ЛитМир - Электронная Библиотека

На радостях я обнял папу Коробкова и попросил прощения. За моральные издержки собаководчику была выдана сумма, эквивалентная ста бутылкам самогона из Сучкино. Папа от счастья и будущего праздника прослезился. Дог Ванечка мельтешил под ногами и тоже был счастлив. Ая возмущалась нашим расточительством и пыталась отнять у папы ассигнацию.

Когда пришло время покидать милый уголок, возник вопрос о нашей транспортировки. Проблема решилась просто. Я глянул на старенькую «Ниву», а затем — на Сосо. Тот понял меня и бестрепетной рукой расплатился с Аяей. По ценам столичного автомобильного рынка в Южном порту. Честная девушка потеряла голову и впилась в княжеские уста. Сосо тоже растерялся и не знал, как себя вести с б/у женой друга. То ли отвечать взаимностью, то ли отбиваться из последних сил. Я пожал плечами и начал прощаться с Ванечкой: прости, пятнашка, при первом же удобном случае, вернешься ко мне и коту; дог меня прекрасно понял и нервно зевнул, мол, гляди в оба, Палыч, храни себя, как зеницу, блядь, ока.

Загрузившись в отечественный дорожник, мы с Сосо отмахнули обитателям зверофермы, и под полифоническое гавканье устремились во влажную ночь.

Там, мы знали, нас ждет город, где «Мертвые просыпаются. Обуваются. Открываются текущими толпами, плачущими безмолвно. Эти толпы в слезах влезают на столбы. Чтобы вывинтить лампочки. Большие куски нашей славы парят и витают во мраке.»

Риск — дело благородное, но мы решили сдержать свои благородные порывы, и вернулись в ночную столицу по проселочным дорогам. По мобильному телефончику я связался с Хулио и предупредил о нашем неурочном появлении в казино «Красная звезда». Без фраков. Есть успехи, Ваньо? Все есть, Хулио. И у нас новости… Приятные? Это как на них посмотреть, товарищ.

И мы поспешили в учреждение культуры, чтобы успеть сделать ставки на изумрудное жизнеутверждающее поле жизни. Секьюрити «Красной звезды» никогда в жизни не видели таких дорогих гостей — в черноземе, пропахших чесноком, с автоматическим оружием. Хорошо, что нас встречали, а то пришлось бы ввязаться в ближний бой.

Дальнейшие события развивались стремительно. Помятый и поднятый с постели хакер ожидал нас в компьютерном бункере. Я тиснул ему дискетку и назвал её пароль: $.

— Как? — не поняли меня.

— А вот так, — и нарисовал на бумаге знак: $.

— А вы уверены?!

— Уверен, мудак, — и передернул затвор АКМ. — Считаю до одного!..

Понятно, что товарищи меня разоружили, как армию, и предупредили, чтобы я больше так не шутил. В свою очередь я потребовал выполнить элементарную просьбу — нажать клавишу со значком $.

— Учти, ошибка равна смерти, Ваньо, — предупредил Хулио. — Откуда знаешь о $?

Я заорал, что не намерен рассказывать свою биографию с младенческих ногтей, мне или верят, или пошли все известно куда?.. Вот так всегда распахиваешь светлую душу свою, а в неё плюют желчной и завистливой слюной.

— Ладно, с нами Бог, — принял решение испанский коммунист и перекрестился.

И Боженька нам помог, помог, черт подери! Поманипулировав на клавиатуре, хакер задержал дыхание и с выражением боли на НТРовском лице утопил клавишу со значком $. Не верил таки, сукин сын. И что же? На экране дисплея выступили странные иероглифические обозначения, на которые все присутствующие уставились, не буду оригинальным, как бараны. Кроме хакера, разумеется. Тот, с вдохновением вглядываясь в экран, расцвел лицом, как майская роза на бюсте царской особы. Наступила тишина, было лишь слышно, как в наших грудных клетках хлюпают помпами окровавленные сердца.

Я поймал себя на мысле, что впервые чувствую сердце и его боль. Странно, такого никогда не было? Может, был мертвым, а теперь просыпаюсь, и поэтому начинаю чувствовать эту саднящую боль.

Наконец хакер прекратил пялиться на иероглифы и, откатившись на кресле с колесиками от дисплея, в задумчивости почесал стриженную потылицу. Этот жест мне не понравился: что ещё надо, мать твою хакера так?.. Этот вопрос повторил вслух. На меня зашикали, где культура общения с изнеженным представителем НТР?

