ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тучи всякого "гнуса" заставили искать спасения на берегах озера, на ветру. Пошли дальше. Вот коптилка! Петька пошарил взглядом по берегу. Лодка, та самая лодка, на которой они охотились, была здесь. Очевидно, никто с тех пор не заглядывал на этот пустынный берег.

Переезд через озеро стоил больших трудов. Маленькие люди едва справлялись с веслами, сев к каждому по двое. Эллен тоже помогала как могла. Двигались с черепашьей скоростью, отдыхая через каждые пять минут. Четыре километра, отделявшие от острова Медведя, удалось одолеть только к вечеру.

В наступающих сумерках показался огонек у избушки. Алексей Иваныч, наверно, готовил ужин.

- Прямо не поедем,-сказал Петька.-Обогнем остров проливом.

Они пристали к острову в глубине букли, вдававшейся со стороны пролива. Лодка с тихим шелестом просунулась сквозь тростники и уперлась в берег. Высадившись, усталые беглецы бросились на траву и долго не могли вымолвить ни слова. Петька поднялся первым.

- Я сейчас вернусь.

Дэвис и доктор тем временем выгрузили из лодки свои пожитки. Эллен взяла узелок с кошкой. Показался Петька.

- Идем. Алексей Иваныч один. Уху варит.

Иван Петрович в нерешительности остановился. Его взяло раздумье. Они покажутся "Большому человеку"... Что из этого выйдет? Он медленно двинулся вперед. Его догнал Дэвис.

- Вы, доктор, знаете этого человека? Кто он такой?

- Полунищий отшельник. Живет на озере очень давно. Старик. Во всяком случае, опасаться его не приходится. Кроме того, мы с ним знакомы. Но наш рост...

- А я боюсь,- заметила Эллен, прислушивавшаяся к их разговору,- я боюсь увидеть настоящего человека. Он в два раза, если не больше, выше нас!

Тем временем минима-люди вышли на прогалину и очутились в двадцати шагах от "замка" губернатора острова, Алексея Иваныча. Старик сидел у костра и мешал деревянной ложкой в котелке, подвешенном на крючке. Видна была только эта ложка да сутулая спина в грязном полушубке.

Алексей Иваныч, по привычке всех робинзонов, за недостатком общества любил говорить сам с собой.

Группа маленьких людей остановилась на опушке.

- Вот какой еще нашелся хлюст! - доносилось от избушки.- Гривенник! Да я за гривенник лучше сам в город потопаю... Хы! Ничего, до заговенья подожде-е-ет! А мне что? Один черт, прости господи, что ему, что другому... Хы-хы!

- С кем это он говорит? - шепотом спросил Дэвис.

- Ох!! Царица небесная...

Петька равнодушно взглянул на него.

- Сам с собой. Он всегда так.

Петька, а за ним остальные двинулись вперед. Алексей Иваныч так был увлечен разговором со своим воображаемым собеседником, что не слыхал, как они подошли. Под ногой Дэвиса хрустнул сучок.

Старик быстро поднялся, выронил ложку и, неловко обернувшись, зацепил таган. Уха пролилась в огонь.

- Ох!!! ( - ...Царица небесная...)

Алексей Иваныч застыл в неподвижности с широко раскрытыми тусклыми глазами. Его нижняя губа отвисла, из углов рта на спутанную бороду потекли слюни. Стало тихо. Слышалось лишь шипенье пролитой на уголья ухи, да где-то за островами жалобно кричали гагары. Никто не шевелился.

Старик начал быстро и тяжело дышать. Потом ноги его слегка задрожали. Вдруг с хриплым стоном, взмахнув руками, он повернулся и, прихрамывая, пустился бежать.

- Алексей Иваныч! - опомнившись крикнул доктор,- Иванов! Не бойся, это мы... Иванов!

Алексей Иваныч, не оглядываясь, прибавил шагу и скрылся в кустах. Петька с доктором переглянулись и, как- бы сговорившись, бегом бросились вслед за ним.

Дэвис и Эллен остались одни. Девушка сейчас же подняла котелок с остатками ухи и снова подвесила его над огнем. Потом они сели рядом на лежавшее у избушки полено.

- Какой он большой! - сказала Эллен.- Он испугался нас.

- Да, Эллен. Минима-гормон... Я не думал, что все так выйдет. Где мы и с кем? Что творится вокруг? Меня угнетает мысль, что я не сумел там, на Манор-Стрит, иначе выпутаться из всей этой истории. Чарли и твои друзья что с ними?.. Я думал сначала остаться и молчать. Но... я боялся за свои записки. Они могли разобраться в них, сам я считал себя полезнее на свободе. Ты слышала про "Трест рабочей деминимации? "

Эллен доверчиво посмотрела ему в глаза.

- Я ни о чем не жалею и ни в чем не раскаиваюсь. Мне хотелось бы только, чтобы все хорошо кончилось. Как в американских фильмах. Что за беда, если мы останемся такими маленькими! Я чувствую себя хорошо, и, кажется, мы остановились на этом росте. Несчастные только эти - доктор и мистер Петька. Они могут быть недовольны своими размерами. У них, наверно, есть близкие. Это не всегда удобно...

Эллен умолкла. Потом подняла глаза на озеро.

- Как здесь хорошо! И как далеко от Лондона... Знаешь, я согласилась бы прожить здесь всю жизнь вместе с тобой. Дико здесь.

Для минима-людей открывавшееся зрелище представляло грандиозную панораму. Лиственницы, росшие на мыске, колоннами вздымались к небу. Колоссальной декорацией раскинулись кусты. Берег убегал вниз крутым скатом, и яркими красками начавшей желтеть листвы пестрели лесистые стены больших островов. Дэвис молча, задумчиво смотрел в туманные дали широко раскинувшейся водной глади. Темнело.

Спустя полчаса раздались шаги. На поляну к избушке вышло странное шествие. Алексей Иваныч, мокрый с ног до головы, плелся в сопровождении доктора и Петьки, которые держали его за руки. Казалось, дедушка ведет маленьких детей. Алексей Иваныч шел как истукан, едва передвигая ноги, и совершенно бессмысленно смотрел перед собой. Его губы слегка шевелились, слышалось неясное бормотание.

- Что с ним? - Эллен поднялась навстречу.

- Да вот, убегая от нас, бросился в озеро. Едва уговорили вернуться. Совсем с ума сошел.

Открыли дверь избушки. Оттуда пахнуло дымным теплом и спертым запахом овчины. Старик теперь безропотно повиновался. Как сноп повалился он на койку и принялся глухо стонать.

Доктор пробовал с ним говорить, но Алексей Иваныч не узнал его. Смотрел в потолок, мычал.

Минима-люди собрались у подживленного Петькой костра.

Молчали, чувствовали себя неловко. Дэвис вопросительно смотрел на доктора.

- Не знаю... Душевное потрясение и холодная ванна в такие годы... Ему около девяноста лет. Все возможно.

47
{"b":"44045","o":1}