ЛитМир - Электронная Библиотека

Заняв господствующую высотку, мы принялись вести наблюдение. Объект находился под защитой лесочка и бетонной стены, похожей на Берлинскую, канувшую в лету. Незаинтересованный взгляд не заметил бы ничего подозрительного — то ли армейская часть, то ли фабрика по производству презервативов, то ли свечной заводик. Но с отличным бетонированным подъездом, пулеметными гнездами, колючей проволокой и, видимо, электронной системой слежения по всему периметру. Как говорится, ни мышке, ни мишки делать не х… я. А нам? Нам тоже, признался Сосо, чтобы взять эту крепость, нужны бомбардировщики В-52.

— Ничего, вызовем, — буркнул я, — с аэродрома Джона Кеннеди.

— Иди ты, Ехан Палыч! Все шутки шутишь.

— Да, — признался я. — Здесь нужен месяц, чтобы тихо продырявить всю систему.

— А если громко?

— Сутки.

— Как понимаю, кацо, пойдем по первому варианту?

— И не надейся, Сосо.

Я понимал, что мой план сумасброден и глуп, не имеет никакого отношения к военному искусству. Рефлектирующий папарацци решил в ближнем бою столкнуться с монстровидной Системой, не имея никаких шансов на победу. И тем не менее мы были обязаны идти на бетонированную амбразуру. Первым всегда смертельно трудно. Возможно, потом за нами пойдут другие?.. Пойдут ли?..

Отношение фруктового барона Гоги к нашему плану было сдержанным — он прекрасно понимал, что наши шансы на победу минимальны. Их нет, этих шансов. Но взбить жирную холку Системе надобно. И в полуночной беседе, как это лучше сделать, мы сидели в комнате отдыха, шурша бумагой, где был начертан план объекта «Госзнак USA», когда по мобильному телефончику прошел сигнал. Сосо Мамиашвили привычным движением прислонил аппарат к небритой щеке, выслушал сообщение, глянул на меня.

— Что? — встревожился я.

— Хулио, — и резким движением ладони «перерезал» горло.

Наш экзотический друг и товарищ совершил ошибку — он помнил страну, где проводил веселые и беззаботные деньки, и поэтому не принял достаточных мер безопасности. Декоративные секьюрити казино «Красная звезда» и невидимые бойцы невидимой Организации Освобождения Трудового Народа не могли защитить его от профессионального и агрессивного наскока. А то, что работали профи, не было никаких сомнений.

Меня и Сосо, как близких товарищей погибшего, пропустили через милицейские кордоны. Специфический запах крови и пороховой гари витал в бывшем доме культуры. По сбивчивым показаниям служивых людишек, нападение произошло около полуночи. Около десятка боевиков атаковали игровые залы и подсобные помещения. Из посетителей никто не пострадал, может быть, потому, что не оказывали сопротивление? Но скорее всего цель нападения была определенная: Хулио и его любознательная команда папарацци. Когда мы заглянули в комнату, обитой кожей, то мне показалось, что под ногами следователя хлюпает кровь. Потом понял — игра теней. Хулио и его трое приятелей были искромсаны автоматными очередями. Пулевые отверстия червоточили на искореженных телах. На лицах — выражение недоумения и какой-то детской обиды, будто отняли жизнь, как игрушку.

Следователь задал несколько вопросов, и главный — подтверждаем ли мы, что этот гражданин Испании Хулио Мария Санчес Хуанито де Сильва? Мы подтвердили. А почему бы и не подтвердить. Потом нас попросили оставить наши данные. Следователь, услышав мою фамилию, задумался: кажется, проходила ориентировка по этому Ф.И.О? Я развел руками: это навряд ли, товарищ начальник, фамилия моя известная, графская. Или журналистская. На выбор. Да? Да-с. Понятно, что заниматься нами, живыми, было некогда, и мы были выпущены на волю, которая встретила нас у входа «Красной звезды». Там стояли «кареты скорой помощи». Два санитара заталкивали в глубину труповозки носилки с жертвой. Я увидел качающуюся тонкую руку и луковицу часов на ней.

— Минутку, мужики, — попросил санитаров и приподнял простынь: хакер с придушенным заостренным лицом. С тоже крайне обидчивым выражением, словно его обманули самым подлым образом.

— Чего? — спросил один из санитаров. — Свояк? Не свезло, придушили, как куренка.

