ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Моя навсегда
Вообще ЧУМА! история болезней от лихорадки до Паркинсона
Пять языков любви. Как выразить любовь вашему спутнику
Парадокс страсти. Она его любит, а он ее нет
Похищение Пуха
Опасные игры
Почтовый голубь мертв (сборник)
Внутренняя инженерия. Путь к радости. Практическое руководство от йога
Как устроена экономика
A
A

Трель мобильного телефончика прервал смешки. Господин Соловьев, сообщив, что движение началось, напомнил, чтобы мы готовили сюрприз к действию. На всякий случай.

Плотный брезент был стянут с агрегата, и во всей красе миру явился... крупнокалиберный пулемет. Такие пушки устанавливались на ЯК-2 во времена Великой Отечественной.

Пулемет сохранился в лучшем виде, благодаря золотым рукам Лукича, царство ему небесное. Заправленная в архаичный механизм широкая лента с патронами ниспадала вниз, смахивая на лесенку, в каждом пролете которой крылась смерть. С таким средством поражения живой силы можно брать города. Чем, кстати, мы и занимались.

Скоро запылили дороги - создавалось впечатление, что весь просвещенный городок решил посетить забытые мощи. С южного направления двигалась группировка "марсиан"; казалось, что над среднерусской равниной летят их изящные космические посудины: БМВ и "Мерседесы". С севера наступала армия "центральных", оснащенная тяжелой бронетанковой техникой, роль которой выполняли "форды" и "тойоты", забитые вооруженными до зубов десантом.

Случайный пастушок от увиденного пришел бы в неописуемый восторг и ужас, да бежал бы вместе со своими обдриставшимися буренками без оглядки, решив, что начались звездные войны.

За всем происходящим я следил сквозь перекрестье прицела, чувствуя под руками потертую гашетку пулемета. Когда-то эту гашетку в небе войны нажимал кто-то из наших дедов, а теперь его зажравшиеся внуки... Ох, что-то в наших сегодняшних деньках не так.

Чтобы сбить назидательный пафос, я представил, что на солнечную полянку у кладбища сшибаются заяц, лиса и медведь. И в образе мишки косолапого - я. С крупнокалиберным пулеметом на изготовке.

Наконец две механизированные колонны прекратили движение. И наступила вековая тишина, будто из могил восстали мертвецы и напугали живых своим непритязательным костлявым видком.

Потом нервно и неприятно хлопнули дверцы машин и на нейтральную полосу вышли двое - господин Соловьев в кашемировом пальто и его оппонент некто Родимчиков в камуфляже, возглавляющий "марсианский" десант.

По утверждению моего приятеля, переговорный процесс между истлевшими крестами проходил очень сложно. Единственным условием для сотрудничества враг выдвинул следующее непременное требование: Чеченец, живой или мертвый.

- А вы подорвали нашего человека, - резонно заметил на это Соловьев.

- Но не Чеченца, - отвечали ему.

- Значит, не судьба, друзья мои, - разводил руками руководитель ТОО "Лакомка". - Предлагаю старое забыть и начинаем дружить.

- Сдайте Чеченца и дружить будем до гроба.

- До гроба не надо. Будем сотрудничать, под контроль возьмем весь городок, "слободских" на парашу, а после - на Москву!.. Перспективы...

- Чеченца и будут перспективы...

- На Москву!

- Чеченца!

И так далее. Проще говоря, злополучный мой образ оказался между двумя огнями. И крестами.

Не знаю, может, Соловушка и преувеличил роль личности в истории человечества, однако то, что переговоры зашли в тупик, это было несомненно.

Когда Чеченец увидел через паутину прицела, что его приятель, взопревший от утомительной беседы, расстегивает свое длиннополое пальто, тем самым подавая сигнал к решительным действиям, он гаркнул:

- Выезд, еб... ный род!

Чадя угарным дымом и пугая мирные кладбищенские окрестности, КрАЗ задним ходом выполз из-под березок, как неизвестный доселе народам мира весомый аргумент в мирных переговорах. Крупнокалиберный пулемет, впаянный в короб грузовика, призывал упорствующую сторону к более конструктивному диалогу.

На столь откровенный демарш силы командир Родимчиков ответил вполне сдержанно и достойно:

- Ну вы, блядь, мужики, даете. А "Града" нет?

- В соседнем лесочке, - мило отшутился господин Соловьев.

После этого беседа перешла в конструктивное решение всех производственных вопросов. Договор о сотрудничестве был заключен крепким рукопожатием. Отныне все боевые действия между братвами прекращаются. Начинается новый этап в завоевании жизненного пространства. Проблема с Чеченцем ушла в сторону и больше не поднималась.

- Так что с тебя, крестничек, причитается, - сказал после Соловей. Сила, друг мой, солому ломит.

- Уверен, что ломит?

- А мы проверим, - смеялся. - Если тебя, Леха, не отправят туда наверх, значит...

- Лучше я буду отправлять "марсиан".

- А вот этого не надо, - возмущался. - Все, космическая война закончилась.

- Осталась железнодорожная, - напомнил.

- М-да, - помрачнел лицом мой собеседник. - Черт знает что! Ни минуты покоя. Когда жить, товарищи?

- После смерти, - ответил я.

Раньше любил первый снег, он создавал иллюзию чистоты нашей жизни и был предвестником будущего Нового года. С Новым годом, с новым счастьем, дорогие россияне!

Ныне снег напоминает мертвый мерзлый Город, на руинах которого подыхал Алеха Иванов, впихивающий в распоротое брюхо пульсирующие сгустки кишок, веру в будущее, любовь к предавшей родине, непереносимую боль и колкие снежинки, так похожие на кремлевские звезды.

Боль и любовь можно перетерпеть, а что делать с памятью, выжигающей душу. Время, как серная кислота, плохо лечит, и я многое помню: от бродячих, разжиревших псов войны, лакающих кровь из бесчисленных луж до цинковых гробов, покрывающихся снежным саваном.

За окном метет новым снегом, от непогоды ноют швы, и я позволяю себе никуда не торопиться. На всех фронтах временное затишье - нами засланы агенты в лагерь "слободских", и нужно время для их разрушительной деятельности.

За деньги купить можно все, так считает господин Соловьев, выступивший с инициативой тихого и спокойного захвата стратегических позиций противника.

Как известно, "слободские" занимались поставками наркотической дряни по всем областным дорогам и весям. Сеть была капитально законспирирована, не имея вертикальных связей. Ниточки рвались на курьерах.

Однажды Султанчик, казачок засланный в стан врага, проговорился, что в Ветрово прибывают "мешочники" с маковой соломкой. И "слободские" будут ждать товар у танцплощадки, что у кладбища, напомню, старых паровозов.

52
{"b":"44041","o":1}