ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Деньги, как и кадры, решают все? Если это так, пропала великая страна, сгинула в испарениях ненависти и варварского накопления первичного капитала. Эх, Россия, выдержишь ли на сей раз осаду кремлевских мальчиков с затопленными кровью соотечественников глазами?

Кто-то из великих деспотов прошлого признался: если бы народы мира только знали, какие мелкие и жалкие людишки управляют ими. И что же в нашем настоящем? Полагаю, ничего не изменилось: молодящаяся вошь процветает, мечтая о восхождении на царский престол. Случится ли это? Трудно сказать. Одна надежда, что ноготь в навозе или солидоле расплющит кровососущую гниду.

А с господином Боровским мы простились почти друзьями - какие могут быть претензии друг к другу: у каждого из нас своя работа и свои проблемы.

- Лучше молчать о нашей встрече, Марк Маркович, - предупредил. - И особенно о программе "S".

- А я ничего не знаю. Что я знаю? Ничего не знаю, - заспешил с уверениями, вываливаясь из джипа. - Куда мне идти? - Стоял на лесной дороге, похожий на растерянного гномика в ночной рубашке, которого злые силы вырвали из теплой постели.

Я даже посочувствовал ему и предложил снова сесть в машину, чтобы вернуться поближе к даче. Реакция на мои сострадающие слова была странная: задирая ноги в глубокой колее, банкир кинулся прочь от джипа и скоро пропал в утренней дымке лесной дороги. Я пожал плечами: вот так всегда - хочешь сделать человеку удобно, а он тебя понимает превратно.

Итак, программа "S" имеет место быть. Конечно, я верил и генералу Старкову, и госпоже Литвяк, но так устроена моя психоматорика: пока я сам в чем-то не буду убежден...

В чем же суть этой программы - интересно-интересно. В стране великих десенсибилизированных смущений нет никаких гарантий. Никому. Голову отделят от туловища в мановение ока. Лишь сумасшедшие живут празднично и радостно. И то, когда через них пропускают озонированные электрические разряды.

Тр-р-р-а-ц - и праздник души и тела расцветает, точно фейерверк в вечном мироздании. Была бы воля нынешних кремлевских мечтателей они бы все доверчивое народонаселение пропустили через динамический тонизирующий разряд, чтобы, как мудро говаривал товарищ Сталин, он же лучший друг актеров, пилотов, пастушек и физкультурников, жить было бы ещё веселее. Хотим мы или нет, но в этом смысле наблюдается крепкая, как сталь, преемственность поколений. В одном только заблуждаются теперешние властолюбцы: они слишком склочны и мелочны, чтобы их бояться; они жалки в своих устремлениях хапнуть в личное пользование природные богатства страны, утверждая с уверенностью неунывающих фигляров, что все их помыслы направлены на идею общего народного благосостояния; они тешут себя иллюзиями, что управляют чужими судьбами, однако их собственные незначительные жизни уже находятся в перекрестье оптической винтовки "Ока-74".

Дальнейшие события начали развиваться ещё стремительнее. Несмотря на то, что генерал Старков выказал мысль, что он не будет помогать по "капустному" делу, он тем не менее сообщил по телефону: меня с нетерпением ждут в казино "Красная звезда".

- Казино "Красная звезда"? - показалось, что я ослышался.

- Делайте свои ставки, господа, - засмеялся боевой товарищ. - Кто не рискует, то не пьет шампанского.

К шампанскому я равнодушен, а рисковать люблю. И поэтому поздним вечером выехал на джипе в развлекательное культурное учреждение. То есть, как я догадался, у меня появился реальный шанс приблизиться к тайнам программы "S".

Ночной клуб "Красная звезда" встретил меня вызывающим пятиконечным знаком во лбу пасмурной ночи. Ничего себе, усмехнулся я, живем в стране побеждающей демократии, а встречает посетителей коммунистический атрибут. Хотя с другой стороны: все мы вышли из дедушки Ленина, плебея разложившихся идей и заложника трупной оболочки.

У парадной двери нас поджидал улыбающийся лысоватый мужичок, похожий на зоотехника убыточного колхоза "Светлый путь". Я его знал по прошлой жизни, теперь же он, оказывается, трудился секьюрити в веселом капиталистическом заведении с коммунистической символикой и, кажется, чувствовал себе превосходно.

- Добрый вечер, господин Стахов, - выступил мне навстречу. - Вас ждут.

Нельзя сказать, что в ночном элитном клубе замечалось столпотворение желающих потратить свою трудовую копеечку. Ну это ладно, каждый кушает свой пирог и свою корочку. Самое интересное заключалось в том, что среди посетителей я не приметил ни одной дамы света или хотя бы полусвета. И это настораживало. Однако мой спутник успокоил меня: мы находимся в мужском клубе бизнеса, где придерживаются традиционной сексуальной ориентации, но женский пол сюда не подпускается по деловым соображениям.

- Похвально-похвально, - только и мог на это сказать я.

Потом мы прошли через зал. Предупредительный полумрак скрывал лица современных комбинаторов. Местечко было удобным, чтобы и кубинский аперитивчик цедить через тростинку и отечественные дела обтяпывать.

В конце концов я был приглашен в комнату, напоминающую гостевой холл. Располагайтесь, сказали мне, чувствуйте себя, как дома, и я остался один. Уселся на удобный диванчик. Обитый кожей холл был без окон и напоминал желудок гиппопотама, если я правильно представляю внутренний мир этого экзотического животного. На сервированном столике горели куполами бутылки с заморским напитками.

Я было заскучал, не пора ли познакомиться поближе, господа, но дверь наконец открылась - и появился человек, мне хорошо знакомый своими объемными контурами. Свет из открытого проема бил в глаза, однако я узнал в толстеньком и упитанном....

- Сандро, - засмеялся я. - Ты, что ли?

- Я, Алекс, я, - признался толстяк. - Сколько лет, сколько зим.

- Да, годков как десять!

Мы обнялись, давнишние товарищи по оружию. Когда-то мы дружили, потом Сандро, сотрудника Первого главного управления, отправили в длительную зарубежную командировку, и настолько длительную, что я про него совсем позабыл. И вот он - легок на помине. Смеясь, мы разлили французский коньячок и выпили за встречу.

- Эх, Сандро, - потянулся от удовольствия в кресле. - Были и мы орлами.

97
{"b":"44040","o":1}