ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Марс и Венера: почему мы ссоримся?
Пять ночей у Фредди. Четвёртый шкаф
Кладбище домашних животных
Эпоха Ренессанса
Любовь дракона
Князь Благовещенский (СИ)
Барон (СИ)
Иррационариум. Толкование нереальности
Английский для дебилов
A
A

- А я и сейчас это самое, - заклекотал мой друг. - Кондор! - И картинно причесал лысину. - А, красавец?

- Красавец-красавец, - и потребовал разъяснений неожиданному явлению такого "красавца" в обновленной стране недоношенной демократии?

- Алекс, глянем кино, - предложил без лишних слов и включил теле-видео-систему.

На экране зарядил серебряный дождик, потом пошла картинка. По первым кадрам я решил, что мне хотят продемонстрировать рекламный ролик о курортной жемчужине Средиземного моря. И пригласить на отдых с креолками. Но ошибся.

Камера невидимого и старательного агента приблизила к нам авантажную, под парусами яхту под названием "Greus", скрипящую на светлой и легкой волне. На палубе под горячим каталонским солнцем обгорали две дамы в шезлонгах и купальниках. Все было возвышенно и без признаков порнографии. Она, порнография в широком смысле слова, началась позже, когда я увидел великолепный триумвират полуобнаженных представителей сильного пола. Они находились в капитанской рубке, крутили штурвал, пили ром со льдом, смеялись и говорили на языке великого Уильяма Шекспира. Одного из них я узнал: господин Чабчало. Троица общалась на языке аристократическом и слышно было плохо, однако моего скудного словарного запаса хватило, чтобы понять: обсуждаемая проблема связана с программой "S".

- Да, - сказал я после того, как по экрану вновь зарябил серебряный дождик. - Надо срочно выпить для лучшего понимания.

- Без проблем, Алекс, - улыбнулся разведчик и передал распечатку конфиденциальной беседы на капитанском мостике яхты "Greus" на языке великого Льва Толстого, который по каким-то причинам на дух не переносил творчество великого Уильяма Шекспира.

Когда я прочитал расшифровку, мой товарищ выдал краткую информацию о собеседниках господина Чабчало, представляющего интересы высшей государственной власти РФ.

Все они проходимцы, но мирового класса, сообщил Сандро. Первый: Йорк Йок Бондельсон - гений экономического мошенничества, может закрутить такую многоходовую аферу, что Интерпол отдыхает. Второй: Грегори Пек - финансист, мультимилионер, судовладелец, любитель поиграть на бирже.

- Тепленькая компания и хитрая, - заключил я, листая распечатку. Болтают обо всем и ни о чем. Аллегориями. Вот только тут... про программу "S". И это все?

- А сам факт встречи? - удивился Сандро. - Он многое говорит. Если бы мы жили в цивилизованном государстве, Чабчало уже давно кувыркался с политического олимпа.

- Почему?

- Мой друг, бесплатных ленчей не бывает. Такая морская прогулка на тысяч сто, если в долларах.

- Копейки для наших экспериментаторов, - усмехнулся я.

- А у них там такие моционы не проходят, - вздохнул Сандро. - Это я тебе говорю со всей ответственностью.

- Верю, - развел руками, - но нам до такой принципиальной позиции очень и очень далеко. Кстати, кто кино сработал?

Мой товарищ в иносказательной форме поведал, что лет десять он ходил в испанских журналистах и друзей у него пруд пруди. И среди них есть такие, которые готовы работать за идею вывернуть проклятых капиталистов наизнанку:

- Так что, Алекс, ничего случайного в нашей встрече нет, - и поднял рюмку. - Давай за нас, бойцов невидимого фронта.

- Давай, - согласился я. - Чтобы мы в конце концов решили все проблемы с этой программой "S".

- Никаких проблем! - повторил.

Я посмеялся: боюсь, именно сейчас у нас начнутся проблемы и серьезные. И вкратце изложил свое видение вышеупомянутого дела, основываясь на нечаянной встрече с банковским нуворишем. Складывается такое впечатление, что все нити по "S" ведут к подозрительной во всех отношениях фигуре господина Чабчало. И эту фигуру надо взять в перекрестье, скажем так, нашего внимания - пока. А дальше, как повернется. Стайперская винтовка с оптическим прицелом иногда самый лучший аргумент в споре о путях дальнейшего развития России. Однако сейчас меня волнует вопрос: насколько крепко Катенька Литвяк знакома с высокопоставленным чинушей? Нет ли между ними связи - деловой? Помнится, она грозилась меня познакомить с этим современным государственным деятелем. С какой целью?

Не пора ли нам возобновить наши отношения - тоже деловые. И несмотря на поздний час и хмелящий бриз во всем организме я набрал номерок телефона.

- Я вас слушаю, Алекс, - узнала мгновенно.

Я понес такую любезную, как мне казалось, ахинею, что у Сандро глаза полезли на лоб. Потом он смеялся и говорил, что годы идут, а я не меняюсь все такой же любвеобильный мужлан.

- Это по делу, - огрызался я. - Исключительно по делу, нашему, кстати, делу.

- Я, как понимаю, тоже в этом деле?

- Конечно.

- Отлично, - обрадовался Сандро. - Значит, встречаемся в семь утра у "Метрополя".

- Зачем?

- Как зачем? Ты же договорился с этой Катенькой.

- И что?

- Я вместе с вами.

- А зачем ты нам нужен?

Конечно же, я валял дурака: просто не хотелось втягивать Сандро, отвыкшего от нашей криминально-опасной действительности, в проблему, которая не сулила никому ничего хорошего. Увы, он настоял, утверждая, что есть ещё информация и выдаст её мне лишь тогда, когда мы будем действовать вместе.

Потом мы обменялись мнениями о политическом моменте. Да, существует высокая вероятность смены руководства страны. На фоне дисбаланса физических явлений и политической нестабильности четко просматриваются два наиболее вероятных варианта. Первый - приход к власти человека государственного ума и феноменальной работоспособности...

- Ф.И.О., пожалуйста? - удивился я. - Таких, кажется, у нас нет. Чтобы и государственный ум и феноменальная работоспособность?

- Рамзес в кепке, - засмеялся Сандро. - То есть почетный строитель России.

- А-а-а, - понял я и признал, что кандидатура весьма недурственна. - А второй вариант?

И вместо того, чтобы конкретно назвать фамилию имя и отчество претендента на шапку Мономаха, мой товарищ понес чепуху об извечной надежде нашего народа на порядок и справедливость, поддерживаемых правда сильной рукой.

- Вот народ трогать не надо, - запротестовал я. - Он сам по себе, а власть сама по себе. Лучше говори прямо, кто это у нас с "сильной рукой"? Тоже мне знаком?

98
{"b":"44040","o":1}