ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Поток: Психология оптимального переживания
Синрин-йоку: японское искусство «лесных ванн». Как деревья дарят нам силу и радость
О вещах действительно важных. Моральные вызовы двадцать первого века
Мертвая вода
Построение отдела продаж. WORLDWIDE
Дилвиш Проклятый
Как завоевывать друзей и оказывать влияние на людей
Аратта. Книга 3. Змеиное Солнце
Я сбилась с пути
A
A

Он знал, что отличается от своих друзей, товарищей по работе, случайных знакомых. Женщина опять прикоснулась своей рукой к его локтю, на бесконечно малое время дольше, чем прежде. Это помогло восстановить ему внешнее спокойствие.

Он получил свое образование ребенком в одном из общественных домов и был затем избран для работы на заводе. Но он знал, что не пригоден для этой работы. Он слишком много переживал. А иногда испытывал одиночество или непонятное беспокойство. Ему не нравилась моральная атмосфера на заводе и он уклонялся от слишком тесных связей с товарищами, пропагандируемых как желанный образ жизни. "Общество твоих друзей есть твой настоящий дом" - гласил лозунг. Бреру не сомневался в этом, но тем не менее оставался в стороне.

Он снова услышал голос женщины с монголоидными чертами.

- Мы размножаемся от лучшей генетической породы. Таким путем создаются наилучшие слуги, управляющие, служащие, администраторы или инженеры согласно установленных стандартов. Среди нас нет больше ненависти, зависти, нужды к более лучшей жизни или обладанию вещами. Каждый счастлив на своем месте, потому что он рожден именно для этого. А если случайно и остаются в нас отголоски животного прошлого, мы можем очиститься от них в состязаниях. Отцы генетики, в своей мудрости, предусмотрели такую необходимость. Лучшая сперма для лучшей матери-роженицы обеспечивает лучшее общество!

- Лучшая сперма для лучшей матери-роженицы, - эхом отозвалась толпа и Бреру вместе с ней. Глубоко запавшая последовательность слов всплывала в памяти при малейшем побуждении. Но теперь он не склонил головы как остальные, когда услышал священный лозунг. Он взглянул на женщину, пришедшую с ним и заметил, что ее губы не движутся. Пронзительный звук гонга проплыл над полем и голос ведущего объявил начало наиболее важного события дня.

Тишина ожидания заполнила трибуны и каждый зритель включил свой увеличитель. Мужская половина первой пары вошла в тщательно размеренном ритме. Послышался возмущенный гул трибун.

- Чересчур осторожен! - заорал толстяк. - Так можно часами. Но это не спорт!

Новые пары ложились на поле. Между ними двигались рефери, наблюдая за правилами. На табло зрители могли видеть степень возбуждения, помехи оргазму, скорость качания каждого участника. Время от времени с поля удалялись пары, члены которых больше не могли выдержать физического напряжения. Зрители провожали их единодушным свистом. Страх опять вернулся к Бреру. Мгновение он попытался подавить в себе боль неизвестного желания, но сообразил, что победа опять окажется временной и что это опасное желание нельзя больше подавить. Оно будет продолжать таиться, готовое возникнуть при малейшей провокации.

Он отвлекся от происходящего на поле, погрузившись в собственные мысли, смутные представления выплывавшие из неизвестных глубин его сознания. Возбужденные крики толпы вырвали его из полумечтательного состояния, матч был окончен. Он поспешил к выходу и был одним из первых у ворот. Только здесь он решился оглянуться. Женщина была рядом.

На улицах не было еще оживленно, но Бреру заметил небольшие группки людей на каждом углу, явно полицейских в штатском. Их неподогнанная одежда делала их более зловещими, чем если бы они были в форме.

Женщина ускорила шаги, словно почувствовала опасность, которую Бреру еще не осознал. Он машинально пошел быстрее, чтобы не отстать.

- Как твое имя? - спросил он.

- Жанна.

Ее короткий ответ наполнил его неловкостью.

- А твой генетический код?

- У меня нет кода.

Его страх получил подтверждение. Она была, должно быть, из природорожденных, о которых ходили слухи, как о несчастных существах, которые влачили свое существование где-то на окраине едва заселенных областей. Большинство из них было выслежено и уничтожено. Немногие выжили, ведя подобный животным образ жизни, управляемые эмоциями, которые у них непрестанными усилиями отцов-генетиков были вытравлены из души давным-давно. Прородорожденные были агрессивны и опасны для отлаженного механизма селективного общества.

