ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Скоро подъезжаем, - говорит Евгения, тем самым, отвлекая меня от самой себя.

- Красиво здесь, - говорю, глядя на лесные массивы, насыщенные влажным малахитовым цветом.

- Красиво, как в сказке, - соглашается сестра.

Потом наш автомобильчик съезжает на бетонное полотно, пропадающее в елях. Я вдыхаю их смолистый запах и смеюсь: маскировочка, хотя такое подозрение, что агенты НАТО так и ползают меж деревьев.

- Веселишься, - на это говорит Женя. - А дело серьезное.

- Какое дело?

- Научиться себя защищать.

От её слов у меня почему-то пропадает желание шутить. Между тем наша машина подкатывает к воротам, у которых стоит будочка, выкрашенная в зеленый защитный цвет. Из неё выходит щеголеватый офицер с лицом спивающегося сапожника.

- Заблудились, дамочки? - смотрит с добрым рабоче-крестьянским прищуром.

- Мы на стрельбище, - говорит Женя и отмахивает какой-то книжечкой цвета бордо.

Офицер искренне удивляется, глядя в удостоверение, потом козыряет и после несколько секунд ворота автоматически открываются: путь свободен, и мы въезжаем на запретную территорию, огороженную высоким бетонным забором, поверх коей вьется колючая проволока.

- А что ты ему показала? - интересуюсь.

- Что надо, - улыбается Евгения. - Какая же ты любопытная, Маруся.

- Только не говори, что ты агент национальной безопасности?

- Я лучше помолчу.

- Колючая проволока, - замечаю нелогично.

- Ага. Анекдот по теме, - отвечает сестра и рассказывает: - "Попадает на небо душа. Испуганно по сторонам: "Ой-ой, где это я?" "В раю", слышится голос ангела. "А почему вокруг концентрационная проволока?", удивляется душа. "Р-р-разговорчики в раю!"

Я смеюсь: хороший анекдот, значит мы в раю? Почти, отвечает Женя и тормозит "Вольво" на стоянке, где находится ещё автомобилей двадцать.

- Ой, - говорю. - А эту машинку я знаю, - указываю на ржавую малолитражку, рядом с которой мы остановились.

- Не удивительно, - отвечает Евгения. - Это драндулето сестер Миненковых.

Я открываю рот от удивления: Миненковы? Какая сила их сюда загнала? Вид у меня крайне дурацкий - и сестра жалеет меня, объясняя, что сестры Алла и Галя являются штатными сотрудницами ЧОПа, то бишь Частного Охранного Предприятия "Грант". Это сообщение подвергает меня в шок - не может быть, какой ещё ЧОП?

- Почему же не может быть? - удивляется Женя. - Это такая же работа, как работа ткачихи, продавщицы, санитарки. Разреши не продолжать список.

- И чем они занимаются? - не унимаюсь.

- Это военная тайна, - отмахивается Евгения. - Будь проще, Маша. Пошли.

- Куда?

- На звуки...

Наконец, выбравшись из машины, обнаруживаю себя на территории дома отдыха. Так мне показалось - дом отдыха: аккуратные дорожки, цветочные клумбы, двухэтажное здание с балконами, напоминающие приморские курятники для отдыхающих. Правда, глухие звуки, доносящиеся из глубины леса, нарушали всю эту блаженную идиллию.

Подчиняясь указателю, мы идем по бетонированной дорожке - и с каждым нашим шагом звуки выстрелов усиливаются.

Приближаясь к стрельбищу, успеваю поразмышлять о том, что все мои желания выполняются буквально. И даже чересчур выполняются. Хотела стать манекенщицей - пожалуйста: принимают меня одну в двух лицах. Не успела заикнуться о желании научиться стрелять - пожалуйста: марш на боевой рубеж!

Наше появление в бетонном ангаре произвело определенный эффект. На молодых людей. Они были похожи друг на друга, будто вышли из одного инкубатора. Большинство из них стояло в отдельных кабинках, их уши были зажаты огромными наушниками; они, люди, конечно, держали на вытянутых руках пистолеты и, прицеливаясь, нажимали на курки. Вдали темнели фанерные фигуры - это были мишени. На их безликих "ликах" светлели бумажные листы. Те же, кто наблюдал за стреляющими, сразу переключили внимание на нас, таких беспечных и праздных. Улыбаясь нам, как родным. Кроме, разумеется, сестер Миненковых. Они в кислотных спортивных костюмах буднично и вяло отмахнули нам, продолжая рассматривать листы с пулевыми отверстиями, словно весь смысл жизни заключался именно в этом.

- Приехали? - подходил к нам Максим Павлов, словно не верящий собственным глазам. - Здорово. А я думал, шутка.

- А ты не думай, - строго оборвала "жениха" Евгения. - Тебе это вредно. Давай учи убивать Машку.

- А ты? - вопросила у сестры.

- А я умею, - ответила она, - убивать.

- Умеешь?

- Умеет-умеет, - убедительно проговорил Максим и сделал мне приглашающий жест в одну из кабинок.

Удивляясь такому обстоятельству, я последовала туда. Что происходит: кто такая Женя и чем она занимается? Кто бы мне ответил. Никто. Все были заняты собой и своими проблемами. Равно как и я, обустраивающаяся в кабинке, похожей железно-пористыми стенками на пляжную.

После короткого инструктажа, из которого я поняла лишь одно, без оружия и без умения им пользоваться выжить в огромном мегаполисе, кишащем уголовными элементами, нет никакой возможности, начались практические занятия.

- Пистолет надо чувствовать, - утверждал Максим. - Это твой товарищ, Маша. Он всегда поможет в трудную минуту. Держи его крепко, без нервов. Рука вытянута, но пружиниста. Главное, уверенность в своей силе и правоте. Когда целишься, глядя в мушку, мысленно представляй в ней крестик. И плавно-плавно нажимаешь на курок.

- Крестик, - хныкнула я, - курок.

- Вот именно, - упрямился Максим. - И тогда будет полный порядок.

Наконец мне вручили старенький пистолет, который назывался "Макаровым" (ПМ), показали, как снимать с предохранителя, затем надели на голову наушники, указали на далекую мишень.

Я вытянула руку в её сторону; пистолет плясал, оказавшись неожиданно тяжелым. Силой заставив его слушаться, прищурила левый глаз - увидела в мушке сереющий клок мишени. Указательный палец, будто чужой, дернул курок. Выстрел!..

Пистолет едва не вырвался из руки. Я чертыхнулась - что такое, неужели не способна овладеть этим предметом первой необходимости?

Вновь прицелилась, тверже захватив ребристую рукоятку. Выстрел!..

Уже лучше, хотя подозреваю, что пуля улетела в "молоко". Выстрел!..

Возникло приятное ощущение своего всемогущества. Выстрел!..

31
{"b":"44042","o":1}