ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Да, у нас большое горе, но жизнь продолжается, - понимающе улыбнулась опытная журналистка. - Анатоль просил вам, Димочка, помочь, удушила сигаретку пальцами, - и я вам помогу.

Не сразу понял о ком речь: "Анатоль", а когда вник, дрогнул от мысли: ведь госпожа Горлик имеет право заказать любого живого жиголо дамского клуба. В том числе и меня, в принципе...

Пока я, последний романтик, переживал по такому пустому поводу, как перетрах с дамой сердца, госпожа Горлик прошла к редакционному сейфу; открыв его, извлекла из бронированного нутра папку цвета хаки.

Вернувшись на место, сообщила, что за папочкой и её содержимым уже идет охота: вчера приходили два малоприятных типа в штатском и проявляли весьма нездоровый интерес к материалам Стешко. Да журналюги народ тертый и в конце концов послали пинкертонов в... пеший эротический тур.

- Куда?

- Как в том анекдоте, Димочка, - славно так ржет Анна Алексеевна, обнажая зубы, покрытые канифольным колерком; и в лицах рассказывает историю о привередливом "новом русском", который все не мог выбрать туристический тур для личного отдыха; когда он уже всех достал, ему предложили самый эротический тур и, главное, пешком. И куда надо идти, удивился капризник. И послали его, ну понятно куда, Димочка, - заключила собеседница и, внезапно сбив голос, как заговорщица, приблизила свое лицо к моему. Мариночка просила это опубликовать, если с ней вдруг такая вот неприятность...

Хорошенькая неприятность, окислился я лицом и хотел задать законный вопрос, мол, почему, друзья, не печатаем, да госпожа Горлик, продолжая наваливаться рыхлым, как клумба, телом на стол и частично на меня, призналась, что Мариночка была не только талантливым журналистом, но и очень своеобразной личностью.

- О-о-очень своеобразной, - повторила, - личностью, - и, вернувшись в исходное положение, тиснула новую сигарету меж резцами.

Я не видел глаз собеседницы - и не мог взять в толк: то ли надо мной так изощренно глумятся, то ли это любовь с первого взгляда? И все вместе начинало надоедать. Сдерживаясь, развел руками: своеобразная личность - это как?

- Кажется, - спросил, - она была феминисткой?

- Если бы, Димочка! - пыхнула дымовой завесой собеседница. - Куда хуже.

- Куда хуже? - не выдержал. - Девочка любила девочек?

- О! Бог мой! О чем ты, противный, - и кокетливым движением руки ударила по плечу (правому).

Я понял, что надо расслабиться и получать удовольствие - удовольствие от общение с импульсивной дамой. В конце концов, окуляры можно снять, блудливые бородавы не замечать и прокуренные уста не лобзать. Словом, как поется в модной песенке: "Это музыка солнца, лета знойного дня, звуки моря прибоя, обнимите меня!"

То есть наше будущее было бы эфирным и прекрасным, как сочинский бриз, да хмурь настоящего...

Слушая исповедь энергичной Горлик на заданную тему, я поначалу решил, что она бредет, но после пришло понимание: её рассказ о коллеге Стешко правдив - и очень даже правдив.

Если извести прочь все эмоции, слухи, сплетни и нелепицы, то в остатке остается печальный факт: Стешко сошла с ума. Да-да, лишилась разума. Спятила. Скисла мозгами. Для окружающих по-прежнему была общительной и одаренной профессионалкой, а вот для товарищей по творческому цеху...

Дело в том, что Мариночка занялась некой закрытой проблемой, связанной с космическими новыми технологиями и вооружением, во всяком случае, так она утверждала. Через несколько месяцев работы предоставила материалы, на этих словах Анна Алексеевна, открыла папочку.

- Хотите, - предложила, - зачитаю.

- Да.

Усмехнувшись хмельной улыбкой, мадам Горлик сняла очки и приблизила к близоруким глазам своим текст:

- "Все планеты и звезды в материальном мире вращаются под управлением Верховной личности с помощью фактора времени. У каждой планеты, атома, частицы есть своя орбита времени. Мы с вами тоже движемся по какой-то временной орбите: сначала рождаемся, потом стареем и умираем. Время двигает нашими жизнями, также, как планетами", - глянула огромными, как у куклы, ультрамариновыми глазищами. - Еще?

- М-да, - промычал я. - Лучше я сам ознакомлюсь, - и уточнил. - Потом.

- Потом будем поздно, - хныкнула журналистка, - Димочка.

Сказать, что я покинул редакцию газеты в глубокой меланхолии, значит, не сказать ничего. Хотя с душевной Аннушкой мы расстались весело и дружелюбно. Получив заветную папочку, я чмокнул ручку редакционной синьорине, и она намекнула, что не прочь встретиться со мной в менее официальной обстановке.

- Я вас приглашу в кино, Анна Алексеевна, - шутил я. - На последний сеанс.

- И на последний ряд, Дима, - шутила она.

Выйдя из редакции, медленно прошел в соседний запыленный скверик, чувствуя, что госпожа Горлик в силу возбудимого характера и ежедневной горелой суеты, придала слишком большое значение этим материалам. Не режут ножами того, кто помешался. Нет в том никакой полезной необходимости. Если человек слаб на ум, его сажают на питательную казенную диету и лечат электрошоком, прочищающим мозги до стерильного целомудрия.

Я опустился на лавочку. Скверик жил своей паразитической жизнью: детишки бегали по детской площадке, молодые мамы катили коляски, пенсионеры изучали газеты, ханыги распивали мерзавчик, влюбленные птички шебаршили в кустах.

Никто не знал, где я и что со мной - ни одна живая душа не ведала, что сижу в районном скверике и ощущаю себя первооткрывателем. Вот только знать, что суждено открыть? И, задав этот вопрос, вскрыл папочку.

Лучше бы этого не делал. Все то, что находилось в папке цвета хаки, с точки зрения здравого смысла... Впрочем, чтобы не быть голословным, приведу несколько цитат из пространной статьи под общим названием: "Веды и феномен НЛО":

"Среди различных гуманоидных типов есть расы, чье мироощущение самоцентрично. Эгоистические расы проявляют большую заинтересованность в использовании мистических сил и технологий. Правда, все эти различные группы находятся под контролем вселенской иерархии, поэтому не могут действовать полностью независимо в соответствии со своими склонностями. Это объясняется, почему им не просто подчинить нас себе.

32
{"b":"44044","o":1}