ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он прошел несоизмеримо больше, чем двое преданных родителям малышей. Тридцать три года Он ходил по земле, кишащей змеями, и, когда вернулся наконец к Отцу, на Его руках и ногах навсегда остались рубцы от ран, потому что Он, не ведая страха, пытался нас спасти. Неужели после всего этого мы скажем, что нам не надо никакого спасения?

Тридцать три года! Иисус никогда не поворачивал назад, хотя порой был так изможден и слаб, так подавлен и немощен, что ангелы на какой-то миг давали Ему отдохнуть на своих руках; но Он постоянно помнил о вас и обо мне и знал, что обязан продолжать путь. Это был Божий Агнец, предназначенный для тяжелого грубого креста, воздвигнутого за иерусалимскими стенами. Вашего креста. И моего!

Друг мой, если ты позволишь Иисусу завоевать твое сердце, ты обретешь полную безопасность!

1 Е. Уайт. Великая борьба. С. 460-463.

ЧАСТЬ III: ПРОЩАНИЕ НЕ НАВСЕГДА

Прощание сегодня еще не конец

Почему?! Как дым судного дня, над нашей встревоженной планетой непрестанно возносится этот вопрос. Это крик миллионов людей. Глядя на нашу землю, Бог видит, что она - не буйство красок и песнопений, но симфония рыданий и слез. Разве Он забыл о нас? Разве Его не печалит, что этот мир становится кладбищем во Вселенной? Быть может, мы - всего лишь пепел, позабытый где-то на краю ничего не значащей галактики? Мир, до которого никому нет дела?

Во время одного из моих путешествий по старому Иерусалиму мне показали вершину горы, где по преданию Авраам когда-то стоял вместе со своим сыном Исааком. Я попытался это представить. Вот Авраам: в поднятой руке он сжимает нож - он готов отдать своему Богу все, что у него есть. И вот ангел, останавливающий эту руку.

Пятнадцать веков спустя, почти на том же месте, Бог Вселенной смотрел, как умирает Его Сын. И не было ангела, готового остановить руку смерти. И никого другого, кто мог бы крикнуть: "Довольно!"

Думали ли вы об этом, когда читали ту библейскую историю? Быть может, и вы до последнего надеялись, что кто-то остановит руку смерти? Надеялись, чтобы в конце концов лишь разочароваться?

С почтением говорю, что теперь у вас и у Бога есть что-то общее. Он дает вам крест, который сначала понес Сам. Взирая на Голгофу, вы никогда не сможете сказать, что Он ничего не понимает и не проявляет никакой заботы! И поэтому, открывая древнюю Книгу, которой нередко пренебрегают, я хочу вселить в вас надежду и утешить. Но в то же время я намерен дать вам нечто большее. Я хочу познакомить вас с Личностью! Ведь вы кого-то потеряли, и только другая личность может заполнить опустевшее место. Одно дело, когда ты держишься, видя, что друзья разделяют твою ношу, и совсем другое - когда вынужден тащить ее, не чувствуя никакой поддержки со стороны. Я познакомлю вас с Личностью. Это Иисус Христос. Его знал Давид, сказавший: "Если я пойду и долиною смертной тени; не убоюсь зла, потому что Ты со мною" (Пс. 22:4).

Бог сказал устами пророка Исаии: "Будешь ли переходить через воды, Я с тобою, - через реки ли, они не потопят тебя; пойдешь ли чрез огонь, не обожжешься, и пламя не опалит тебя" (Ис. 43:2).

Разве нельзя довериться Такому Богу? Вы знаете, что порой горе так сильно, что возникает искушение остановить Божью десницу. Друг мой, не делай этого. Не надо! Послушай, что сказал поэт:

Не касайся Его руки!

Пусть Мастер живописует.

Ведь то, что ты хочешь сделать,

Только испортит картину,

Которую Он рисует.

Ведь ты не знаешь, что Он замыслил

Сделать из тебя.

Своим неловким прикосновением ты легко можешь

Перемешать все краски и опрокинуть мольберт.

Не касайся того, что Он делает.

Ты боишься, что если не удержишь Его,

Он все испортит.

Подожди!

Не касайся Его руки!

Ибо Он - Бог,

Он мудр,

Он - любовь!

Да, друг мой, подожди! Ты можешь довериться Такому Богу!

Настанет день, когда мы увидим, что порой печаль - лишь завеса, за которой Бог скрывает Свою славу, когда Он совсем рядом. Там, где теперь мы видим лишь смятение, где горечь утрат и крушение идеалов, мы узрим прекрасное, гармоничное совершенство. Скоро наступит день, когда мы увидим, что Бог лучше всех знает, как ответить на нашу молитву.

В Слове Божьем сокрыто нечто гораздо большее, чем простое сочувствие. Иисус не просто сказал "Блаженны плачущие" и прошел стороной. Он в открытую встретил смерть - и эта встреча не была бесплодной!

Вернемся на девятнадцать столетий назад: вот Он идет по каменистой тропе, протянувшейся за небольшой палестинской деревней. По булыжной мостовой, медленно выходя из ворот, навстречу движется похоронная процессия. Рядом с неподвижным телом сына, который когда-то был гордостью и опорой, идет мать. Через несколько минут они встретятся: она, исполненная скорби, и Иисус. Может быть, Он остановится, чтобы утешить ее? Не только. Он воскресит сына и вернет его матери.

Таким был Иисус, и Его любовь была сильнее смерти. Никто не умер в Его присутствии. Просто не мог умереть. И Лазарь бы не умер никогда, если бы Иисус был рядом с ним. Его сестры знали об этом и потому повторяли: "Господи, если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой". И вот теперь, спустя четыре дня после того, как в их жизнь ворвалась смерть, Иисус пришел, чтобы ободрить скорбящих сестер. Как Он делал это? Как встречал смерть? Что говорил, чтобы утешить в такой час? Просто сказал: "Воскреснет брат твой". И Марфа поняла. Поняла, что Он хочет сказать. Когда-то они уже говорили об этом. "Знаю, - ответила она, что воскреснет в воскресение, в последний день".

Воскреснуть в последний день. Такова надежда, сокрытая в Писаниях. Во всей Книге нет радостнее вести, чем эти простые слова: "Воскреснет брат твой". Но Он не мог ждать. Иисус не хотел ждать. Таким Он был и потому решил уже там и тогда показать, каким будет воскресение. "Лазарь! Иди вон", - сказал Он, и Лазарь вышел!

Да, Иисус постоянно призывал Своих последователей глядеть за горизонт этой жизни, смотреть за пределы этого дня, а потом, в самом чудесном и непостижимом событии всех времен, отдал Свою жизнь и через три дня вышел из гроба! В этот миг смерть была побеждена, и впервые в истории человек ощутил, как в его груди растет живая уверенность в том, что столь сокровенная, столь долго лелеемая надежда наконец-то сбылась. Мы снова увидим тех, кого потеряли, и снова сможем любить их!

40
{"b":"44067","o":1}