ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

и 15 п. п. посвящены критике решений и мероприятий

Политбюро в отношении к армии и возглавляющему ее выс

шему учреждению, Реввоенсовету. Не вдаваясь по понятным

соображениям в детали (подчас более чем красочные) кри

тики по этому вопросу, отметим, что Троцкий пишет: На

последнем пленуме делается попытка включения в Реввоен

совет группы чекистов во главе со Сталиным. Только мой

протест, выраженный в самой решительной форме, удержал

пленум от немедленного проведения указанной меры. Далее

Троцкий излагает историю включения в Реввоенсовет Лаше

вича и Ворошилова, сравнивая эти мероприятия с известным

в свое время походом против Украинского Совнаркома.

пункт письма заканчивается следующими характер

ными строчками: Недаром же Куйбышев на брошенный ему

упрек, что действительные мотивы предложения об измене

ниях в Реввоенсовете ничего общего не имеют с официально

заявленными мотивами, не только не отрицал этого противо

речия, -- да и как его отрицать? -- но прямо сказал мне: "Мы

считаем необходимым вести против вас борьбу, но не можем

объявить вас врагом; вот почему мы принуждены прибегать к

таким методам".

и 17 пунктами заканчивается письмо Троцкого: Пар

тия входит в самую, может быть, ответственную эпоху исто

рии с тяжелым грузом ошибок своих руководящих органов...

К 6-ой годовщине Октябрьской революции и накануне революции в Германии Политбюро приходится обсуждать проект постановления, гласящий, что каждый член партии обязан сообщать партийным организациям и ГПУ о нелегальных группировках внутри партии. Совершенно очевидно, что такой режим и такое самочувствие партии несовместимы с теми задачами, которые могут вырасти и по всем данным вырастут перед партией из самого факта германской революции. Секретарскому бюрократизму должен быть положен конец. Партийная демократия -- в тех, по крайней мере, пределах, без которых партии грозит окостенение и вырождение -- должна вступить в свои права. Низы партии должны в рамках партийности высказать, чем они недовольны, и получить действительную возможность в соответствии с партийным уставом и, главное, со всем смыслом нашей партии создавать ее организационный аппарат. [... ]

[...] "Членам ЦК и ЦКК известно, что борясь со всей решительностью и определенностью внутри ЦК против ложной политики, я решительно уклонялся от вынесения борьбы внутри ЦК на суд хотя бы даже и очень узкого круга товарищей, в частности тех, кто при сколько-нибудь правильном партийном курсе должен был бы занимать видное место в ЦК и ЦКК. Я должен констатировать, что мои полуторагодовые усилия не дали никакого результата. Это грозит тем, что партия может оказаться застигнутой врасплох кризисом исключительной остроты, и в этом случае партия имела бы право каждого, кто видел опасность, но не называл ее открыто по имени, обвинить в том, что он форму ставил выше содержания.

Ввиду создавшегося положения я считаю не только своим правом, но и своим долгом высказать то, что есть, каждому члену партии, которого я считаю достаточно подготовленным, зрелым, выдержанным, и следовательно, способным помочь партии выйти из тупика без фракционных судорог и потрясений".

Из ответа членов Политбюро на письмо Троцкого от 8 октября 1923 г.

1. Почему на письмо тов. Троцкого необходим подроб

ный ответ.

Письмо т. Троцкого без ответа Политбюро не может оставить по двум причинам: 1) Троцкий, нападая первый на ЦК партии, выступает в качестве зачинщика борьбы против ЦК в трудный момент международного положения, и 2) в этом письме-платформе Троцкий делает ряд ошибок, которые могут породить действительный кризис в партии и раскол между партией и рабочим классом.

2. Хозяйственные вопросы.

В этом пункте приводятся возражения на письмо Троцкого, которые достаточно известны по дискуссии. Возражение по этому пункту заканчивается так: Верно то, что Политбюро разошлось и расходится с тов. Троцким по вопросу о личных назначениях по хозяйственной линии. Мы считаем необходимым сказать партии прямо, что в основе всего недовольства Троцкого, всего его раздражения, всех его продолжающихся уже несколько лет выступлений против ЦК, его решимости потрясти партию лежит то, что Троцкий хочет, чтобы ЦК назначил его и Калегаева для руководства нашей хозяйственной жизнью. Против этого назначения долго боролся Ленин. Мы считаем необходимым сказать партии прямо, что он был совершенно прав. Мы считаем, что решительно ничем не доказано, что Троцкий сумел бы направлять хозорганы республики при нынешнем тяжелом положении. Напротив, опыт с Наркомпутем показал обратное. Несмотря на осторожность ЦК, не желающего итти на диктатуру Троцкого в области хозяйства и военного дела, ЦК проделал ряд шагов, которые могли бы привести Троцкого к желаемой цели. Троцкий состоит членом Совнаркома, членом СТО, ему был предложен Лениным пост заместителя председателя Совнаркома. На всех этих постах Троцкий мог бы, если бы хотел, доказать на деле, работая перед лицом всей партии, что партия может ему вверить те фактически безграничные полномочия в области хозяйства и военного дела, которых он добивается. Но Троцкий предпочел другой

