ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Свое полное непонимание ситуации я не скрывал - не скрывал всем своим дурацким видом. Чувствовал себя отвратно, будто заглотил пенту мочи и занюхал шматом, похожим на сало с голубоватым отливом.

Бр-р-рг! Меня чуть не вырвало на зазевавшегося товарища в новом хлопковом костюме от голубого, как сало, кутюрье де`Сороко. Пересилив себя, задал несколько вопросов, своему приятелю, разумеется. После чего взял топор, чтобы совершить акцию по личному членовредительству. Дальновидный друг отобрал орудие возмездия и утешил тем, что жизнь продолжается. Продолжается? Как жить, чувствуя себя самым последним идиотом из всех идиотов, и зная, что самый даунистый даун умнее тебя во сто крат.

По мнению господина Сухого, ситуация вокруг нашего миллиона сложилась взрывоопасная: "черный" директор ВБ Аслан Галаев, он же вор в законе Галка, узнав о странном обогащении двух пришлых дуриков, решил разобраться в таком анекдотическом казусе: отдавать миллион долларов на сторону, никогда в жизни! Да, очевидно, господин Брувер совершил трагический просчет, решив сыграть свою игру. Какую игру? В игру, где на кону шуршал миллион "зелени". Возможно, он превратил виртуальную сумму в 1 000 000 $ в реальный денежный брикет, да не успел им попользоваться. Его убрали, как не оправдавшего доверия. Дальше в игру заступает краса Мая. Дедушку жалко, да интересы общего дела с вором в законе превыше всего.

- Стоп, - запротестовал я. - Что-то не сходится. Я ей первый позвонил?

- Они обыграли ситуацию в свою пользу, - отвечал Василий. - Когда узнала об Илюше, дала наводку Галаеву, тот прислал двух горных орлов...

- А тут боевое прикрытие, - хныкнул я. - Хитр`о. Как я понимаю, ты с Галкой на дружеской ноге?

- Мы друг друга уважаем, - усмехнулся мой друг, - как две ядерные державы. Но когда гуляют большие капиталы...

Я прерываю товарища: неужели кавказский вор в законе не знал, что мы с Илюшей ходим в дружбанах с ним, представителем славянского спортивного сообщества?

- Вот здесь, как ты говоришь, не сходится, - соглашается мой товарищ. - Разберемся, - и делает предположение, что, быть может, ещё кто-то влез в эту мыльную историю.

Его сомнения бодрят меня, как водка: не так все однозначно! Уверен, Мая даже не подозревает о наших пакостных выводах, касающихся её участия в этом деле. Если не прав, то тогда мне грош цена, как человеку разумному и чувствующему. Довольно наводить напраслину, требую я, пора ехать на встречу с Галаевым и разбираться по существу.

"Спортсмен" соглашается, однако выдвигает условие, чтобы Илью охраняли. И тревожит своих коллег по сотовому телефончику. Скоро появляются два молодца, одетые во все черное, будто пришли с поминок. Их крупные боксерские лица биты и без особого интеллекта. Не они ли дежурили вчера ночью у нашего дома для защиты интересов спортивного общества "ЦСКА"? Если это так, то могу больше беспокоиться о судьбе аутиста.

Наша великолепная четверка вваливается к соседу Павлову, приводя того в ужас. Проснувшийся Илюша сидит на кухне, ковыряясь в тарелке с манной кашей. Вид у него доброжелательный, как у марокканского апельсинового дерева во время сезона дождей.

- Вот этого малого охранять, как зеницу ока, - приказывает господин Сухой. - И потакать всем его желаниям. Он псих, но умный. Так бывает. Да, Илюша?

- Ыыы, - радуется тот, смотря слезящимися глазами на нас.

- Работайте, как вчера, - похлопал друзей по широким, как кровати, спинам Василий, и я понял, что мои предположения были верны.

И поэтому, когда мы помчались по городу на серебристом БМВ, я позволил выдвинуть некоторые претензии своему приятелю.

Во-первых, нельзя ли было предупредить о том, что выставлено боевое прикрытие, во-вторых, нельзя ли было обойтись без трупов в моей квартире, в-третьих, его домыслы по отношению к Мае оскорбляют мои лучшие чувства, в-четвертых, куда мы так убиваемся?

На все это Сухой отвечал: я - известное трепло и говорить такому лишнее не рекомендуется, трупы в квартире - производственная необходимость, Мая - темная лошадка, убиваемся мы на "стрелку", забитую в ресторане "Золотой колос", что на бывшей ВДНХ.

- "Золотой колос"? - переспросил. - А почему не на биржу?

- Там санитарный день, - буркнул Василий, - в связи с безвременной кончиной Брувера.

- Как получать миллион, - недовольно заерзал на сидении, - так санитарный день.

- Думай о вечности, балда, - посоветовал мой друг и предупредил, что тары-бары с кавказским вором в законе могут зайти далеко, и поэтому я должен быть готов к любым неожиданностям.

- Всегда готов, - и оттопырил полу пиджака.

Мой друг покачал головой: во, придурок с топором, и поинтересовался, как я собираюсь действовать против вооруженных до зубов нукеров?

- Это психическое оружие, - сказал я. - Если что, уничтожим врага морально.

- Я тебя боюсь, - пошутил Василий.

Бывшая Выставка достижений народного хозяйства превратилась в торговую точку размером в несколько десятков гектаров. Летняя публика тарабанила коробки туда-сюда с упорством трудолюбивых муравьем, братьев наших младших. Аттракцион "Чертово колесо" с любителями острых наслаждений бесконечно разрезало небесное полотно пополам.

Свободно миновав охрану у ворот, БМВ закатил на территорию выставки. Мелькнули помпезные залы, построенные в 50-е годы, золотились фигурами фонтаны, застыла в бессрочном полете гагаринская ракета "Восток".

- "Золотой Колос", - указывает Василий на здание, выполненное в стиле античного ампир, но с родными гипсовыми вензелями, обозначающими хлеборобное богатство СССР.

Я шумно вздыхаю: золотое времечко было-то, все народы мира нас, ядерно-ракетных, боялись, а значит, уважали, а мы дули водку за 4 руб. 12 коп. на тараканьих кухоньках и поносили власть, считая её в стойком маразме. Что теперь имеем взамен? Водка вся та же - из нефти, а держава по-прежнему гибнет в миазмах духовного разложения и бесславия. Мало того, начались необратимые техногенные процессы распада: тонут атомные субмарины, горят свечами телевизионные башни, падают самолеты и так далее.

Полный ВВП - великий всероссийский пиздец! И как с ним бороться, кажется, никто толком не знает: ни власть беспомощных мелких людишек с лубянисто-льдистыми глазами, ни спивающийся, терпеливый и глуповой народец.

51
{"b":"44038","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
316, пункт «В»
Хрестоматия Тотального диктанта от Быкова до Яхиной
Все-все-все Денискины рассказы
Сердце под прицелом
Большая книга японских узоров. 260 необычных схем для вязания спицами
Бригадный генерал. Плотность огня
Маркетинг без бюджета. 50 работающих инструментов
Оторва, или Двойные неприятности для рыжей
Лавр