ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ситуация занятна и все больше приобретает черты фантасмагории. Жизнь, которую я начинал после армии, сейчас кажется мне глуповато - примитивной, как придорожный сорняк. Я мечтал стать жиголо, чтобы за деньги в койках танцевать с жирноватыми матронами jig. Сейчас сама мысль об этом вызывает изжогу. Кровавые события на даче Пехиловой послужили отправной точкой для моих не менее кровавых действий, однако и они в свете последних происшествий выглядят бледно, как ночная звезда днем. Если раньше все происходящее имело налет игры - опасной, но игры, и правила этой игры были понятны: побеждает сильнейший, то что мы имеет сейчас? Чудесный элемент 115, являющейся основой для Новой Энергии, "контакт" с внеземной цивилизацией, убийство академика и... полный душевный хаос. О мозгах лучше умолчать; такое ощущение, что их у меня вырвали, как корнеплод из почвы.

Наш кортеж из пяти машин въезжал на территорию научно-исследовательского центра. Мощные прожекторы освещали здания и прилегающую к ним местность. Не объявлена ли тревога? Господин Фаст подтвердил мою догадку: академика не уберегли, так хоть дело всей его жизни...

Тем временем наш автомобиль подкатил к невзрачному двухэтажному дому казарменного типа. Здесь наш штаб-с, посмеялся Денис Васильевич и пригласил следовать за ним. Не успел я дать согласие, как оказался в окружении дюжих "спортсменов". Я подивился такой опеки, да решил, что служба безопасности перестраховывается.

В детстве увлекался фантастикой, в охотку следуя за авторскими придумками: полеты на мрачный Марс, погружение в океанские глубины, раскопки отравленных гробниц фараонов и прочая байда. То есть удивить меня, книгоеда, трудно, невозможно удивить, однако, когда наша группа на грузовом лифте опустилась на третий нижний уровень, я присвистнул: господа, где это мы находимся, не в американском ли штате Аризона, где расположены секретные военно-космические базы США?

Было впечатление, что я угодил в НЛО, если я правильно его представляю: огромный круглый зал с полусферой потолка, напичканный современными компьютерами и телевизионными экранами. За пультами сидели люди в форме, похожей на космическую. Переговоры велись исключительно по внутренней связи, и поэтому в зале провисала неестественная тишина. На общем огромном экране расцветала красками наша планета. Она медленно вращалась и находилась как бы в сетке неких необходимых параметров. Циферблаты указывали местное время главных городов мира: Вашингтон, Лондон, Париж, Москва, Пекин и так далее.

- Впечатляет? - поинтересовался полковник Фаст. И, не получив ответа, сказал не без пафоса: - Мы тоже лыком не шиты и тоже умеем работать, если это надо родине.

- А надо ли это родине, - спросил я, - такой нищей?

- Дима, будь выше деклассированных предрассудков. Не будет этого настоящего - не будет будущего. Ни-ка-ко-го!

- И что здесь? Центр управления полетами?

- Почти угадал, сукин ты сын, - и пригласил меня пройти в персональный кабинет.

Признаться, я был заинтригован: что ещё за космическая база в километре от земной поверхности? Если это не сон, то можно быть спокойным за народ, на деньги которого создают такие потрясающие сверхъестественные по техническому оснащению объекты.

- Вот так скромно живем, - пошутил Денис Васильевич, когда мы оказались в его кабинете: стол, два кресла, компьютер, телевизор, телефоны, а на стене фотография в рамке. Именно на неё я и обратил внимание: серебристая "летающая тарелка" парила над городским микрорайном. Господин Фаст проследил за моим взглядом: - "Объект" над Крылатском. 15 января 1987 год. Таким его увидел из своего окна пенсионер Каменский.

- И, конечно, сфотографировал? - с насмешкой спросил я. - Что за шустренький такой пенсионер?

- Не знаешь наших пенсионеров, - тоже усмехнулся Денис Васильевич, садясь за стол, - они у нас как пионеры! Такое иногда учудят: хоть стой, хоть падай. Но, - поднял указательный палец, - им до тебя, Дима, далеко. И указал на кресло. - Садись-садись. В ногах правды-то нет.

- Нет её и выше, - брякнул, понимая, что эта веселая ночь не закончится никогда.

Я точно угодил в яму "безвременья" - и передо мной выбор: или оказывать сопротивление, или подчиниться всесильным обстоятельствам. Сотрудник ГРУ посмотрел на меня с некоторым превосходством, взял пульт ТВ:

- Ну-с, пожалуй, начнем с кино. Поскольку оно в нашей жизни самое наиглавнейшее, как говаривал вождь мирового пролетариата товарищ Ленин.

Правильно великий вождь маленького роста говорил: кино - это все. В том смысле, что средствами синематографа можно показать мир, таким какой он был: час назад, год назад, век назад... Я к тому, что на экране телевизора демонстрировался документальный фильм под условным названием: "Встречи влюбленных под луной", роли коих исполняли мы с Анечкой. Да-да, наши ночные встречи были записаны на пленку - и подозреваю, по причинам далеким от романтических порывов. Что и говорить: лучше жить в пещерном веке и вырубать образы любимых кайлом на скале.

- Ну как? - поинтересовался сотрудник безопасности НИЦ. - Интересное кино?

- Не предупредили, - сказал на это. - Припудрился бы я.

Денис Васильевич рассмеялся: ишь, актер хренов, и не удивляется. Так чувствовал я вас, врал, печенью чувствовал. Не завирайся, малость обиделся Фаст, мы умеем работать нежно.

- А на фиг козе баян? - задал естественный вопрос.

Полковник подобрался, собрав лицевые мышцы в целеустремленное и строгое:

- Информация конфиденциальная, Дмитрий, - предупредил. - Мы гости Министерства обороны и занимаемся здесь спец программой, связанной, указал на фотографию НЛО, - вот этими тарелочками. Академик Сирота работает, - поправился, - работал, как тебе известно, над реактором античастиц. И практически решил эту проблему, но случилось то, что случилось. Его расчеты исчезли. Их ищут. И уверен: найдут. Разговор о другом, дорогой мой человек, - наклонился ко мне и я увидел немигающе-неприятные зрачки, похожие на стальные шарики терминатора из одноименного фильма. - Разговор о контакте с ними, - кивнул на фотографию. - Понимаешь о чем речь?

- Нет, - зевнул я. - Простите, спать хочется.

91
{"b":"44044","o":1}