ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
То, что делает меня
Фантастические твари: Преступления Грин-де-Вальда
Секреты высыпающейся мамы. О сне, кормлении и общении с малышом от рождения до детского сада
Мой (не)любимый дракон. Выбор алианы
Все сказки старого Вильнюса. Начало
Слушай своё сердце
Сорви с меня маску
Девочки, такие девочки. Как я решила, что можно все, и что из этого вышло
Искусство думать. Латеральное мышление как способ решения сложных задач
A
A

- По горло в крови, - задумчиво проговорил Анатолий Анатольевич.

- Погиб? - догадался я.

- Да, - подтвердил АА. Опера, который под пули ходил, нашли в помойной электричке, истыканным ножами: тридцать семь ранений и почти все в спину. А ехал Валера на дачу последней электричкой: устал, уснул... Конечно, подняли все службы, отловили придорожных ханурей, те на себя взяли мента в гражданке, хотя толком и не помнили такого факта, мол, выпимши были, граждане начальники. - Думаю, не они, - проговорил Анатолий Анатольевич. Зачищали мы тогда крепко в девяносто третьем этих сук реформаторских, да, видать не судьба, - махнул рукой и признался. - Подломился я, Дима, вот в чем дело. Теперь вот стою на страже... "Ариадны"!

Мы помолчали - из коридора накатывал прибой шумного праздника. Кажется, дружба между американскими девочками и российскими мальчиками укреплялась с каждой беглой секундой. Настоящее напоминало о себе, и мы вернулись к текущей проблеме. Любитель лимончиков Петя Плевин обработал всю информацию из записной книжки секретаря косметической фирмы, а также сыскал домашний адресок курьера С.А. Сендека.

Изучая географию столицы и её окрестностей по адресам предполагаемых наших недругов, Анатолий Анатольевич задумался, потом, анализируя ситуацию, сделал несколько серьезных выводов.

Во-первых, его смущает логическая несуразица в действиях тех, кто устранял подругу Пехиловой и моего друга Мамина. Если ликвидаторы работали по приказу, скажем, братьев Хубаровых, то надо найти ответ на вопрос: зачем им подставлять "свою" Аллочку и так вызывающе грязнить жестокостью и кровью дачу. Во-вторых, приход курьера в фотомастерскую? Бессмыслица? Зачем братьям или той же Пехиловой ещё картинки с жиголо? Распространять на Арбате среди гостей столицы ближнего и дальнего зарубежья? В-третьих, душегубы прибывают на авто с четким государственным номером, указывающим его хозяина - не самого последнего человека в молодой республике.

- Как бы я не относился к этим поц-реформаторам, - сказал Королев, но чую, паленый запах, Дима.

В-четвертых, такое впечатление, что кровавая резня была показательной, точно предупреждала о будущих тяжелых намерений по отношению... Вот только к кому?

В-пятых, те, кто решил сдать меня в "ментовку", были уверены в силу своего воздействия на правоохранительные органы. Правильно действовали, хитро, да не учли фартового случая для жертвы.

В-шестых, суммируя все, можно сделать вывод, что скоро нужно ждать серьезных действий по отношению ко мне со стороны тех, кто решает какие-то свои проблемы.

- И какие они, эти проблемы?

- Какие угодно, Дмитрий. Наркотики, торговля оружием, нефть, газ, проституция, капиталы. На выбор, родной. Как говорится, "Вперед, Россия!"

То есть будущее рисовалось предо мной в самых радужных красках. И краска эта была - кровь. Она уже хлюпала под моими ногами на ночной веранде; и над этой питательной субстанцией, помнится, колыхал мерзкий зудящий гнус. И если я не хочу разделить участь своего друга, то к выводам оперативного в прошлом работника должен отнестись серьезно: ситуация усложняется. Я только сделал первый шаг в лабиринт, а камни и стены его уже начинают кровоточить. Не поздно отступить, сержант; отступи и живи в полное удовольствие, как это делает большинство граждан бывшей великой страны.

- И что будем делать, Анатолий Анатольевич? - спросил я.

Начальник службы безопасности дамского клуба, напомнив китайское изречение: "если хочешь смерти врага, сиди на пороге дома своего и жди, когда его пронесут мимо", пояснил, что поскольку времена ныне другие и ждать хороших весточек не имеет смысла, то остается одно - действовать.

- Но с холодной головой, - заметил Королев, - как айсберг в океане.

- И горячем сердцем, - хмыкнул я, - как утюг в армейской коптерке, когда его забывают выключить на ночь.

- Вот именно: надо работать так, чтобы нас не отключили раньше срока, - предупредил АА и указал глазами на ночные небеса, похожие из-за ярких саркастических звезд на дырявое одеяло вселенной.

Вдохновив таким образом меня и себя на вечную жизнь, господин Королев предложил следующий план действий на ближайшие сутки: он и его команда берут в разработку братьев Хубаровых и прочую публику, имеющую отношение к подозрительным "Russia cosmetic", я же навещаю с полуночным дружеским визитом курьера С.А. Сендека, а поутру отправляюсь в редакцию скандальной газетенки, там, по уверению секъюрити, трудилась на полосах некто Анна Горлик.

- Горлик?

- Фамилия такая. Со Стешко работала в одном отделе. Дамочка с придурью, да вдруг поможет.

- С какой придурью, - решил уточнить, - Горлик?

- Она рыбок любит, - засмеялся Анатолий Анатольевич. - И мужиков с рыбками в штанах.

- Понял, - заскреб потылицу: по-видимому, тетка из газеты была активной клиенткой дамского клуба; как бы не угодить в жернова её земноводного вожделения.

- Нам бы найти верную ниточку, Дмитрий, - напутствовал Королев, - а там размотаем весь клубочек.

Нельзя сказать, что желание главного секъюрити "Ариадны" было оригинальным. Да, как показывают последние события, не всегда наши желания исполняются. Прощаясь, напоминаю о своей мечте - ППС (пистолет-пулемет Судакова), удобен при ближних боях в каменных джунглях. Рано пока, смеется АА, действуй подручными средствами, диверсант, и выдал мне... мобильный телефон для срочной связи.

Позвоню на днях, шучу и покидаю дамский клуб, где трудились такие обстоятельные мужчины.

Полуночный город и его жители засыпали после затяжных дневных боев. Чернеющие крестовины окон напоминали о мимолетности судеб, маркированных уже тлением. Большинство из нас не понимает, что обречены на бесславие и забвение. Большинство рождается, чтобы умереть, потому что рождается в стране, где трудно быть свободным. Большинство из нас страшится засылать аэростат души своей к заоблачным далям.

Разумеется, я такой, как и все, но мне посчастливилось бултыхаться в свободном небесном океане с островами облаков, где живут сияющие души тех, кого мы любили и кого потеряли. И поэтому по мне лучше скоротечное вольное падение в одиночку, чем длительное коллективное разложение...

28
{"b":"44044","o":1}