— А пусть объяснится, — вредничал я. — Не для этого мы гецали жопами по Европам, чтобы смотреть на его ужимки.

— Молодой человек, — на это ответил хакер и нервно поправил на руке луковицу часов. Они были огромны и походили на попку павиана (в миниатюре). — Вы не хамите, если хотите…

Павиан компьютерный, промолчал я, прекрасно понял, что его не пристрелят, пока он не прочитает лекцию об основах ЭВМ. Я ощерился в долготерпимой улыбке и сделал вид, что заинтересовался собственными измызганными башмаками.

Закончив витать в облаках, хакер понес такую специфическую ахинею, что никто его не понял. Тогда Хулио хладнокровно напомнил, что для многих нас самым сложным техническим устройством в мире является мясорубка или автомат Калашникова, и поэтому просьба к мэтру объясниться на пальцах.

— Ну, что сказать, господа, — вздохнул на это хакер. — Мы имеет своего рода ключик… э-э-э… для запуска некого автоматизированного производства.

— Производства? — ахнули мы все. — Производства чего?

— Трудно сказать, товарищи, — развел руками. — Это может быть… швейное производство… литейное производство… водочное производство.

Ванечка, спокойно, сказал я себе, спокойно. Ты у цели. И цель эта тебе известна. Ключик для производства? Производства чего?

— Ваньо, что с тобой? — услышал тревожный голос Хулио. — Плохо? Не выпить ли нам, друзья?

— Мне хорошо, Хулио, ты даже не представляешь, как мне хорошо, ответил, чувствуя нечисть, корчащую под моими унавоженно-чесночными башмаками. — И знаешь почему?

— Почему?

— Потому, что знаю, о каком производстве речь?

Мне не поверили. И никто бы не поверил, находясь в здравом уме. В это нельзя было поверить. Однако это было так. Именно так. Более того, анализируя все прошедшие кровавые события, я все больше и больше убеждался в своей правоте. В конце концов я потребовал принести подкову. Прабабка Ефросинья, ау; это я твой внучек, спасибо, бабуля!

— Подкову?!

— Должна же быть она в казино, вашу мать!

— Ваньо, ты еб… лся!

— А подкову, блядь, дайте!

И когда её доставили, алюминиево-декоративную, я вывернул её и получил знак: S. Чем окончательно вверг своих боевых друзей в уныние, убедившихся, что со мной случился непоправимый психический слом. От пережитого.

Пришлось вспоминать прошлое — те славные и беззаботные деньки, когда я ведать не ведал о такой профессии, как папарацци. Помнится, Сосо Мамиашвили, спасибо ему родному, помог обрести эту незатейливую профессию. Не так ли? Так, не отрицал этого факта князь. После того, как я посетил редакцию «Голубое счастье», началась чертовщина, в результате которой я заснял вторым планом господина Sodos'а, известного мирового шулера и финансиста, прибывшего в нашу славянскую столицу инкогнито. И цель его была — программа «S». Программа Sodos. Вернее, программа «$».

$ — именно так, а не иначе.

Доллар — он, и только он, стоит в основании этой программы. Производство чего, говорите? Отвечаю — производство долларов. Долларов, господа! Долларов, товарищи. Долларов, страна!

Не знаю, в чью блядскую властную голову пришла эта простая и гениальная идея, но то, что она имеет место быть — факт.

Реализацией программы «$» можно мгновенно решить несколько глобальных проблем: финансировать все аукционы по продаже государственной собственности, финансировать доминацию рубля, спасти его от неизбежной инфляции, опять же спасти власть от народного гнева, финансировать СМИ, чтобы они были послушны, как дети, финансировать силовые структуры в этих же попечительских целях, финансировать будущую избирательную компанию по выборам нового старого президента… И так далее.

Мы имеем уникальную программу по практически бескровному захвату власти в республике. Зачем призывать народец под лозунги да стяги и строить баррикады? Если можно построить маленькую тайную фабрику по производству долларов, получив на эту ползучую, как контра, акцию добро МВФ Международного валютного фонда. И подозреваю, что новая фабрика «Госзнак USA» уже готова функционировать на благо прекрасного будущего молодых, понимаешь, реформаторов, любителей читать лекции о секвестре бюджета и пересаживать чинодралов в отечественные разваливающиеся колымаги.

98
{"b":"44039","o":1}