ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В окнах тягача, сменялись пейзажи... Леса, поля... деревни, снова... леса... поля... деревни... Потом, когда мы выехали на Богашевский тракт, так кажется, называется это шоссе, вдоль железнодорожной ветки из Томска в Тайгу. Романтично вот так вот ехать в город, на охоту, на попутном грузовике, да еще, когда водитель любезно предлагает закурить, или включить нашу любимую музыку... Но у нас нет с собой дисков. Даже... кассет. Лена, сама теперь, обратилась к водителю с вопросом: "А вы в какую сторону, в городе, путь держите?" - В сторону...Алтайской, - ответил водитель не отрываясь от дороги. - Спасибо, добросите нас до сто тридцать пятого дома? - Рядом с больницей, который? - Да, он самый, - ответила Лена. - А кто там? - Мой бывший одногруппник, - теперь уже я включился в разговор, мне нужно с ним поговорить. - Вы думаете, он не спит? - Не знаю, надеюсь... Он обычно, поздно засыпает, как сам говорил как-то. - Тогда, молитесь, чтобы он ещё не спал...

Мы подъехали к нужному дому где-то к часу. Когда тягач уехал, дольше на улице не осталось ни машин, ни людей. Мы подъехали к дому со стороны ул. О. Кошевого, по этой улице с домом соседствует детская больница, в которой я неоднократно лежал. С разными мелкими травмами. Я примерно угадывал, куда выходят спальные окна, а выходят они во двор, так, что мы, обогнув ближайший торец Г-образного дома, прошли во двор. Я подумал, что пора бы подкрепиться. И пошел к кучке шпаны, сидевшей, и шумно разговаривающей. Вот и пища... Когда мы с Леной подошли ближе, веселье стихло. Моментально. Я прочел в их глазах сначала лишь удивление... Когда... "деньги сами идут в руки..." - подумал кто-то из них. И я обратился к нему: "пойдем с нами", сказав остальным, в то же время, "проваливайте отсюда". Теперь ужас овладел их душами, а тот парнишка что оказался будущей жертвой... Он как робот слез со скамейки и поплелся за нами. Мы, развернувшись, пошли. И слышали спиной, как семенит следом парнишка. В дешевой куртке из кожи, брюках и лакированых, как новые, ботинках. На голове была тонкая кепка. И совещание остальных. Потом звук бега, человек приближался. Я отошел в сторону, точнее, сделал рывок в сторону, и выставил руку в сторону. При ударе шеи о руку она треснула, и голова отлетела в сторону, кувыркаясь. Упала куда-то в кусты. Тело ещё пролетело несколько метров... скорее, по инерции. И простерлось ниц. Кровь хлестала из отверстия, где когда-то была голова. Теперь уже никто не думал преследовать нас. И остальные в страхе разбежались. Я взял на себя труд оттащить тело в сторону и обыскать его. Я неизменно нашел бумажник, набитый деньгами... награбленными, либо от родителей. Знали бы, мать и отец... чем промышляет их сынок... Но он похоже находился на довольно щедром содержании... Я забрал себе деньги, оставив бумажник в кармане. Лена стояла неподалеку, возле углового подъезда. Я подошел к стене, и как паук, полез до нужного окна по стене. Я видел, что Коля сидит за компьютером, лицом к окну. Обстановка в комнате нисколько не изменилась... со времени моего визита. Я высунулся головой в зону видимости, и старый, видимо, увидел знакомое лицо, но до чего изменившееся... Мертвенно бледное лицо, обрамленное длинными волосами. Только глаза горел во тьме. "И как он туда забрался?" - думал Николай про меня. Но в комнате был кто-то еще. Ощущал присутствие девушки. Но не видел её. Мы вместе впились в плоть мальчишки, я - в горло, а Лена впилась в запястье правой руки. Мы без удовольствия. Быстро выпили его, и обыскав, оттащили в угол. Я вошел в открытый подъезд. Странно, почему он был открыт? Лена вошла следом, и тихо, насколько это возможно было, захлопнула дверь. Замок тихо щелкнул. Мы прошли у двадцатой квартире. Старый стоял на пороге, и встречал нас. - Кто это с тобой, Слава? - Здравствуй, друг, для начала, произнес я. - Здравствуй, прости... Твой визит шокировал меня. - А это Лена, - с улыбкой ответил я, - та, ради которой я решил измениться... Стать "не-мертвым"... - Знач - чит... т - т - ы... все таки стал... этим... вампи - ... - но он не смог договорить это слово до конца, - что ж, проходите. Нам нужно многое обсудить. - Я тоже так думаю, - ответил я, и мы прошли в квартиру.