Не факт, что его притягивала симпатия к природорожденной, усилил ужас Бреру до невыносимой остроты, а сознание, внезапное интуитивное, что он также принадлежит им.

Последний год он часто сомневался в своем происхождении. Намеки не только недавнего поведения и чувств, но и сохранившиеся в сновидениях моменты с детских времен, стали чересчур явными, чтобы ими пренебречь.

Женщина заговорила. Бреру осознал, что она впервые обратилась к нему прямо:

- Ты помнишь свою мать-роженицу?

- Нет.

- Разве это не показалось тебе странным?

- До последнего времени я над этим не задумывался, хотя большинство моих друзей детства помнили своих матерей-рожениц. Некоторые гордились ими. Мой лучший друг рожден одной, произведшей на свет более сорока детей от хорошо известной высококачественной спермы. Мы все завидовали ему. Но среди нас были и такие, кто не помнил. Это не так уж необычно.

- Но разве тебе не хотелось встретить мать?

Прежде чем Бреру успел ответить, она неожиданно схватила его за руку и втянула в дверной проем. Через несколько мгновений мимо промчался патрульный вездеход. Бреру удивился реакции Жанны. Возможно, у нее развито чувство опасности, закрепленное опытом. Он предположил, что она должно быть из тех природорожденных, которые жили в городах и до сих пор скрывались, выжидая подходящего момента излить свою врожденную агрессивность и ненависть против угнетателей. Болезненное осознание, что он и сам один из них, почти лишило его сил идти дальше.

Он знал, что ожидалось от него, видев в прошлом множество соревнований по телевизору, показывавших верный процесс ласки и наиболее удовлетворяющую последовательность движений для обоих партнеров.

В ослепительно вспышке были сметены все его чувства, наполнив все тело всепоглощающей белизной, последовавшей затем глубоким и темным комфортом, пропитывая его блаженством, какого он никогда не знал. Он увидел Жанну подле себя, глубоко дышавшую и счастливую.

- Что, это в первый раз? - спросила она нежно.

Он кивнул.

- Теперь ты знаешь, кто ты есть?

- Да, природорожденный?

- Когда ты впервые почувствовал это?

- Мне однажды приснилось, что я сосу грудь матери-роженицы.

- Но ты сказал, что не помнишь её.

- Верно, но она мне снилась. Когда я проснулся, я испугался. Нас учили, что только животные: мыши, кролики, обезьяны вскармливают своих детенышей молоком, но не люди. Кроме природорожденных, разумеется. С этого времени меня постоянно преследовал страх. Но как я мог здесь оказаться?

Ее голос был мягок и нежен, словно она хотела приласкать его словами:

- Когда маленькая группа угнетателей, которая назвала себя отцами-генетиками, захватила власть, была уже изобретена техника искусственного осеменения. Были созданы большие запасы высококачественной спермы. Когда оказалось, что с помощью этого метода можно сохранять уровень численности на стабильном уровне и добиться любых типов людей, то немногие оставшиеся после Большой Войны - сохранившие верность традиции, стали преследоваться и уничтожаться.

Горечь слов контрастировала с нежной мелодией её голоса. Почти материальная ненависть сбилась в горле Бреру комом. Он помнил всю эту сладкую ложь отцов-генетиков - пропаганда, звучавшая в программах с раннего детства. "Того что у тебя есть, достаточно для того, что ты хочешь и кто ты есть". "Избыточность меньше чем умеренность". И дальше "Отцы-генетики миролюбивы", "Они не знают ни ненависти ни зависти". "Мир селекции - есть рай созданный...".

Но с этого момента, когда голос Жанны всколыхнул глубины его памяти, эти лозунги потеряли над ним власть.

Бездушный, повторяющийся ритм, усиливающий воздействие лозунгов, превратился в далекое прошлое. Он проговорил их вслух, изумленно слыша свой голос с бесстрастным любопытством.

- Вот этому они учили меня, - произнес он с улыбкой. - И я верил. Забавно?

2
{"b":"44063","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Записки судмедэксперта
Сквозь объектив
Безумству храбрых
Повесть о настоящем человеке
Темная Башня
Отбор демона, или Тринадцатая ведьма
Искусство думать. Латеральное мышление как способ решения сложных задач
Непристойные предложения