ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Молодой человек, - доверительно обратился ко мне, - я хочу жить и стараюсь никуда не путаться, куда меня не просят. Я выполнял только роль счетовода. Знаете, дебет, кредит... А все остальное - Лаптев, царство ему небесное... Скажу, что знаю и о чем догадываюсь.

Мой собеседник знал не слишком много. По его мнению, самая избитая тропа, по которой к нам поступает "белая смерть", проходит через Пянджский перевал. В столице действует афганско-таджикская наркогруппировка. Она контролирует Казанский вокзал, куда приходит "товар".

Вот одна из примерных схем доставки. Наркокурьеры в сопровождении боевиков группами по пять-семь человек переходят реку Пяндж и горными тропами двигаются до границы Афганистана с Таджикистаном. В непромокаемых рюкзаках каждый несет от десяти до сорока килограммов опия-сырца. На границе эстафету принимают таджикские наркокурьеры (хорошие альпинисты) они несут "товар" до станции Пархар. Оттуда он препровождается по железной дороге Пархар-Советский-Нурек-Душанбе в столицу Таджикистана. Здесь груз поджидают оптовики из России. В Афганистане килограмм опия-сырца стоит сто долларов. В Душанбе - уже в пять раз больше. А в Москве платят шесть-восемь тысяч долларов за килограмм. Поэтому наркомафия бессмертна.

- Про реку Пяндж вы хорошо рассказали, как будто там побывал, заметил я. - А вот кто работает на Казанском?

- Упаси Боже, - замахал руками. - Этим занималась Литвяк. Общественными, так сказать, связями. С неё и спрос.

- А поставки маковой соломки?

- Соломки? Ааа, это "слободские" нас прикрывали... За малым, понимаешь, не увидать великого, - захихикал. - Лаптев был голова, работал с огоньком и творческим, так сказать, запалом...

- Как я понимаю, опий-сырец требует дополнительной обработки, размышлял я. - Вы же были посредниками, перетаскивали "товар", а куда?

- Не знаю, - пожал плечами мой собеседник. - Где-то здесь... в наших краях.... Но я этими проблемами не занимался, повторяю. Да и Павел Олегович не любил исповедоваться... Все сам, все сам... Трудоголик...

- Любил работать на компьютере?

- Ой, по мне лучше счеты, - простодушно признался счетовод. - Уж костяшки не подведут.

- И какой коммерческий оборот?

- Ооо, молодой человек, - мечтательно закатил глаза. - Были золотые деньки, ох, какие деньки!.. Вот этими руками, - показал, - перетаптывал по десять и больше миллионов долларов за раз.

- И где бабки?

- Деньги?

- Именно.

- Вот я бы это тоже хотел знать, - потух лицом. - Все уходило, как в черную дыру... А что я? Я - человек подневольный. Я - счетовод.

- Неужто не прилипало к ручонкам?

Господин Грымзов засмущался, посмотрел на свои трудовые мозолистые руки, так умеючи щелкающие костяшки счетов, и признался, что да, имел грех маленько ошибаться в свою пользу. По сравнению с тем, чем мог владеть, это все вздор, пустячок, копейка в картузе у христарадника.

Я и не спорил: более кристального субъекта трудно было сыскать во всей области. Вопрос в другом: кто трудится в поте азиатского лица своего на Казанском, к кому уходил "товар" на переработку и куда девались скромные суммы прибыли?

Транспортная милиция этот бизнес не могла контролировать в силу своей слабости и слабоумия. Поставки маковой соломки для нужд нищего населения это да, но прикрывать героиновую дорогу смерти - слаб`о.

Значит, существует некая могущественная "крыша", способная защитить столь экзотическое предпринимательство. Кто это может быть?

Я похож на беспечного горожанина-грибника, ступившего на болотную, покрытую защитным мхом, трясину, за которой горбится сказочный островок с березками. Авось, доберусь, говорит дуралей, не обращая внимания на то, что сквозь малахит мха просачивается мутная и гнилая водица...

Но отступать уже поздно, во всяком случае, мне. Выбирать не приходиться: либо меня зачавкает прелая трясина бытия, либо ступлю на теплую твердь волшебного островка.

Так что вперед-вперед; да, и "Красная стрела" капризно звенит за спиной, угрожая вонзиться между лопатками.

Я покинул общество господина Грымзова, напомнив ему, что все происходящее было дурным сном; пусть он его забудет и начнет жизнь с чистого листа. Со своим беспорочно заработанным капиталом.

Утром наша боевая группа отправилась поздравить госпожу Литвяк с Рождеством. Молодой холодный диск солнца вместе с нами катил вдоль свободной трассы. В детстве я любил гонять велосипедное колесо перед собой. Помню, как легированные спицы пускали солнечных зайцев - они были теплые, веселые, шафранные по цвету, их, казалось, можно было потрогать руками, как живых.

Увы, вырастая, мы забываем этот беспечный вихляющий бег за солнечными живыми зайцами, мы начинаем охотится за призраками, не имеющих к жизни никакого отношения.

Наркота - самое удобное средство ухода к миражам и странным видениям, к фантомным полетам и похождениям.

Нюхнул-глотнул-кольнул-глюкнул - и никаких проблем, улетел в яркие, кислотные, мелькающие, как калейдоскоп, незнакомые миры. Хор-р-рошо! Пять минут - полет нормальный. Час - полет нормальный. А потом надо возвращаться на родную планету, выстуженную и страшную, удар о которую превращает любого любителя "космических" улетов в кроваво-костный и визжащий мешок.

Я тоже отравлен испарениями общего разложения, иначе трудно объяснить причину моей неистовой погони за призрачными надеждами вернуть прошлое. Нельзя его вернуть, как нельзя вернуть Ю на берег моря.

... Я совершил ошибку; понял, когда прибыли по уже известному нам адресу, где проживала госпожа Литвяк.

Не мог предположить, что нужно было заниматься ею первой. Курица - не птица, баба - не человек. И ошибся.

Интересующая нас особа жила в кирпичном клоповнике, где обитала вся великосветский сброд Ветрово. В этом же доме когда-то проживал мой друг Сашка Серов. Потом он погиб в мартовском озере, и я прекратил приходить к нему в гости. Зачем приходить к мертвым?

В подъезде по-прежнему дежурил дядя Степа; постарел, да держался молодцом. Меня признал, однако полюбопытствовал, куда это я с дружками направляюсь? Я честно признался: в гости к мадам Литвяк, ждет с нетерпением-с.

75
{"b":"44041","o":1}