Старый вошел последним, и закрыл дверь. Мы разулись и сняли куртки, теперь уже две косухи. И прошли в комнату старого. Зал, напротив спальни был закрыт. Там не было света, вероятно родители уже спали крепким сном. В комнате сидела Оля, которая не поехала с нами в Подмосковье. Она с удивлением смотрела на нас. Она меня узнала, безусловно... Знакомые черты... к которым она привыкла за три с половиной года. Но теперь... они обострились... и лицо... мертвенно - бледное. - Что ты с собой сделал? голос её был полон гнева... перемешаного с отчаянием. - То, чего следовало ожидать... - ответил я спокойно, - а это та девушка, которой я отдал свою смертную жизнь... в обмен на вечность... - Я надеюсь... ты счастлив. - Да, мы счастливы, - ответили мы с Леной одновременно. - Я рада. И об университете ты уже не помышляешь... - Естественно. - Слава... - произнес старый из-за спины, - я все ещё не могу поверить, что это ты... - Но это я. - Ведь... ты... теперь... убийца... - Я стал другим существом... мертвым... для этого мира. Меня не найдут. Только поэтому... Но я должен был навестить тебя, ибо я все ещё считаю тебя одним из своих друзей, которых у меня, на самом деле не так уж много... Я прошу прощения... за столь поздний визит. Кстати... я прошу прощения за тут трагедию... в Подмосковье... Ибо большая часть вины лежит на мне... - Не стоит вспоминать... то, что было. - Кто по твоему... не прислушался ко всем предупреждениям... К знакам свыше... И Этот кошмар все же... предсказывал трагедию... Я ожидал, что меня возненавидит вся оставшаяся группа... - Если бы мы верили во все знаки и предсказания... - возразила Оля... - что бы тогда было... Можно вообще... ложиться и помирать... Ибо жизнь... предсказывает смерть... Это очевидно... - Согласен... Значит я... прощен? в моих глазах мелькнуло выражение радости, я отметил это, судя по улыбкам одногруппников, теперь бывших. - Значит, то что рассказывал Андрей... было серьезно? - подытожил староста. - Серьезнее некуда... - ответил я, отсюда... трагедия Яны... окончившаяся для неё плачевно. Она потеряла жизнь... Как и многие наши одногруппники... Только смерть... И вечность... позволят мне со временем искупить эту вину... Кровавой жаждой... Этот аспект моего... то есть... нашего... бессмертия, я рассматриваю, как проклятье... - В этой конкретной драме... есть доля её вины... - произнесла Оля, - ей не стоило идти туда, к тебе. Андрей говорил ей при нас, что ты в библиотеке. Она после первого часа второй пары, сорвалась в НТБ. Мы не знаем, что ей двигало... Но вряд ли... любовь. - Скажи, все же, как получилось... так?.. - спросил Коля, - что ты стал... не могу выговорить это слово... проклятое оно... - И ты веришь в эту церковную шелуху? Ты веришь в бога, Коля? - Я чувствую... что-то есть... над нами всеми... - Я согласен с тобой... Что-то... - произнес я задумчиво, - люди предпочли считать эту силу Богом. Давно... молясь на еврейский талмуд, давший пищу для библейских фантазеров... Еврейский бог, Иегова... давно умер... Оставив свих любимцев... Богоизбранный народ... Но я отвлекся... Наверное, пусть Лена сама расскажет, как все было. Как она встретила меня...

