ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В четыре часа утра, когда меня все-таки поселили в гостиничном номере "Снежинска", я лег на поскрипывающую койку и пролистал опусы страдальца за русский народ. Я бы посмеялся над псевдонаучным бредом, утверждающим ярый расизм, веру в превосходство славян и мистицизм, однако факт, что продукция с агрессивной галиматьей расходится пятидесятитысячными тиражами, мешали мне в этом.

Например, по утверждению автора, уничтожение людей, и прежде всего евреев, в концлагерях - это было возрождение ритуала приношения человеческих жертв для задабривания древнегерманских богов, что вполне отвечало требованию времени и логическому дару великого фюрера.

Как надо относится к подобным выкладкам? Я закинул печатную ахинею под кровать и, засыпая, решил, что наша встреча с гражданином Барашковым неизбежна, как восход солнца.

* * *

До вылета в столицу нашей родины я вместе с Полуяновым успели посетить городскую квартиру господина Карпова. Там проживала его болезненная тридцатилетняя дочь с ребенком. На сообщение о гибели отца женщина с некой задумчивой рассеянностью проговорила:

- Отмучился, сволочь. Теперь квартирка наша, - и поцеловала в лоб девочку, похожую сморщенным рахитным личиком на обезьянку.

В убогой комнатке, где проживал Наум Наумович, наблюдался солдатский порядок и не было никаких признаков идей национал-социализма. Мы задали несколько вопросов дочери и после безличных ответов удалились прочь.

- Нет, никого он сюда не приглашал, - сказала женщина. - Нет, ничего не знаю.

И мы ушли в размышлениях о том, что совсем недавно господа Карпов и Нестеровой обтяпали самую выгодную сделку в своих комковатых жизнях, толкнув за общие пятьсот, наверное, тысяч долларов ядерный ранец, но не они нашли ни душевного, ни телесного успокоения: один уже разлагается на столе мертвецкой, а второй готовится к этому малопривлекательному действу с одной только разницей - мечтает утащить за собой все человечество.

- Так, - рассуждал я, - если приезжал покупатель, то был он на машине.

- И что?

- И уехали они вместе, - предположил. - Три тысячи километров за трое суток. Думаю, они уже в Москве.

- И что? - повторил вопрос Полуянов.

- Что-что?! - возмутился. - Они там, а я тут, крути веселее баранку, шофер!

- А Мстислава? - вовремя вспомнил старший лейтенант.

- А что Мстислава, - пошутил я. - Пусть добирается на перекладных.

Конечно же, мы перехватили девушку у подъезда академического дома и помчались на аэродром. Мстислава без эмоций созерцала таежный ландшафт и не поддерживала разговор. Была серьезна и походила на абитуриентку, которая робела перед экзаменами.

- Не бойся, - брякнул, когда мы прибыли в аэропорт. - Я с тобой.

- А я и не боюсь, - и посмотрела на меня так, что я почувствовал себя полным олухом.

Не учусь на своих ошибках, вот в чем дело, не учусь и не хочу. По причине самовлюбленности и собственного устойчивого критинизма. С какой кстати решил, что нравлюсь девушке? Она мне - да, а я - ей?

- Счастливого пути, - пожелали нам у трапа. - Не упадите.

Я посмеялся: спасибо за такое своевременное пожелание, дорогой друг Полуянов, уж постараемся как-нибудь долететь до родной до столицы.

Потом был полет у облаков, Мстислава отстраненно смотрела в иллюминатор. На его фоне прекрасный профиль девушки был точно нарезан на стекле. И казалось, что она недосягаема для меня, суетного охотника за призраками.

И только когда наш лайнер заметно клюнул носом, идя на посадку, Мстислава спокойным и глуховатым голосом спросила:

- Можно остановиться у вас, Саша?

... Москва встречала нас теплынью "бабьего лета". Тяжелый и мощный гул самолетов ниспадал гигантским звуковым парашютом в осенний день. На платной автостоянке меня и юную спутницу поджидал джип, пятнистый от мокрых листьев.

- А я думала, они нарисованные, - заметила Мстислава.

Она не хотела останавливаться у тетки по той причине, что старая родственница была необычайно сварливой и могла, кого угодно свести в могилу. По утрам она прятала от домашних шоколад и сгущенное молоко - в целях экономии. И очень нервничала по поводу постоянных кризисных ситуаций, как в мире, так и в стране. И в результате нажила неприятную желудочную болезнь. Навестить тетку, поговорить по душам, посочувствовать - это, пожалуйста, но проживать под одной крышей какое-то время...

Не знаю, насколько была правдива девушка, но меня подобное развитие событий устраивало. По дороге мы договорились, что я отвезу Мстиславу к родственнице, там она побудет до вечера...

- Да, если вдруг задержусь на работе, - и передал ключ от квартиры. Смело въезжай и чувствуй себя, как дома.

- Да?

Я хотел было познакомиться с тетушкой и поспрашивать её о бывшем супруге Карапове, вдруг сообщит нечто удивительное, да Мстислава отговорила - они не живут вместе уже лет сто и не имеет смысла волновать больную.

Когда мы расстались у открытой двери квартиры любимой тетки, я прыгая по лестнице через три ступени, как никогда был уверен в самом себе: вперед-вперед, menhanter, все народы мира смотрят на тебя! Впрочем, народы мира меня интересовали меньше всего, меня манили красивые глазища!

Боевые же действия начал с посещения квартиры господина А.А. Барашкова. Проживал он у знаменитых трех вокзалах в шлакоблочной башне с одним подъездом, из которого тянуло общественным сортиром. Маленькая испуганная женщина-пичужка с пучком немытых волос, открывшая дверь, назвалась женой идеолога. Сам супруг доблестно отсутствовал. Я продемонстрировал его мятые опусы и признался, что проездом в столице и мечтаю получить автографы от Артура Артурьевича самолично.

- Поищите в типографии, - поверила жена почитателю таланта её мужа, кажется, "Красный пролетарий".

"Красный пролетарий" так "Красный пролетарий", сказал я себе, хотя на самом деле черт знает что, если с его издательских машин выползает такая макулатура...

Не буду подробно рассказывать о своих поисках неонацистского идеолога на пролетарском предприятии. Такого количества книжных кирпичей сразу и в одном месте я не видел никогда в жизни. Это была рукотворная лавина, которая в скором будущем вот-вот обрушится на головы доверчивым читателям почти в буквальном смысле этого слова.

80
{"b":"44040","o":1}