ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Да, я решил закрыть и эту проблему. Проблему смерти отца. И поэтому на своей автостарушке отправился в вышеназванный институт под таким радостным, тонизирующим названием. А джип с Паниным и Котэ покатил за старенькой «Volvo». В профилактических целях. И чтобы проводить товарища, пожелав ему счастливого полета. До города желтого, повторю, дьявола.

Наш же родной город на семи холмах встречал лето открытыми окнами и витринами, чистенькой зеленью деревьев и кустарников, лужайками с новой травой и свежевыкрашенными торговыми палатками, улыбками прохожих. Воздух был пропитан энтузиазмом масс: все, выдюжили зиму, ну, теперь держись, мать ваша демократия!

Я чувствовал, что ключик от загадки, связанной с гибелью отца, где-то рядом. Я его держу в руках, но ещё не понимаю. Если выяснится, что и профессор Латкин чист, как его накрахмаленный медицинский халат, то остается вернуться к первооснове данных — к Фаддею Петровичу Фирсункову, любителю-цветоводу и любителю домашней настойки из розы, блядь, ветров, который работал вместе с моим батей в Африке.

Однако не будем торопиться с выводами. Судя по личному делу Латкина Павла Игнатьевича, профессор не тульский пряник — скандалист, о всех паразитах (в широком смысле этого слова) имеет свое мнение, но специалист великолепный. Умеючи давит экзотических гадов, заползающих вместе с пищей в человеческие организмы, возвращающиеся из дивных путешествий по странам, где все ползучие земноводные считаются сладким деликатесом. Как приятно заглотить ядовитую змейку чупчапчу в собственном соку, приобщиться, так сказать, к таинствам Востока.

Правда, через день-другой в кишках начинаются дикие колики и все яркие экзотические краски края как-то сами по себе начинают меркнуть. Бедолагу отправляют домой в надежде, что на родных-то просторах он отдышится. Не тут-то было! И дорогие сердцу березки за окном уже мерещатся крестами. Тут несчастный, уже в бреду, упоминает о деликатесном сырокопченом гаде. Конечно же, среди многочисленных родственников находится один умный, кто подобную пищу употреблял, глазея на потные танцующие животики малайских гейш. И у него тоже поутру были колики, да, к счастью, под рукой оказалась наша дустовая водочка. От неё все вирусы и личинки гадов передохли, хлебнув огненных градусов. Rashia vodka — это не маисовая моча исступленного местного поросенка. Главное, чтобы она оказалась под рукой. И чем больше её, светлой, как мечта, тем лучше. Для восстановления всего организма.

Увы, выясняется, что в данном случае все национальное лекарство ушло на обмен: три бутылки — куртка из кожи змеи… Бррг!..

Тут все семейство вслед за несчастным начинает облевывать друг друга недавним завтраком (вареные яйца, сметанка недельной давности, плесневелая колбаска времен русско-турецкой кампании, сыр с отечественными опарышами) и приходит к выводу, что Борю или там Колю, или там Витю надо отправлять в Институт паразитологии, чтобы он не отправился сам совсем в противоположную сторону. Так сказать, налегке. Но в куртке из кожи. Бррг!..

Так что профессор Латкин занимался нужным делом — вытаскивал с Того света в Этот любителей экзотики и приключений. Имея, напомню, свой принципиальный взгляд на проблему лечения паразитоносителей.

О нем, Павле Игнатьевиче, слагали легенды. Точнее, о его методах. Например, такой, самый простой. У блюдца парного молока садится пациент. К блюдцу голым задом. За ним прячется профессор. С дубинкой. И как только аспид выползает из ануса полакомиться молочком, медицина огревает тварь по её арбузу, в смысле голове. От такого варварского и неожиданного обхождения какая-нибудь молоденькая и неопытная чупчапча тут же отдает концы, а пациент с радостными воплями летит по больничным коридорам. Потому что лечебная дубина огрела и его болезненно-обнаженную часть тела. Хотя сам эскулап не виноват — предупреждал ведь: уворачивайся, ядрена жопа!

Разумеется, я несколько приукрашиваю действительность, и тем не менее факт остается фактом: проф. Латкин П.И. имел репутацию своевластного, но хорошего специалиста по вирусам, гадам и прочим мелким зверькам, считающим, что человек есть самое удобное гнездышко для продолжения их древнего рода. Древнего — со времен Адама и Евы.

