ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Третье дерево молилось, чтобы его никогда не срубил жестокий топор и чтобы оно еще много лет могло расти, указывая своей гордой вершиной на небеса... Но вот в один мрачный день к нему пришли лесорубы, острие топора ударило по упругим корням, и с каждым новым ударом дерево возносило очередной вопль к Богу. Но ему, пережившему столь сильное потрясение, суждено было стать Голгофским крестом и вечно указывать на Небо!

Ни одно из этих деревьев не увидело исполнения своих сокровенных желаний. Их самые глубокие молитвы остались без ответа, их воля не исполнилась, но творя Свою волю, Бог даровал им исполнение, бесконечно превосходящее все, что они могли пожелать и на что могли надеяться!"

Такому Богу можно довериться. Он не только защитит вас от мести крестного отца, но наполнит вашу жизнь смыслом, радостью и миром. Скажи мне, друг мой, разве Он не достоин того, чтобы ты нашел для Него время и помолился Ему?

Щедрый дар корабельной Библии

Как прекрасен корабль, плывущий по бескрайнему морю! Вряд ли кто понимал это лучше, чем те двое молодых людей, о судьбе которых можно написать повесть. Мы расскажем о небольшой гряде островов, словно драгоценное ожерелье, раскинувшихся в южной части Тихого океана, о корабле, плывшем по волнам, о Книге, о которой люди сначала позабыли, о том, как ждала она своего часа и, когда тот пробил, преобразила все вокруг.

Капитан Вильям Блай, командовавший парусником "Баунти", сделал быструю карьеру. Еще в молодости он служил под началом знаменитого английского мореплавателя Джеймса Кука, у которого прошел хорошую школу. Именно Кук улучшил правила корабельной гигиены и питания. Блай был человеком, живо подхватывавшим и претворявшим в жизнь все идеи своего наставника. Была еще одна черта, которую он унаследовал от того, кому пытался подражать, - крутой нрав. Кук известен как человек вспыльчивый, жестокий и часто прибегавший к наказанию плетьми. Тем не менее он, по-видимому, как-то сумел пробудить в своих подчиненных чувство верности, граничившее с поклонением. Что касается Блая, то он снисходительно относился к мелким проступкам подчиненных, никого не хотел наказывать, но неудержимые вспышки гнева, постоянное стремление унизить тех, кто находился в его власти, ранили больнее, чем строгости Кука, и поэтому в любом долгом плавании команда находилась на грани бунта.

Служил на корабле капитана Блая еще один молодой человек, которого звали Флетчер Кристиан, и всякий, кто вспоминает исторические подробности мятежа, вспыхнувшего на борту "Баунти", всегда называет это имя. Кристиан воспитывался в совершенно другой среде. Это была христианская семья скандинавского происхождения, родословная которой восходила к XIII веку. Все, кто в ней рождался, сразу получали определенные социальные преимущества и возможности. И вот Блаю и Кристиану, людям, столь непохожим друг на друга, но имевшим общий интерес и обладавшим высоким мастерством навигации, пришлось плавать под одними парусами, на сей раз на корабле Его Величества, который носил название "Баунти".

Перед командой стояла задача - держать курс на остров Таити, чтобы принять на борт плоды хлебного дерева. И вот 23 октября 1787 года, подняв паруса, "Баунти" отправился в плавание, чтобы уже никогда не вернуться.

Флетчер Кристиан был помощником капитана, в ту пору ему исполнилось двадцать три года. В его сундуке среди личных вещей лежала забытая книга. Это была Библия, подаренная матерью. Знал ли Флетчер о том, что Книга все еще находится среди его имущества?

Сначала "Баунти" надо было дойти до оконечности Южной Америки, обогнуть ее и двигаться прямо на Таити, однако в это время года попытка обогнуть мыс Горн была сопряжена с большим риском, и когда Блай увидел, что команда измотана, приказал держать курс на мыс Доброй Надежды, что на южной оконечности Африки, а потом уже окольным, но надежным путем двигаться на Таити. И вот они добрались до этого острова, где царила беззаботная жизнь, почти не знавшая никаких правил. Тропический рай, полный экзотических цветов и женщин, опьянял. Было решено, что с отплытием можно подождать, да и небо тоже потерпит, если человеку хорошо на земле. Однако причиной грядущих бед стала не жизнь на острове, а какие-то неприятности, которые случились у Блая еще до отплытия. Он был крайне раздражен, все казалось ему не так, и теперь объектом его нападок стал Флетчер Кристиан. Само собой, являясь вторым человеком в команде, помощник капитана чувствовал, что его авторитет стал падать. Но вот настала пора попрощаться с Таити и тронуться в путь. Блай еще сильнее стал придираться к Кристиану, и однажды Флетчер сказал ему: "Послушайте, сэр, вы зашли так далеко, что я исполняю свой долг без всякого удовольствия. Все эти дни я словно в аду нахожусь".

У каждого человека есть мера терпения, так и Флетчер был уже на пределе. Блай, однако, продолжал гнуть свою линию, и в тот же день корабельный плотник видел, как слезы блестели на глазах Кристиана, когда тот сбегал со шканцев. Впервые стало ясно, до чего можно довести этого сильного человека. "Я готов тысячу раз умереть, нежели терпеть такое", - говорил помощник, уже не скрывая слез.

Оскорбления, угрозы, шантаж - это было уже слишком, и на "Баунти" воцарилась нездоровая атмосфера. Флетчер не хотел унижаться до борьбы со своим капитаном. Он не хотел бросать ему вызов, и мысль о бунте даже не приходила ему в голову. Кристиан решил покинуть корабль и предаться воле волн. Придя к такому выводу, он начал раздавать ненужные ему вещи и запасаться продовольствием, гвоздями, а также всем тем, что впоследствии можно было бы обменять.

В четыре утра, поспав всего час, Флетчер заступил на вахту, и тут его приятель, знавший о замысле, начал уговаривать помощника остаться, уверяя, что команда поддержит его самым решительным образом. Экипаж сочувствует ему и видит в нем своего вождя. Приятель признался, что люди "готовы на все". Он не сказал, что они готовы поднять бунт, поскольку и сам, наверное, не думал об этом.

Выслушав товарища, Флетчер неожиданно понял, что возможен другой вариант развития событий. Почему, в конце концов, именно он должен оставить корабль? Почему не Блай? Ведь виноват-то во всем он.

50
{"b":"44067","o":1}