метод действия, который, по нашему мнению, несовместим с обычным пониманием обязанностей члена партии. Он ни разу не посетил заседаний Совнаркома ни при Ленине, ни после отхода его от работы. Он ни разу не был на заседаниях СТО, ни старого, ни реорганизованного. Он ни разу не внес ни в Совнарком, ни в СТО, ни в Госплан какое бы то ни было предложение по хозяйственным, финансовым, бюджетным и тому подобным вопросам. Он категорически отказался от поста заместителя Ленина. Это он, повидимому, считает ниже своего достоинства. Он ведет себя по формуле: "все или ничего". Троцкий фактически поставил себя перед партией в такое положение, что: или партия должна предоставить тов. Троцкому диктатуру в области хозяйства и военного дела, или он фактически отказывается от работы в области хозяйства, оставляя за собой лишь право систематической дезорганизации ЦК в его трудной повседневной работе.

Мы заявляем, что так же, как и прежде, Политбюро не может взять на себя ответственности за удовлетворение претензий Троцкого на его диктатуру в хозяйственном руководстве, в дополнение к тем полномочиям, которые он уже имеет, как председатель Реввоенсовета. Наш долг сказать: за рискованный опыт в этой области мы ответственности взять на себя не можем. [... ]

Из письма Троцкого в ЦК и ЦКК от 24 октября 1923 г.

Попытки привлечения имени Ленина к нашим разногласиям. Письмо членов Политбюро делает попытку вовлечь в нынешние спорные вопросы имя тов. Ленина, представляя дело так, будто бы, с одной стороны, есть продолжение политики тов. Ленина, а с другой, борьба против этой политики. В более осторожной и прикрытой форме попытки такого изображения разногласий делались не раз -- и в эпоху подготовки XII съезда, и особенно после него. Именно потому, что эти попытки имели форму намеков и обиняков, на них нельзя было реагировать. И именно потому эти намеки делались,

что были рассчитаны на молчание. Нынешний "ответ" членов Политбюро, пытающийся более конкретно формулировать эти намеки, тем самым, как сейчас увидим, обнаруживает их полную несостоятельность и вместе с тем дает возможность их ясного и точного опровержения. Я рассмотрю спорные вопросы пункт за пунктом, давая точные цитаты и ссылки на документы, легко доступные проверке.

1). Одним из центральных вопросов в области хозяйства являлся и является вопрос о роли планового руководства, т. е. систематического сочетания основных элементов государственного хозяйства в процессе их приспособления к растущему рынку. Я стоял и стою на точке зрения, что одной из важнейших причин наших хозяйственных кризисов является отсутствие правильной, единообразной регулировки сверху. Совершенно верно, что по вопросу об организации планового руководства у меня были разногласия с тов. Лениным. Авторитет Ленина значил для меня не меньше, чем для любого члена ЦК. Но я считал и считаю, что партия выбирает членов ЦК для того, чтобы они отстаивали в ЦК то, что в каждом данном случае считают правильным. Как же разрешился вопрос со стороны самого тов. Ленина? 2 июля 23 года Политбюро получило от Надежды Константиновны Крупской специальную записку Ленина "О придании законодательных функций Госплану", продиктованную 27 дек. 22 года. В этом документе Ленин пишет следующее: "Эта мысль выдвигалась Троцким, кажется, уже давно. Я выступал ее противником потому, что находил, что в таком случае будет основная невязка в системе наших законодательных учреждений. Но по внимательному рассмотрению дела нахожу, что, в сущности, тут есть здоровая мысль, именно: Госплан стоит несколько в стороне от наших законодательных учреждений, несмотря на то, что он, как совокупность сведущих людей, экспертов, представителей науки и техники, обладает, в сущности, наибольшими данными для правильного суждения в делах. В этом отношении, я думаю, можно и должно пойти навстречу Троцкому, но не в отношении председательства в Госплане либо особого лица из наших политических вождей, либо президиума ВСНХ и т.д.", и в заключение Ленин высказывается против такой работы Госплана, когда этот последний рассматривает определенное

57
{"b":"44024","o":1}