ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вах! Ч-ч-чего?

С помощью космических спутников, болтающихся окрест нашей планеты, я связался с Хулио и сообщил, что мечтаю вновь с ним повстречаться, но без «Бешеной Мэри».

— Ваньо, как без женщин, — смеялся мой бывший сокурсник. — Я тебя не узнаю?

— Я сам себя не узнаю, — признался, обещая скоро быть в «Красной звезде».

Если бы мне ещё вчера сказали, что я буду обращаться за помощью к движению коммунистического толка… Черт знает что! Только в неизлечимых, больных мозгах могла материализоваться мысль о том, что все люди равны. Да, они равны перед Богом. Но неравны по своим природным способностям. (Опустим проблему классов.) То есть каждый человек, рожденный Божественным провидением, заполняет именно ту клетку в Миропорядке, которая только ему и предопределена. Сумасшедшие экстремисты, взбаламутив доверчивые умы обывателей и мещан мечтами о равенстве и братстве, нарушили естественный ход истории. Кто был ничем, тот станет всем. Проста и удобна идея для многомиллионных односеменодольных идиотов, способных в миг ввергнуть миротворческое начало в кровавую бойню, в клоаку, в хаос, в ничто. Страшен вчерашний раб, он всех хочет сделать рабами. Под новыми лозунгами о свободе коммерции и предпринимательства. Но пока ничего не меняется. От героического далекого прошлого нам достались дутые мифы, страхи перед беспощадным государственным молохом и генетическое вырождение. Мы — нация пассивных вырожденцев, у коих навсегда отбито чувство самосохранения. Мало кто хочет заниматься грязной работой. Проще быть как все. А я не хочу быть как все. Нас мало, но мы есть. Мы — папарацци, и мы будем заниматься отвратительной золотарной работой: очищать души от нечистот безумных идей, от паразитической лжи, от каждодневного предательства себя. Мы свободны, нам нечего терять, кроме своих душ, и этим мы опасны двуглавой власти. Пока есть мы, власть будет чувствовать себя ущербной, оскорбленной, дутой. И в данном случае, мне все равно к кому обращаться за помощью: Бог и Дьявол едины. И конфигурация звезды, когда ею клеймят твою святую душу, не имеет никакого значения.

По столице, оплавленной жарой и газовыми атаками автотранспорта, мы продрались к казино. В дневном свете оно уже не казалось столь респектабельным и состоятельным заведением — бывший районный дом культуры, маленько обновленный, с дешевыми гирляндами крашенных лампочек.

Встреча с Хулио тоже прошла без особых на то восторгов и тостов. Мы уединились в знакомом мне кабинете и обсудили животрепещущий вопрос.

— Какие проблемы, Ваньо, — широко раскинул руками мой экзотический товарищ. — Нет проблем. Вызываем хакера, он проверяет всю эту херню, и «Бешеная Мэри» наша?..

— Хакер — это кто? — насторожился я.

Оказалось, что под этим благозвучным словцом скрывается профессия человека, умеющего взламывать компьютерные системы. Щелкнет дискетку, как орех, самонадеянно заверил меня Хулио, и узнаем мы, брат, всю подноготную правду об этих демократах-акробатах.

Я засомневался: все слишком просто. Как бы нам в резиновых ботах не навернуться, выражаясь сдержанно, головой в отхожее место.

— Какие боты? — не понял Хулио. — Какое отхожее место?.. Ты о чем, Ваньо?..

А ведь я оказался прав, мне к бабке не надо ходить, чтобы знать будущее. Прибывший хакер — моложавый НТРовец с фанатичным сиянием в глазах — вызывал доверие. Без лишних слов мы прошли в компьютерный центр, находящийся в бронированном подвале казино. От кондиционеров было прохладно и приятно. Сам центр напоминал филиал Пентагона, если я верно его представляю: несколько десятков компьютеров, выполняющих свои неизвестные производственные задачи. Хакер сел за экран одного из светящихся дисплеев, профдвижением тиснул дискетку в щель агрегата и принялся «играть» на клавишах, как пианист Писин. Я пнул Хулио в бок и мимикой напомнил казус в концертном зале имени П.И. Чайковского. Друг закатил глаза к потолку: о, святая дева-Мария, мне бы это не помнить… И пока мы таким образом вспоминали прекрасное прошлое, хакер застопорился в настоящем. В чем дело, занервничал я, чувствуя, что праздник будущего откладывается на неопределенное время. И что же выяснилось? По уверению хакера, дискетка есть главный элемент в разархивации базового пакета. Другими словами, когда много информации её сжимают в компакт-диске, как газ «Черемуху» в баллончике. Для удобства. А если возникает нужда, то, используя дискетку, полностью расшифровывают всю информацию.

