звяканье кандалов спрятанных в подземелья особо важных государственных преступников протекали дни, месяцы, годы, и о пропавшей драгоценности забыли и святые старцы, и сам настоятель монастыря.

Забудем на время и мы о ней и расскажем пока о полковнике.

Он живет в одиночной камере, бывшей монашеской келье, расположенной на первом этаже двухэтажного здания с ржавыми решетками на узких окнах.

Иногда, в особенно ясные дни, луч света точно украдкой проскальзывает сквозь решетку и освещает мокрый от вековой сырости угол каземата.

Полковник Рамазан Гафаров -- высокий, худой сорокапятилетний мужчина с болезненным румянцем на щеках. По утрам он обычно сидит у окна на деревянной скамейке, смотрит карими бархатистыми глазами на древние стены соловецкого кремля, на визгливых стрижей, чертящих по белесому небу дуги, тихо покашливает и думает одну и ту же невеселую думу.

До конца срока осталось два года, но вряд ли он, больной туберкулезом, проживет эти два года, и никто на его родине никогда не узнает, как попал в западню опытный разведчик, не раз засылавший шпионов на территорию России.

Там, далеко, на берегу тихой бирюзовой бухты, в беломраморном двухэтажном домике, где помещается центральное отделение его разведки, отлично знают об его исчезновении и, вероятно, имеют даже сведения, где он. Так почему же они молчат?

Почему родина, ради которой полковник Гафаров не раз рисковал жизнью, родина, которой он отдал всего себя, все свои силы, ничего не пожелала сделать для него, когда он очутился в беде?

А сколько друзей было у него... И все они остались там, в белом мраморном домике, утопающем в гуще мандариновых деревьев и вечноцветущих роз на берегу голубого моря.

Вот проплывает перед ним красивое лицо Сали Сулеймана, ловко разоблачившего одного из шпионов союзной державы. Вот улыбающийся остряк Хафыз, написавший сам на себя донос. А вот чья-то склоненная над письменным столом седая голова с орлиным носом и опущенными углами чувственных губ. Это его начальник -- Музафар-бей, властный, самолюбивый старик, не допускавший ничьих возражений.

Но все эти лица вдруг заслоняет нежное женское лицо с темно каштановыми волосами, расчесанными на прямой пробор, и с огромными зелеными глазами. Это прекрасная Мерием... Ах, почему он тогда не пристрелил ее?! Стоило ему в тот роковой момент сосредоточить на ней внимание, он успел бы выхватить свой пистолет и всадить в это обласканное им тело всю обойму. Вот о чем теперь более всего сожалел полковник...

Внешне Гафаров всегда спокоен, но мысли, скрывающиеся за высоким лбом, обрамленным темными с серебристой проседью волосами, бурлят и клокочут, как в кипящем котле, и обжигают воспаленный мозг...

В первые три года пребывания в Соловках он каждую осень, перед отлетом птиц в теплые страны, надевал на лапки прирученным монахами и богомольцами чайкам жестяные кольца, на которых были нацарапаны "SOS", его старая кличка и координаты.

Но друзья молчали, словно опасаясь нарушить веками установившееся правило всех разведок мира: отказываться от своих "провалившихся" шпионов и лишь в редчайших случаях обменивать их на пойманных таких же "инкогнито" той страны, где томится в заключении особо нужный им человек.

33
{"b":"44002","o":1}