ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Возвращение на грешную землю после звездопадной любви было трудным. Я перенес Анастасию в домик - она спала. Я же не мог уснуть: неистребимый запах морской капусты встревожил меня. Потом понял: запах водорослей, так похожий на запашок морской капусты. Лейтенант Татарчук любил продукт моря и верил, что он укрепит его организм. Он ошибся и пули пробили молодое тело, как фанерную мишень на стрельбище. Чтобы так жестко поступить с сотрудником безопасности, надо иметь обстоятельные причины? Какие они? В подобных случаях говорят: он слишком много знал. Что мог знать Васек Татарчук, осветленный морем и счастливым дивноморским детством?

И, лежа на продавленном топчане в немыслимом захолустье мироздания, я снова принялся анализировать общую ситуацию.

Итак, мы имеем мореходный транзитный путь: остров Кипр и приморский городок Дивноморск лишь перевалочные пункты. По морю ходит яхта и, быть может, не одна, их много. Но речь сейчас о посудине братьев Собашниковых очень вместительной посудине. За раз она способна перетащить около двухсот килограмм порошка. Мало это или много? Думаю, достаточно, чтобы слегка протравить всех желающих на нашем евроазиатском пространстве. А одна граммуля героиннового счастья на черном рынке зашкаливает за сто баксов. Следовательно, чем больше кг. , тем выше прибыль. А чем выше прибыль, тем сильнее структура, занимающаяся этим прибыльным бизнесом. Братья работают на представителя столичных структур Папу-духа, это без всяких сомнений. То есть гражданин Дыховичный у нас куратор этой райской дивноморской местности. А кто у нас номинальный хозяин эдема у моря? Правильно, господин Каменецкий Лев Михайлович. И у меня есть все основания подозревать, что он летает в "Орлиное гнездо" не только поплескаться в газированном источнике, но держать совет по проблемам текущего дня. Теперь остается провести оперативно-боевые действия, чтобы эту связь конкретизировать. Зачем? Наверно, чтобы снять все вопросы. Не люблю недомолвок. Хотя необходимо время и определенные усилия, чтобы отреставрировать прошлые события.

За окнами домика пробуждалось утро нового дня - на штилевой водной глади стыли лодочные скорлупки, тарахтели шаланды, полные кефали, пока ещё невидимая звезда первой величины угадывалась у горизонтной ниточки, просвечивая ренгеновыми лучами хребет планеты и её огромные воздушные легкие.

Я неслышно собрался в боевой поход. Анастасия спала, подложив под щеки руки, как это делают послушные дети в послеобеденный тихий час. В её подрагивающих ресничках путалась наша шалая ночь любви.

- Уговор дороже денег, - сказал я ей, когда мы приехали на этот край земли. - Отсюда ни шагу три дня.

- И три ночи?

Со спокойной душой я покидаю домик, занесенный илом и сухими водорослями. На берегу корежатся рассохшиеся старые лодки. Я прохожу мимо них по мокрому песку, оставляя следы. Оглянувшись на прощание, обнаруживаю, что волны, будто зализывают эти следы, похожие на рваные раны нашей цивилизации. И скоро берег будет так же чист и вечен, как и миллионы лет назад.

Тогда спрашивается: на кой черт вся эта кровопролитная маета? А? Нет ответа. Остается только жить и смотреть, что из этого неестественного недоразумения получится.

* * *

В полдень в Управление пришла оперативная информация: гражданка Милькина А.А. обнаружена мертвой в собственной квартире, а точнее, в ванной. Я изъявил готовность прибыть на место происшествия. Полковник Петренко поинтересовался: зачем это мне надо, пускай доблестные органы правопорядка занимаются этим беспроблемным трупом, у нас своих скиснутых хватает, понимаешь, Вячеслав Иванович.

- А если это наш, - предположил, - труп?

- Этого ещё не хватало? - Вскинулся руководитель. - Это домыслы или уверенность, Синельников?

Я отвечал полуправдой, объясняя свою заинтересованность вышеупомянутой фигурой исключительно тем, что она находилась в родственных отношениях с некто Катышевым Владимиром Эдмундовичем, который, как известно, по причинам мне непонятным, был освобожден из следственного изолятора.

- А что тебе не ясно, капитан? - устало сказал Степан Викторович. - За него попросили, - и вскинул глаза на потолок, где разлапилась бронзовая люстра.

- Кто?

Мог и не задавать руководству столь нетактичный вопрос. Утро я посвятил дружеским беседам с коллегами капитана Черныха. Потом в мои руки попала его докладная на имя генерала Иванова. Каким образом? Очень простым - я пококетничал с премиленькой секретаршей Валерьяной Хромушкиной и получил искомый документ. В нем предатель убеждал командование, что задержанный Катышев является агнцем Божьем и нуждается в срочном освобождении по состоянию здоровья. Генерал Иванов оставил резолюцию: на усмотрение товарища прокурора. А что товарищ прокурор Абельман Соломон Соломонович? Без комментариев.

И вот мы имеем то, что имеем: летальный исход для одного из участников ярмарки тщеславия. Это я про бывшего подполковника МВД. Проживал он, в смысле она, Милькина Александра Алексеевна, в элитном многоэтажном доме. Вид с балкона трехкомнатной квартиры, похожей на шкатулочку с драгоценностями, был прекрасен - на невидимый турецкий берег.

Когда я прибыл на место происшествия, то там уже вовсю трудились спецы из "убойного". Мертвое тело лежало ниц в ванной, наполовину притопленное водой. Боевая финка вонзилась в спину по самую рукоятку. Было такое впечатление, что убийца и жертва были хорошо знакомы. К врагу не оборачиваются спиной и не моют руки перед приемом пищи. Эту версию подтверждала и дверь из бронетанковой стали, которую хозяйка кому-то гостеприимно открыла. Кому?

По утверждению службы 02 анонимное сообщение по телефону о данном убийстве поступило в 13 часов 27 минут. Голос информатора был юным, истеричным.

Это меня заинтересовало: не внучек ли Вова обнаружил бабушку в плохом и неестественном состоянии? На его месте я бы дал немедленного деру из проклятого Дивноморска.

Когда отсюда уходят поезда и летят самолеты в ультрамариновую неведомую даль? Узнав время их отправления, походил по комнатам. На всех вещах лежала печать безвкусной дороговизны: тяжелая мебель из красного дерева, фарфор, хрусталь, ковры, теле-видео-аппаратура. В спальне потрясала воображение кровать в стиле ампир с позолоченными финтифлюшками и бахромой. И зеркалом на потолке. Глядя на атласно-розовое и душистое ложе, я мысленно усмехнулся: по мне лучше смердящие йодом водоросли, черт побери!

37
{"b":"44040","o":1}