ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я пожал плечами и сел на стул, уставившись в одну точку, как меня учили. Что, собственно, происходит? Ровным счетом ничего. Если я кому-то нужен, пусть тот и нервничает. А я вспомню что-нибудь приятное.

Однажды, когда мы все жили, мама привезла меня и Ю на море. В нем было много воды, Ю уже умела хорошо ходить и смешно ковыляла по песочному берегу, а я, плескаясь на мелководье, визжал как недорезанный. Мы так полюбили море, что маме часто приходилось отлавливать нас на берегу и гнать хворостиной в домик, снятый Лаптевым на лето.

... На печи в тазах парила вода, пахло вареными яблоками и заплесневевшими бочками. Мама без лишних слов нас, орущих, сажала в эти бочки - и начинался банный вечер.

Я бы многое отдал хотя бы за один такой вечер. К сожалению, можно лишь определенное количество раз сесть в бочку...

У меня была своя бочка, большая, прекрасная, вонючая, склизкая бочка; у Ю - поменьше, но тоже старая и дубовая. Мама доливала кипяточку и начинала по очереди шкрябать наши запаршивевшие от соли и песка головы. Тот, в чьих волосах гулял тяжелый брусок хозяйственного мыла, вопил на всю округу, другой - подло хихикал, мол, так тебе и надо, золотогривый. Потом подходила очередь следующего оглашать местность воплями, а тот, который... хихикая, сам намыливал голову душистым мягким мылом и волосы становились желатиновыми, нежными... (что-что, а мыла тогда было навалом: и хвойное, и лесное, и ландышевое, и земляничное, и детское, и цветочное).

Потом меня и Ю извлекали из бочек и наждачно-чистым полотенцем вытирали насухо наши закопченные солнцем, монголоидные тела.

И мы с Ю, пахнущие хвоем-лесом-ландышем-земляникой-детством-цветами, золотогривые от лучей закатывающего в море... под низкими яблоневыми ветками... пили чай... и были счастливы... Почему были счастливы? Я так думаю: благодаря только мылу.

Появление человека в шкатулке вернул меня в настоящее. Был моложав, симпатичен, атлетичен. У таких, крепких телом и духом, не возникает сомнений относительно своих кондиций, и приказы вышестоящего руководства они выполняют с ретивой педантичностью. Он сел на стул, доброжелательно улыбнулся:

- Страшно?

- Аж жуть.

- Познакомимся? - предложил.

- Можно, - передернул плечом.

- Ты - Чеченец, - ощерился. - А я Арсений, муж Алисы.

Мне показалось, что я сошел с ума. Если бы он превратился в буро-квакающего гуманоида с планеты Альтаир, я бы отнесся к этому факту более сдержанно. В этих случаях на загадочном востоке говорят: человек потерял лицо. Я почувствовал, что лица у меня нет, лишь какая-то немыслимая маска идиота:

- А-а-арсений? - глупо переспросил. - Очень приятно.

- Не думаю, что таки и приятно... - ухмыльнулся. - Смешная история, неправда ли?

- Обхохочешься, - я пытался сосредоточиться, но тщетно - удар судьбы был настолько мощным и беспощадным, что все мои морально-волевые качества были задавлены в зародыше. - Я её не убивал, - пролепетал.

- Это мы знаем, - сказал Арсений. - Но рога наставлял. Мне. Нехорошо.

- Да уж, - жалко проговорил.

- Женщины способны на все, мужчины - на все остальное, - резюмировал мой собеседник. - Алиса любила выбрасывать коленца, что там говорить, да речь не об этом, - замолчал.

- О чем? - не выдержал я.

- О том, что мы совершили ошибку, - ответил Арсений. - Ты, Чеченец, прихлопнул отчима, а мы позволили тебе это сделать.

- Мы - это кто? - занервничал я.

- Это имеет значение?

- Конечно. Чтобы знать с кем идти в разведку.

Мой новый знакомый самовлюбленно ухмыльнулся:

- Назовемся обществом спасения "Красная стрела", устраивает такая вывеска?

- Спасения чего? - решил я уточнить.

- Родины, - процедил сквозь зубы.

Я пожал плечами - все происходящее казалось продолжением чудовищного сна. В моей голове смешались все событие последних дней: любвеобильная Алиса сыграла со мной поражающую насмерть шутку, оказавшись женой члена некой военизированной организации под столь романтическим названием, как "Красная стрела".

А если появление в моей жизни этой женщины было не так случайным, как это показалось на первый взгляд?

Нет, это все уму непостижимо. В более нелепой и дикой ситуации я ещё не находился.

- И что вы хотите, - поинтересовался наконец я, - от меня?

- Нужно исправлять ошибку, Чеченец.

- Не понимаю?

Мой собеседник вздохнул и признался, что организация "Красная стрела" занимается проблемами, связанными с наркотиками; Лаптев уже давно находился в списке, как один из девяти "наркобаронов" страны. Его разрабатывали несколько лет, но тут появился я, как черт из табакерки...И мы имеем то, что имеем.

- То есть вы знали, что хочу пристрелить Лаптева?..

- Безусловно.

- Откуда? - задал идиотский вопрос.

- Алексей, вы плохо представляете, с кем имеете дело, - добродушно улыбнулся.

- Никто не знал? - недоумевал. - Навели "воры"?.. Так это они меня сдали? Или Алиса?

- Много вопросов, - поморщился Арсений.

- А если знали, почему не остановили?

- Много вопросов, я сказал, - рявкнул мой собеседник. - А вопросы здесь задаю только я.

- Тогда зачем я здесь?

- Мы хотим сотрудничать.

- С кем?

- С тобой, Чеченец, с тобой.

- Тогда я должен знать... обстановку...

Арсений хекнул, покачал головой: наглец-наглец, но, видимо, поразмыслив, решил выдать некую дозированную информацию: Лаптев, как выяснилось, оказался намного хитрее, чем можно было предположить. Он успел утаить материалы по будущим поставкам героина в РФ, равно как и конфиденциальную информацию о некоторых высокопоставленных господах ; все эти сведения загнаны в компьютерный компакт-диск, который, к сожалению, исчез.

- И что? - окончательно потерял голову.

- Надо найти.

- Ааа, вот что искали на даче, - догадался я. - И кто это был? Лаптевские?

- Кто был, тот был, - ушел от прямого ответа.

- Это они Алису?

- Да, - решительно поднялся, поправил кожаный ремень на военизированной униформе. - Прошу, - жестом пригласил следовать за собой.

Мы покинули комнату-шкатулку, к нам присоединились двое моих старых оловянных солдатиков, и мы снова потопали по длинному коридору. Судя по бетонным перекрытиям, находились в подземном бункере, расположенном где-то близко с земным ядрышком.

70
{"b":"44041","o":1}