Ребята посмотрели на девушку в черной коже. Ее кожа также сияла в темноте. Она улыбнулась... приятной улыбкой, как человек, но обнажив тонкие и острые клыки. По лицу пробежала тень грусти, и сбежала вниз алая слеза. Я слышала, - произнесла Ольга, - что вампиры не умеют... плакать... Умеют... - возразил Коля, - мертва лишь... плоть... Но душа остается... в мертвом теле... Правда ведь? - этот вопрос застыл во взгляде старосты. Верно, - ответила Лена. - в восточной Европе, как я слышала, существуют вампиры более примитивные... просто зомби... похищающие людей... и в своих укрытиях, пьющие кровь жертв. Непонятно, как они перерождаются... Но тот, кто обратил меня, был из Парижа, к такому мнению я пришла, после разговора с одним человеком. Сначала мы хотели напиться его кровью, - бессмертная девушка обратила взгляд на меня и подмигнула... но потом решили, что он достоин жить дальше. Прошлой ночью мы так и не убили никого, оставшись голодными... те зомби-вампиры... У них нет души... Они не думают... не чувствуют... прост убивают, без разбора... Кто хороший, кто - наоборот плохой... Так вот... Я пришла в СГМУ, найдя там временное убежище в конце 2001 года. Где-то в декабре, спустя может быть, недели две, от силы. Никто не заметил моего появления в больнице... Я ушла в подземелья. И охотилась на мелкую живность... Потом... выходила на охоту в самой больнице... незаметной... на мне даже не было одежды... - Лена сделала паузу, изучая реакцию старосты, она увидела, как он покраснел, потом продолжила, - Потом, двадцать пятого числа не появился Слава. В больнице. В канун Нового года. Он выходил в коридор, позвонить... С следующего дня... в меня... как дьявол вселился... Я учинила жуткий террор для обитателей больницы. По своей воле... я точно не сделала бы, ничего такого... Этот террор... он длился где-то недели три. Идя на убыль... Потом мне надоело... Или мне удалось победить злое начало. Но так или иначе. Состоялся мой разговор со Славой, она вновь посмотрела на меня с улыбкой, и продолжила - после этого... я окончательно изгнала зло вовне... Последней моей выходкой было убийство... и насыщение... кровью дежурной... краеведческого музея. Это было уже после террора в больнице. Потом, по совету Славы, я уехала из города, искать себе жилище. Это было в конце зимы. Я вернулась домой, когда все спали, через открытое окно. И взяла кое-какую одежду. Вечернее платье, туфли, плащ, нижнее белье. И снова покинула родной дом. Навсегда... - Лена прервала свою речь...Вновь алая слеза прочертила извилистую дорожку на лице... - Родители не знали, кем я стала... Дальше вы все знаете... Разговор со Славой в больнице, когда я сделала признание. Потом, после его выписки, я навещала его дома. И Андрея, тоже навестила. Только в конце марта... когда случилась эта трагедия с Яной... Я чувствовала, что Слава искренне переживает эту утрату. Он чуть было не напился с горя в Нексусе. Я вытащила его оттуда, почти силой... своей воли... Незадолго до этого я убила своего супруга, выпив его кровь, и купила гроб Славе. Так, мы обрели друг друга... Я сделала Славу вампиром, по его просьбе, он... он... он... это чувствовалось, что он... он тоже любит меня. Потом мы сделали несколько визитов. Домой к его родителям. А в первую очередь... в Нексус... на следующий вечер, после его обращения. И сейчас... вот... это последний пока наш визит...по Славиным друзьям и родственникам. Если вы хотите поддерживать с нами дружбу, мы будем только рады этому. Ежели нет... Ничего ужасного не случится... Этого следовало ждать... Это был визит дружбы. Лена прекратила свой рассказ. И комната погрузилась в глубокое молчание её обитателей. Каждый из нас обдумывал сказанное Еленой.

40
{"b":"44056","o":1}