ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Значит, не хотите собой жертвовать? - вредничаю.

- В каком смысле?

- Меня кидаете на этого сквалыжного Шурика, точно на амбразуру.

После того, как все добродушно отсмеялись, ничуть не обидевшись, кстати, я задаю новый вопрос:

- И какая моя цель?

- Об этом поговорим позже, - отвечает Алекс. - Но роль твоя, Маша, будет самая главная.

- Спасибо за доверие, - недовольно бурчу: неприятно, когда тобой пользуются, как одеждой. - Однако пока я сама играю роль жертвы.

- Жертвы? - удивляется Стахов.

Я напоминаю всем о том, что у меня тоже много проблем: 1. Сумасшедший маньяк., 2. Подозрительное приглашение от "Русское видео-М"., 3. Возможная охота за мной, как свидетельницей убийства фотографа Мансура., 4. Занятия в Центре моды.

- Разрешите не продолжать, - заканчиваю я.

- Все понятно, берем под свой контроль, - решительно говорит Алекс. Пункт первый, второй, третий наши; последний - Маши.

- Уже взяли под контроль, - отвечает Евгения. - Все пункты, кроме последнего.

- Как это? - возмущаюсь. - Почему ничего не знаю?

- А зачем зря волновать, - пожимает плечами Женя. - Занимайся собой и модой, а мы будем решать твоими проблемами.

Я нервничаю: мы так не договаривались. Привыкла решать свои проблемы сама. Есть вопросы, которые лучше решать вместе, резонно примечает сестра, тем более, если они касаются личной безопасности.

- Никто не угрожает, - горячусь, - кроме сумасшедшего. Это, правда, раздражает...

- Ладно, разберемся, - не выдерживает нашего препирательства Стахов. Будем решать неприятные проблемы по мере их поступления.

На этом наша поездка по ночной и засыпающей столице заканчивается: джип тормозит у нашего подъезда.

Первыми из него выбираются наши мужественные мужчины. Внимательно осматривают переулок, словно опасаясь засады, после из машины выходим и мы, девочки.

Я так устала, что меня уже ничего не пугает. Табун маньяков в подворотне - плевать! На криминальное "Русское видео-М" - плевать! На душегубов фотографа Мансура - тем более плевать! В конце концов у меня есть защитник по имени Алекс. Пусть и заступается за свою Мату Хари в моем лице.

Идем в подъезд, пропахший старой жизнью прошлыми победами, настоящими болезнями, серебристой пылью и черными котами. Напряженный гул работающего лифта - наш героический квартет приближается к шахте, где за металлической сеткой, выкрашенной в защитно - травяной цвет, нисходит с бетонных небес кабина.

Затем створки лифты открываются - внутри кабины моложавый и бодрый человек в спортивном костюме турецкого производства. В руках у "турка" мочалится болонка цвета нестиранной простыни.

За какой-то неуловимый для меня миг с уверенным любителем животных происходит удивительное превращение: он падает на колени и плачущим голосом умоляет:

- Не убивайте, Христа ради! Я все отдам! До копейки!

Я смотрю на своих спутников - в их руках по пистолету. По очень большому и выразительному. Такими пистолями можно убивать врагов, ударяя, как молотком, по их стриженным темечкам.

- Прости, мы не к тебе, - извиняется Стахов.

- Они со мной, - объясняет Евгения. - Я - ваша соседка. А вас зовут Василий, а песика - Васек. Так?

Медицинские интонации в голосе пленительной молодой девушки приводят в чувство соседа Васю. Да и предметы, его так напугавшие, исчезают с глаз долой. Пошатываясь, человек с болонкой покидает кабину лифта, а мы его заполняем.

Теснясь в этой чертовой кабинке, я приютилась около Стахова и тотчас же ощутила его мощное энергетическое поле, словно прислонилась к выносливому дереву.

Затем возникло новое и незнакомое физическое ощущение: приятная теплота, растапливающаяся по всему телу. Появилось желание, чтобы охотник на людей сжал меня до боли и поцеловал в губы. Меня никто так не сжимал и не целовал, и этого никогда не хотела, а тут, как нарочно... Уж невтерпеж!..

Господи, неужели это и есть любовь? Нет, надо скрывать свои чувства, решаю я, мужественные, повторю, мужчины не любят, когда слабые женщины вешаются на шею, как гири. Надо перебороть это желание и быть легкой, независимой и чуточку вздорной.

И поэтому придаю лицу суверенное выражение: не я должна завоевывать кого-то, а - меня, черт подери!

... В квартире перенаселение народов мира: в маленькой комнате по-прежнему колдуют у телефона "мастера", в кухне хозяйничает Ольга Васильевна с тортом "наполеон", в гостиной вместе с телевизором мещанствует Олег Павлович. А тут ещё появляется наш гвардейский квартет. Без пистолетов, но с шутками. Возникает производственно-семейная суета, заканчивающаяся общим полуночным чаепитием и подведением итогов:

1. День рождения депутата Шопина прошел с большим успехом: он получил много подарков, включая три красноречивые оплеухи от народа.

2. Маша проявила себя с лучшей стороны, сумев произвести впечатление на осмотрительную и подозрительную персону, которая защищает интересы Системы с остервенением и маниакальным желанием ограбить всех и все.

3. Маньяк звонил по телефону в 22 часа 35 минут и на вопрос, что передать Маше?, заявил следующее, что она его огорчает, шляясь по ночному городу без трусиков и думать не думая о том, кто её любит. Поэтому будет строго наказана. Звонок исходил из города Химки. Туда направлена оперативная группа.

4. Торт "наполеон" удался Ольге Васильевне - пальчики оближешь.

Разумеется, при двух "О" мы обсуждали только достоинства "наполеона"; остальные же пункты рассмотрели после того, как они убыли отдыхать.

- Я думал, вы шутите, - признается Стахов, выслушав угрозы маньяка, записанные на пленке. И дает свои комментарии: - По голосу: лет сорок-сорок пять, внешность неброская, выше среднего роста, образование высшее, профессия - гуманитарная, скорее всего женат не был, имеет машину "жигули".

Я искренне удивляюсь: разве по этому дребезжащему голосу можно определить и облик человека, и марку автомобиля?

- Мария, ты ребенок, - смеется Евгения, уверяя, что Алекс надо мной издевается.

- Ничуть, - возмущается тот. - Я прошел спецподготовку в лингвистическом центре института Русского языка. Всякая фраза - это зашифрованное сообщение.

59
{"b":"44042","o":1}