— Я понял, — твердо заявил. — Но хотя бы примерно можно узнать, что мы имеем на этой е' дискетке?

— Нельзя, — равнодушно ответил хакер. — Дискетка под паролем.

— Так надо найти этот пароль, товарищ хакер, — сдерживался из последних сил.

— Нельзя.

— Почему?!

— Допустим ошибку в поиске пароля, информация самоуничтожится…

О, Боже! Как я матерился на весь этот НТРовский мир и на мир вообще. Я проклинал колченого Всевышнего за то, что он так изощренно издевается над своими несмышлеными детьми. Я смешивал в грязь все святое, что ещё осталось на этой погибающей планете — любовь, дружбу и души прекрасные порывы. К черту!.. Ничего не осталось! Кроме разлагающей гигантской свалки с мерзкими и прожорливыми человекоподобными тварями, способными только на зависть, ненависть и убийства. Когда моя экспрессивная речь закончилась, в тишине компьютерного центра раздался удивленный голос Хулио:

— Ваньо, не понял? Не знаешь пароль, а мы, человечество, виновны? Нехорошо…

— Иди ты!..

— И пойдем-пойдем… утолим печаль «Бешеной Мэри»! — обнял за плечи. Что произошло, Ваньо? Ты живой и мы живые, а все остальное… херня. Если враг не сдается, его уничтожают.

И я поплелся за мужественным революционным товарищем, понимая, что бой не на живот, а на смерть впереди. И шансов победить в нем и выжить в нем у нас никаких. Вернее, он есть: один против миллиона. Что уже самом по себе много. Для приговоренных к чертованию.

Деревянный доллар

(часть пятая)

Хорошо быть памятником. Никаких проблем, кроме окисления и капающих пометом голубей. Стой и смотри на суету людей, уверенных, что они заняты строительством счастливого будущего. Не знаю, как у всех, но мой завтрашний день теряется в мутном мареве. Узлы обстоятельств вокруг моей шеи затянуты настолько крепко, что я уже сам себе не могу дать гарантий встречи нового дня. Может, поэтому решил встретиться с дочерью. Впрочем, причина встречи была в другом, да об этом лучше пока умолчать.

Я сижу на бульварной лавочке и смотрю, как вокруг памятника Поэту дог Ванечка, изображая коня, таскает Марию на роликах. Дочь хохочет, а пес, пуская слюни, скалится добродушной улыбкой. Они друг другу понравились. Это твой подарок, Маша, сказал я, при условии, что он пока будет жить у тети Аи на собачьей ферме. Дочь меня поняла — такого беззащитного животного опасно держать рядом с бабушкой и мамой. И вот мы гуляем на бульваре, и ждем, когда моя бывшая вторая жена Ая прикатит на «Ниве».

После того, как мы не сумели расшифровать найденную дискетку, у меня возникло ощущение опасности. Не каждый день владеешь вещичкой в миллион долларов. И потом: если заинтересованная сторона узнает по случаю, что я скрываю предмет у себя, то головы не сносить. Мне. Не лучше ли застраховаться? Что я и сделал, использовав оригинальный способ хранения куска пластмассы.

А текущая проблема — угадать пароль этой проклятой дискетки. А как? По утверждению хакера, это может быть слово или знак. Отгадать невозможно. Пароль скрыт в взбаламученном мозге господина Любощица. Снова использовать кремлевские таблетки? Боюсь, на сей раз фокус у меня не получится.

Резкий сигнал — из замызганного отечественного дорожника прыгает тетя Ая, похожая на дачницу, забронзовевшую на солнце.

— Ба! Какой у нас экстерьерчик! — профессионально тормошит пса. — Ууу, какие зубки! — И мне. — Лопухин, где скоммуниздил такую пятнашечку! Ууу, мой сладенький.

92
{"b":"44039","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Вторая жизнь Уве
Мотив убийцы. О преступниках и жертвах
Хит продаж. Как создавать и продвигать творческие проекты
Смерть со школьной скамьи
Прах и тень
Опасные игры
Владыка Ледяного Сада. Конец пути
Нелюдь. Великая Степь
Здоровый кишечник. Как обрести контроль над весом, настроением и самочувствием