ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Лунный календарь на 2019 год
Хищник
Воздухоплаватель. Битва за небо
Тайна Зинаиды Серебряковой
Отбор попаданок для короля-дракона
Женщина с бумажными цветами
Как взрослые люди
Как остановить время
Защита от темных искусств. Путеводитель по миру паранормальных явлений
A
A

Многие не хотели отвечать на конкретный вопрос о девочке Танечки Морозовой, а делали попытку выяснить, кто мы сами такие? Менхантеру приходилось "объясняться". Впрочем, воздействия Стахова на дураков не выходили за рамки закона и, если он пользовался силой, то этого я не видела.

Пятый зал находился на улице со странным названием Перерва, именно он оказался "нашим". Это был небольшой подвальный зальчик с тренажерами, шведскими стенками и матами. Удары в металлическую дверь пробудили двух молодых "спортсменов", и они с раздражением открыли нам клуб по интересам. Поначалу тоже стали валять дурака: какая Танечка, не знаем никакой Морозовой? Однако опыт общения с подобными личностями у Стахова был большой, и он тотчас же почувствовал ложь.

- Так, пацаны, - сказал он. - Или говорите правду, или я за себя не отвечаю. - И добавил, снимая летнюю курточку. - Что-то жарко нынче? А?

Это производит впечатление на тех, кто укреплял мышцы штангами и тренажерами. Почему? Причина проста: кобура с пистолетом. "Спортсмены" признаются: Танечка иногда к ним заходила и даже оставалась на ночь.

- Вы, наверное, вместе с ней читали "Парус" Лермонтова, - шутит (неудачно, на мой взгляд) менхантер.

Молодые люди стесняются и продолжают отвечать на следующие вопросы. Наконец, звучит самый главный: когда они видели Морозову последний раз?

Следует признание, что Танечка занималась легкой проституцией в машинах клиентов, и, что вчера вечером сюда заезжал какой-то папик. На "жигулях", не новых, номера областные. Танечка убыла с ним. После этого она здесь не появлялась. А что случилось? Стахов не отвечает, а сам задает новые вопросы: какой клиент, как выглядел, что держал в руках, как себя вел, какие имел характерные признаки? Ответы общие: папик сидел за рулем, лет ему сорок-сорок пять, внешность серая, как пыль, солнцезащитные очки.

- Чувствую, что мы идем правильной дорогой, - сообщает Алекс, когда мы, выбравшись из спортподвала, садимся в джип. - Думаю, надо ехать в часть?

- В часть? Какую часть?

- В отделение милиции.

- Зачем?

- Надо проверить версии, - задумчиво отвечает, словно просчитывая всевозможные варианты.

- Плохие дела?

- Пока ничего хорошего, - соглашается.

- Прости, - говорю. - А "легкая" проституция в машинах - это что?

- Маша, тебе это надо?

- Надо.

- Догадайся сама. Он, она и автомобиль, чаще всего, наш, отечественный. Представь?

- М-да, чего уж там представлять, черт, - бормочу.

И самые скверные предчувствия о Танечке, как серная кислота, плеснувшая в хлопковую коробочку души...

Отделение милиции располагалось в здании, схожим на школу: - заборчик из бетонных решеток, заставленный авто с проблесковыми маячками двор, парадный вход с большим выразительным козырьком, широкие коридоры. Впрочем, это и была школа. Очевидно, катил такой вал преступлений, что власть была вынуждена занимать классы и аудитории, предназначенные для будущего России.

Наше появление не произвело должного впечатления. Рядовой и офицерский состав занимался невыразительными "земными" проблемами и был далек от проблем коварной Высокой моды. Крепкий запах кирзы, ваксы, казенщины, мата, перегара витал в коридорах, как знак настоящего времени.

Начальник отделения полковник Яковчук, эдакий запорожский казак, уяснив вопрос, нас интересующий, вызвал майора Бодрова, который, узнав в чем дело, передал нас капитану Журавкиной, которая в свою очередь...

Проще говоря, молоденький лейтенант Андрей Кудря, заявил нам, что сегодня утром рыбаками на одном из прудов было обнаружено расчлененное тело молодой девушки. Оно было аккуратно упаковано в холщовый мешок из-под сахара. Убийца действовал с педантичной чистоплотностью: тулово - отдельно, конечности - отдельно, голова - отдельно.

Весь этот ужас лейтенант излагал с хладнокровной улыбкой, словно говорил о последних веяниях отечественной моды. Выборочный опрос населения, проживающего в домах у пруда, не дал должного результата.

- Висяк, - заключил спокойный Кудря, добавив, что рад нас видеть: вдруг жертва нам известна. - Она сейчас в морге "семьдесят четвертой". Если "ваша", позвоните...

- Голова, говоришь, там есть? - уточнил Стахов без видимых душевных усилий.

- Все там есть, - зевнул лейтенант.

- Это хорошо, - услышала я. - Маше будет легко узнать, если...

Я почувствовала, как кофе и булочка, которые я успела заглотить во время исторической встречи с известными гг., лезут из меня, как люди из горящего дома. Еще меня заштормило от мысли, что этот чудовищный кошмар наяву никогда не закончится.

- Плохо, - посочувствовал Алекс мне уже в маишне. - Боюсь, это только цветочки.

- Прекрати, - заорала. - Нельзя же так... говорить?!.

- Как?

- Бездушно, черт подери!

- Нормально говорим, - передернул плечом. - Работа такая, Маша. Привыкай.

- Не буду привыкать, - истерила. - Не буду и не хочу! Как к такому можно привыкнуть?

- Привычка - вторая натура, - последовал спокойный ответ. - Твоя истерика понятна, но малопродуктивна. Возьми себя в руки. Нам надо ещё опознать труп.

Здесь происходит то, что происходит. Я воплю - останови машину! Водитель быстро и трезво выполняет эту просьбу. Я открываю дверцу и выпадаю на пыльную и палящую обочину. Меня выворачивает горькой желчью ужаса и страха - желчью нескончаемых событий, на каковых я не могу повлиять. Но почему? Почему? Почему? И не нахожу ответа.

- Нормальная реакция нормального человека, - слышу голос менхантера. У меня подобное было. Правда, очень давно. Так давно, что, кажется, живу лет триста.

- Я не хочу туда, - говорю, сдерживая слезы. - Я и так знаю, это Танечка.

- Прости, надо, - отвечает, объясняя, что маньяка надо искать резво, потому что у нас много другой работы.

- Какой работы?

- Оперативно-боевой.

Удивилась ли я? Почти нет. Хочу или нет, однако обстоятельства моей новой жизни складываются так, что скоро не буду принадлежать самой себе. А кому тогда? Не знаю.

Мечтала о праздничном чистом мире, а он оборачивается ко мне изнаночной стороной, и теперь мне видны грубые нитки интриг и разодранные швы зависти и ненависти. Мечтала быть красивой и счастливой, а меня рвет горькой желчью ужаса. Хотела чувствовать запахи солнечных духов, а вдыхаю испарения трупных разложений.

67
{"b":"44042","o":1}