Именно к этому специалисту я и направлялся. Тем более по всем архивным данным выходило, что свою бурную деятельность начинал он на африканском континенте как эпидемиолог.

Институт напоминал стандартное лечебное учреждение. С окнами-полотнами, длинными коридорами, цветочными горшками на полках, телевизорами с пыльными экранами, больными, ждущими приговора у дверей кабинетов. И всюду крепкий казенный запах. Запах геца. Напомню, кто позабыл, гец по-свойски — это страх. Единственное, что радовало, — паразиты по коридорам не трухали.

…Первое, что я увидел, открыв дверь кабинета с табличкой «Проф. Латкин П.И. Без стука не входить», это было блюдце. С молоком. Рядом с блюдцем… нет, не филейная часть пациента, а обыкновенный котенок. Серенький и неуверенный, как февральский рассвет.

За столом восседал моложавый эскулап, похожий мощными габаритами на мясника из универсама. Я представил его с дубинкой в руках и понял, какие сложные чувства могут обуревать паразитоносителя после освобождения от вредной чупчапчи.

— Прием закончен, — гаркнул профессор. — Я не папа римский и грехов не отпускаю!..

— Тогда папа — я, — сказал я. — И грехи принимаю.

— Чего?! — Натянул на чиги очки. — Кто вы такой?!

— Хрен под горой, — отвечал в рифму.

От такого хамства и наглости, да ещё в родных стенах, профессор потерял дар речи, как все та же чупчапча теряет глупые мозги от удара дубинкой.

— Пппозвольте! — наконец выдавил он из себя, приподнимаясь. — Что вы себе позволяете? Где вы находитесь? Вы находитесь в лечебном…

— … учр-р-реждении, — прорычал я. — Павел Игнатьевич, садитесь. Будьте так любезны. Я о вас знаю больше, чем родной местком…

— Понимаю-понимаю, — плюхнулся в кресло. — Раньше ЧК приходила в дом, а теперь на место службы… В паразитарий… Добро пожаловать… Да-с…

Я поморщился: не люблю истерических фигляров. Не знаешь, чего от них ожидать. Неустойчивая психика. Такие и укусить могут. Сами себя. В минуту опасности. С такими вести себя надо спокойно, без резких движений. Как с аспидами в питомнике.

И поэтому после повторной пикировки: а ты кто такой? Нет, ты кто такой? — мы возобновили беседу уже в теплых, дружеских тонах.

Да, вспомнил профессор, была шальная поездка на африканский материк. После окончания института. Как бы практика. Негроиды мерли как мухи. От тропической лихорадки. Наши специалисты и дипломаты тоже страдали. Некоторые гибли.

Нет, такого Александрова не помнит. Наверное, был, если я так утверждаю. Но чтобы сознательно залечить своего человека… Может быть, какая-то нелепая случайность, медицинская ошибка, передозировка вакцины, да мало ли чего? Когда это все было?.. Зачем ворошить прошлое?

И действительно, зачем? И почему кто-то должен помнить какого-то дипломатишку Александрова, загнувшегося от гнуса? Когда старушка смерть выкашивала целые огромные туземные поселения. И негроидов складывали в известковые ямы, как хворост, почерневший на обжигающем блатном шарике.

— А не помните, как вас называли в посольстве? — поинтересовался я. Прозвище? Кликуха там?

— Как же не помнить? — хохотнул. — Тогда я по документам… как Латынин… Поменяли Латкина-то… Чтобы ЦРУ не догадалось, ага. И в самое пекло. А там, в посольстве, очень даже симпатичная курочка… Сейчас вспомню-вспомню… Лия… Лилия… Вот!.. — Плотоядно облизнулся. — Такая. Очень даже недурственная. Вот с такой… э-э-э фигурой, да. — Руками обрисовал образ наяды. — Первая леди, так сказать. Муж у неё был первым атташе или как там… Все по делам-делам, мы тогда ставку на этих чернопопых… Ну да ладно!.. А я тогда был в самой что ни на есть боевой форме. И поимели мы симпатию. В сорок градусов. В тени. Вспомнишь вздрогнешь… — И мечтательно закатил глаза к небесам.

53
{"b":"44043","o":1}