ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Огненная дева
Разбуди в себе миллионера. Манифест богатства и процветания
Маска демона
Железный Человек. Экстремис
Легенда о сепаратном мире. Канун революции
Няня для олигарха
Фантом
Императрица
Все секреты Minecraft
A
A

За что её убили? За что убивают таких, как она и как я? Мы просто обречены жить в нездоровом обществе, где не работают никакие законы, кроме каннибальских.

Слышу приглушенные голоса в гостиной, заставляю себя подняться. Впечатление, что нахожусь в кубрике теплохода во время шторма. Видела бы меня родная мама? Обращаю внимание, что телефонный аппарат отсутствует в комнате. Почему? Что происходит?

Меня встречают со сдержанной радостью: за круглым столом сидят все, кого я знаю: Стахов, Евгения, Максим Павлов и сестры Миненковы, и один, кого не знаю: он худощав, седоват, с энергичным лицом генерала спецслужб. Мой вопрос нелогичен ко всему, что происходило в эти последние дни.

- А где Олег Павлович и Ольга Васильевна?

- Отдыхают на даче, - отвечает сестра. - А что такое, Маша?

- Мы их выжили, - вздыхаю. - Как боевой штаб, - обвожу глазами гостиную. - Ох, дела-дела.

И ухожу, чтобы привести себя в порядок. Умываясь, смотрю на себя в зеркало. В зрачках мерцает грусть. Мало радости увидеть воочию изломанную наркотиками, когда-то красивую девушку по имени Белла, страшно видеть воочию замороженную красивую Танечку с грубым швом на шеи, ужасно видеть плач мертвого человека, в смерти которого ты виноват.

Вижу на поверхности зеркала туманное пятнышко - это след дыхания и след того, что я ещё живу. А если провести рукой по зеркалу - и нет этой маревой жизни. Очень похоже на то, что происходит сейчас: некто пытается стереть меня из мира. Зачем? И по какому праву? Чтобы потешить свое больное воображение или отомстить за жалкое, никчемное проживание?

Нет, я буду существовать в этом мире столько, сколько посчитаю нужным. И возвращаюсь в гостиную. Я бодра, как насколько можно быть бодрым, я весела, как насколько можно быть веселой, я готова к боям местного значения.

- Мария, познакомься, - Алекс указывает на человека, мне незнакомого. - Это генерал Старков.

- Я так и поняла, - ляпаю. - Что генерал.

- Спасибо, - крякает Старков, похожий на самом деле на горожанина, вернувшегося только что с дачных грядок.

Его лицо обветрено, глаза по цвету сине-васильковые, руки жилистые... Словом, типичный дачник, который сажает и никого не выпускает.

Я понимаю: события вокруг меня приобретают такой криминальный характер, что присутствия генерала здесь не случайно. Мои домыслы оказались верными. Разумеется, меня оберегали от лишней информации, да и зачем она была мне нужна, однако было ясно одно: я становлюсь участницей неких неординарных акций по решению проблем, связанных с господином Шопиным и иже с ним.

Первое: я прослушала запись разговора модельера г. Соловейчика и кинорежиссера г. Попова. Возникло впечатление, что в комнате летает первый спутник Земли со своим знаменитым "пи-пи".

- Ничего не поняла, почти, - призналась после. - Почему они так разговаривают? На этом "птичьем" языке.

Мой вопрос вызвал добродушный смех - у всех. Затем мне объяснили, что "деловой" разговор двух прохиндеев от кино и моды связан с порноиндустрией и наркотиками.

- И наркотики даже?

- Да, Маша, - подтвердил Старков. - Первые разработки убеждают нас именно об этом. Есть подозрение, что в Высокой моде существует некая Система...

- Система! - воскликнула неожиданно для всех. - Простите, - виновато глянула на Евгению.

Та мне улыбнулась, погрозив кулачком, мол, меньше эмоций, сестричка.

- Да, Система, - не понял генерал, решивший, что девочка зарапортовалась. - Система, которая занимается поставками "дряни" в Россию. Как это происходит? Очевидно, с помощью групповых поездок топ-моделей по всем странам мира. Очень удобно и красиво. Второй вид бизнеса: съемка порнопродукции и её распространение. Возможно, между заинтересованными сторонами имеются некие взаиморасчеты. Впрочем, мы будем разбираться. И разбираемся.

Я ловлю себя на мысли, почему высокое должностное лицо службы безопасности все это рассказывает мне, безымянной молоденькой провинциалке.

Будто догадавшись о моих таких думах, Старков говорит:

- Ты нам нужна, Маша. Во-первых, ты перспективна для будущей работы, во-вторых, без твоей помощи будет трудно взломать эту Систему. И быстро. Сейчас важен каждый час...

- Почему?

- Из Америки прилетает господин Николсон, - генерал кивает на портативный магнитофон. - Он конгрессмен, очень влиятельная фигура на политическом олимпе США, имеет бизнес, связанный с фармацевтикой и так далее. У нас есть основания предположить, что готовится некая серьезная сделка. Может быть, он доставит в Москву партию героина. А в обмен получит то, что хочет получить.

- И что? - ляпаю.

- Матрешек он хочет заполучить, - усмехнулся Стахов.

- Матрешек?

- Топ-моделей, - объяснился Старков. - Есть у него такая слабость. К русским "березкам", - и рассказывает, что, видимо, этот вид бизнеса между заинтересованными сторонами существует давно. Есть сведения, что многие бывшие топ-модели заканчивают карьеру в публичных домах Германии, это в лучшем случае, а чаще всего: Румыния, Турция, Гонконг... - Похлебка из рыбных костей - оплата труда...

Я стараюсь сдержать свои чувства и спрашиваю, как Николсон узнал обо мне, например?

- У американского друга был информатор, - отвечает Стахов. - Мансур, который и пал жертвой своей ретивости.

- Его убил Чиковани, как я понимаю?

- Его люди, Маша.

- А зачем прямо в Центре?

- Вопрос не в бровь - в глаз. Возможно, Мансур оказал сопротивление, не хотел идти с ними.

- Да, там был какой-то шум, - вспомнила я давнюю сцену. - Не обратила внимания, - повинилась.

Господи, хрустальный мир Высокой моды буквально разваливался на глазах - развалился на мелкие куски обыкновенного грязного стекла. И осколки эти больно ранят меня.

- Наша задача, Маша, - между тем продолжал генерал, - разрушить эту Систему. Мы должны разобраться не только с отечественными любителями клубнички, но и с зарубежным гостем, который связана с таким выдающимся государственно-политическим дерьмом, прости, нашей современности, как господин Шопин.

Я открыла рот - черт, вот это поворот событий? Моя реакция рассмешила Старкова: Машенька, не бывает случайностей в этой жизни.

70
{"b":"44042","o":1}