Потом мы с Сосо сели в «Шевроле», закурили — дымок уплывал в летнюю душную ночь, тая. Как наши души, сказал я, как наши души. Ты о чем, Вано? Так, ничего, кацо, мысли вслух, кажется, дождь будет. Будет, согласился мой товарищ, хорошая погода для охоты на лис и мойш. Мойшу мы сделаем потом, а сейчас надо делать первого, князь. Я такого же мнения, генацвале.

И мы посмотрели друг на друга и поняли друг друга, как люди, которым нечего терять, кроме жизни.

Так вот получилось, что мы были вынуждены колесить по ночной столице. На Тверской стояли бляди, как мужественные постовые на часах. Пожаром полыхали рекламные огни. У ресторанов и ночных клубов по интересам кучились автомобильные стада. Мы на «Шевроле» кружили вокруг этих злачных местечек, поскольку у нас не было времени вести тщательную предварительную подготовку. Надежда была только на удачу.

И она нам, сука, улыбнулась: у клуба для избранных «Fillini» (прости, мэтр!) мы наконец приметили то, что искали — лимузин «Рольс-ройс». Радости не испытали — это была наша работа. Чтобы не случилось неприятных накладок, я, вооружившись тигом, отправился на беседу с личным шофером господина Лиськина.

Похожий на упитанного галльского петушка, служивый в униформе сладко дремал, овеваемый ночным ветерком. Я тиснул руку с тигом в окошко и пощекотал чужой кадык. Когда оппонент понял вопрос о своем хозяине, то заметно занервничал и попытался цапнуть из кобуры пистоль китайского производства. Болван, он решил, что ему снится дурной сон — нож перерезал его сонную артерию и кровь ударила упругим фонтанчиком: плюм-ц! А ведь я хотел только узнать, когда ожидается парадный выход Большого Лиса, любителя пристраивать кровавые шоу. С музыкальным помпезным сопровождением.

Припарковав авто в темном переулочке Сермяжный, удобном для отступления, мы с Сосо отправились на тяжкий наш промысел. Со стороны казалось, что двое спортсменов возвращаются с напряженной тренировки по гребле на каноэ. Пройдя мирными спящими двориками, мы оказались над крышей бойлерной. По металлической лесенке аккуратно спустились вниз. Тени от деревьев защищали нас от стороннего взгляда. Найдя куски картона, пробрались к краю производственного помещения. Кинули картон, прилегли позиция была идеальна. Для удобства гостей и вечного праздника владельцы ночного клуба «догадались» поставить мощные прожектора на бойлерную. По этой причине парадный подъезд освещался, как днем. Очень удобно для стрелков. Хозяин и его телохранители на минуту «слепли» после искрящегося и плотного ужина, а этого времени достаточно с лихвой, чтобы нажать на спусковой крючок.

— Ты как, брат? — щелкнул предохранителем. — Готов к труду и обороне?

Мой товарищ усмехнулся: он всегда готов, как пионер. А был ли он пионером? Вах, конечно, очень примерным мальчиком, которому в шестом классе вручили грамоту за успехи в соревнованиях по шахматам. Да, задумался я, если бы наши милые и недотепистые учителя, проповедывающие высокие коммунистические идеалы, видели бы нас, ленинских орлят на этой смоляной крыше с АКМ, готовыми к бою, то, наверно, испытали глубокое чувство досады за зря прожитую жизнь.

Потом мы потравили байки о киллерах. Последний анекдот такой: у суперубийцы день рождения. К нему приходят друзья. Кто дарит джип, кто оптическую винтовку с платиновым прикладом, а самые «крутые» говорят: вот тебе, Петя, «дипломат» с миллионом баксов, он твой, если сделаешь клиента, который лежит в твоем гараже. Миллион, чешет репу Петя, ну ладно, и отправляется в гараж. Там лежит связанная по рукам и ногам жертва. В розовых подарочных бантах. С кляпом во рту. Интересно за что его, думает Петя и вытаскивает кляп. Клиент поет: «С днем рождения — с днем рождения!..» (на английском).

Развлекаясь таким нехитрым образом, мы внимательно отслеживали обстановку у парадного подъезда клуба. Нельзя сказать, что там наблюдалось столпотворение. В этот полуночный час позволяли себе отдыхать только три класса трудящихся: Банкиры, Бандиты, Бляди, как верно когда-то заметил господин Берековский. БББ — не напоминает ли это 666? По-моему, очень даже напоминает. Как говорится, без комментарий.

101
{"b":"44039","o":1}