ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Конопатый гаер прав: что мы теряем, посетив с ознакомительной целью дамский клуб под столь романтическим названием "Ариадна"? Ровным счетом ничего. Во всяком случае, никто не будет требовать, чтобы я тотчас же заложил душу дьяволу. (Или то, что так успешно функционирует у меня в качестве помпы для д`обычи спазматического счастья.)

В глубине этой самой души мне самому стала любопытна "Ариадна". Толком Мамин ничего не знал, дав собственное видение, мол, публичный дом для утех богатеньких матрон. Я удивился: неужели так далеко шагнула наша девственница-демократия? И решил перепроверить товарища, известного своим краснобайством.

Интересно-интересно в какие лабиринты может завести нас нить мифологической Ариадны, сказали мы себе, выпадая из подъезда панельного дома в летний день конца ХХ века. И на частном автомобильчике покатили за ответом на этот простенький, на первый взгляд, вопрос.

Что там говорить, женщину надо любить. И так, чтобы она тоже любила любила искренне и нежно. Страшна не та любимая, которая тискает твой талисман в штанах, а та, которая пытается помацать твою единственную и неповторимую душу. Я стараюсь этого не допускать: женщина должна знать свое место и любимую позу, позволяющую ей легко добывать феерического оргазма, в смысле - счастья.

Счастье - это когда тебя понимают, сказал однажды школьник в давнишнем фильме. И с этим нельзя не согласиться: надо понимать и вникать в самую сердцевину женской души, и тогда праздник всегда будет с нами.

Правда, я помню лишь одну, которая не имела запаха пота, уксуса, хоз.мыла и прочего. Это была девочка по имени Ариэль. К сожалению, она погибла, и праздники любви для меня закончились.

Культурно-развлекательное учреждение находилось там, где оно и должно было находиться - в ДК АЗЛК, то есть в Доме культуры автомобильного завода имени Ленинского комсомола, что вполне отвечало духу времени: уже не было ни культуры, ни авто, ни комсомола, а здание успешно функционировало. Проплутав несколько километров по лестницам и коридорам мы наконец обнаружили офис дамского клуба, охраняемый двумя секьюрити. Помещения, отремонтированные сербами на европейский лад, выглядели вполне презентабельно: столы, стулья, компьютеры, рекламные буклеты, плакаты об AIDS, дорожки, сотрудники, гибкие скидки и так далее. Ничто не напоминало публичного дома, скорее - районный подкомитет по среднетехническому образованию. Вышколенный секретарь-референт а`ля Delon сообщил о нас управляющему. И скоро мы имели честь лицезреть друг друга в отдельном уютном кабинетике с малопривлекательным видом на торговый пятачок у станции подземки.

По пути в ДК мой лучший друг признался, что управляющий под графской фамилией Голощеков есть его дальний родственник со стороны матери. Во всяком случае, малый рост и некая рыжеватость в плутоватом облике утверждали верность веничкиных слов.

- Ну-с, молодежь, - радостно потер руки граф. - Вижу, решили потрудиться на рынке порока, - и уточнил с многообещающей ухмылочкой, - на рынке сладкого порока.

- Аркадий Петрович, - уточнил Мамыкин, - речь идет пока только, так сказать, о желании товарища...

- Было бы желание, - хохотнул управляющий, - а все остальное - наши проблемы.

Через час я знал все или почти все о дамском клубе и его специфической работе. Право, было над чем задуматься. Известно, что любая деятельность, связанная с продажной love, прежде всего стеснена пошлостью. Если и была пошлость в "Ариадне", то я её не приметил, хотя очень хотел. То есть система отношений между джентльменом и леди строилась на высшем европейском комфортном уровне.

- Дети мои, - рассказывал Аркадий Петрович. - Поймите меня правильно: мы элитная служба быта. Высший класс! С клиентом работаем по западным технологиям. Для нас клиент это прежде всего человек, у которого, назидательно поднял указательный палец, - есть возможность пользоваться морем, прошу прощения, эротического наслаждения со стопроцентной безопасностью женщинам любого возраста и любой ориентации.

- А чего-то я не вижу этих... женщин, - влез Мамыкин со своими верными наблюдениями.

- Вениамин, - поморщился дядюшка, - у тебя получается примитивный публичный дом. Дамы приглашаются сюда только в тех случаях, когда того требуют обстоятельства, например, более подробное обсуждение заказа, что не всегда бывает удобно сделать по телефону. Хотя по желанию клиентки менеджер может выехать и на дом.

- Праздник на дому? - воодушевился Мамин. - Может, и мне принять участие в шоу?

Сделав самое последнее предупреждение несдержанному родственничку, господин Голощеков продолжил занимательное повествование по проблеме любви и секса.

Клиенток клуба "Ариадна" можно разделить на две основные группы. К первой относятся те, которым нужен, если можно так выразиться, секс с душой. Как правило, это bisnes-wоmen и домохозяйки, "забытые" своими состоятельными мужьями. Они почти всегда заказывают одного спутника, чтобы можно было провести время не только в постели. "Друг Кен" обязан иметь хорошую психологическую подготовку: миледи не должна чувствовать себя скованно, ей нужно помочь преодолеть психологический барьер.

- Ведь она, милочка, устроена природой иначе, чем мы, мужланы, котором только покажи ножку и он "готов", как пионер, - разглагольствовал управляющий, признаваясь, что частенько дамы звонят в клуб сгоряча. Узнала об измене муженька и нужно сразу ему отплатить тем же. Или неприятности на работе. А когда доходит до дела, теряются голубушки и порой просто не знают, что делать с чудным незнакомцем, который вдруг оказывается рядом. К сожалению, такие "заказчицы" не пользуются каталогами, довольствуясь краткими объяснениями по телефону, кого бы им хотелось видеть. К тому же сознание, что юноша будет удовлетворять её за деньги, а не, потому что она хороша, умна, и, в конце концов, ему нравится, на первых порах может сослужить плохую службу. Поэтому первая задача "друга Кена" состоит в том, чтобы убедить "подружку Барби" в обратном: все нормально, girl, платить many-many это преимущество, удобное всем во всех отношениях.

- Кстати, как насчет оплаты труда, дядя, - вспомнил Мамин. - Товарищ интересуется, - и пнул меня локтем в бок.

4
{"b":"44044","o":1}