ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

А пока на малое время Бог позволяет продлиться страданию. Он предостерегает нас, посылает незначительные наказания, чтобы мы смогли избежать тех великих судов, грядущих вскоре. Он призывает нас уйти от опасности, отойти от края пропасти, избежать верной смерти, и Его сердце наполняется горестью, когда Он видит, что мы не следуем Его призыву. Такова Божья природа!

Друг мой, наверное, теперь ты чуть лучше понял, что же на самом деле представляет Собою Бог? Всякое прочее знание не столь важно, и никакое другое не сможет принести такого упокоения твоей душе и разуму.

В конце года, принимая заключительный экзамен, преподаватель спросил молодого студента: "Что вы узнали в этом году такое, что будет сопутствовать вам все пять лет?" Студент ответил одним словом: "Вас".

Скоро настанет день, когда все мы предстанем на заключительном экзамене. И если Господь спросит нас, узнали ли мы что-нибудь такое, что пребудет с нами вовеки, надеюсь, каждый ответит: "Это Ты, Господи!"

Божественное высокогорье

В январе 1844 года Джон Чарльз Фремонт довел до слез одного старого индейца, пристав к нему с таким вопросом: "Можно ли пересечь горы, взяв курс на пологие возвышенности, которые находятся к юго-западу от озера Тагоэ?" Индеец ответил, что он ходил через горы, но путь этот очень нелегок. Летом на дорогу обычно уходит шесть дней, а зимой лучше вообще не ходить. "Кругом скалы и снег, скалы и снег, - монотонно повторял он, - и даже если ты преодолеешь снежные вершины, ты все равно не сможешь спуститься". И тем не менее Фремонт отправился в путь!

Индейцы знали, чего можно ждать от гор, и если перед ними вставала преграда, они относились к ней серьезно. Они не лезли на гору только потому, что та возвышалась перед ними, а стремление узнать, что находится по ту сторону, не лишало их рассудка. Видя горный кряж, индейцы не задумывались, что может скрываться в его ущельях. Однако данная горная гряда была необычной, да и сами горы были необычными. Una gran Sierra nevada - Великая Снежная Гряда так двести лет назад назвал их испанский миссионер Фрай Педро Фонт, впервые взглянув с западной стороны на сверкающие на солнце вершины. И он был прав, потому что Сьерра, рассекая Калифорнию, тянется около шестисот пятидесяти километров: от горы Маунт-Лассен на севере до постепенно появляющихся кактусовых равнин на юге.

В континентальных Соединенных Штатах Сьерра, вне всякого сомнения, представляет собой самый впечатляющий образец дикой природы. Куда бы вы ни посмотрели, всюду скалы, ошеломляющие вас своим величием и мощью. Скалы столь огромные, что просто нельзя не изумляться их размерами. Скалы с самыми настоящими крутыми утесами и обрывами. Скалы, словно подхваченные неземной силой и в прекрасном беспорядке брошенные на дно глубочайших каньонов. Скалы, страшными зубцами вздымающиеся на высоту до четырех с половиной тысяч метров. Возьмите, например, гору Маунт-Витни, самую высокую в старых штатах. Ее отвесная стена возвышается над поверхностью долины на три с лишним километра!

А какие водопады! Йосемит, например, в свободном падении низвергается с высоты около восьмисот тридцати метров; если помните, высота прославленной Ниагары всего лишь пятьдесят метров!

Нигде вы не встретите долины более прекрасной, чем та, что раскинулась в Йосемитском парке. Кажется, что она перенесена сюда из какого-то другого мира. Кто хоть однажды видел ее белый гранит, мерцающий в лунном свете, никогда не позабудет этого зрелища. С обеих сторон возвышаются монолитные отвесные скалы, достигающие высоты полутора километров над поверхностью долины: Эль Капитан, Хаф Доум, Сентинел Рок, Гласиэр Пойнт. С последней каждое лето и уже в течение многих лет, по вечерам, где-то в девять часов, низвергается огонь: знаменитый Йосемитский огнепад, стремительно несущийся вниз по белой чистой стене! Глядя на все эти геологические чудеса, перестаешь удивляться, что индейцы не торопились пересекать Сьерру.

Побывав в Сьерре, Марк Твен писал: "Воздух там очень чистый, прозрачный, бодрящий и просто восхитительный. Да и каким ему быть? Ведь им дышат ангелы!" И, конечно же, нельзя не упомянуть Джона Муира. Он принадлежал Сьерре, а Сьерра - ему. Высокогорье было его страстью. "Взбирайтесь на горы и внимайте их благовестию! - призывал он. - Покой природы вольется в вас, как солнечный свет проникает в толщу деревьев. Ветры подарят вам свою свежесть, бури - свою силу, а заботы уйдут, подобно осенней листве, осыпавшейся с деревьев". Даже если вы посещаете Сьерру впервые, вы невольно со всей остротой и силой ощущаете, что когда-то здесь произошло нечто невероятное. Что-то ужасное, катастрофическое, настолько необычное, что событие это прост невозможно себе представить. "Видите, как этот гранит пробивает дорогу вверх между вулканическими и метаморфическими скальными породами? - спросил один путешественник, проезжая на лошадях мимо оползней. - Кажется, что скала встала дыбом, да и вообще такое впечатление, что все здесь вздыблено!"

Какое же событие заставило вздыбиться всю эту местность? Какие силы создали этот дикий, дерзкий, прекрасный и беспорядочный ландшафт, исполненный глубокого драматизма? Когда вы смотрите на гору Хаф Доум, эту взмывающую вверх глыбу чистого гранита высотой около полутора километров, все время хочется узнать, каково ее происхождение. Когда Альбрехт Пенк, геолог из Европы, впервые увидел отвесную стену горы Маунт-Витни, простирающуюся почти на три с половиной километра, он попросил, чтобы на какое-то время его оставили одного, дабы он в безмолвии смог предаться созерцанию этого грандиозного зрелища.

Не так давно группа туристов из трехсот человек совершала восхождение от Оуэне Вэлли до гранитной вершины Маунт-Витни. Среди них оказался лесничий Национального парка Секвойя, и один из путешественников, пораженный мощью склона, на три километра вздыбившегося над долиной, попросил его рассказать, как сформировалась Сьерра. Не очень разбираясь в геологии, лесничий сказал примерно следующее: "Ну, все дело в том, что это верховное плато представляет часть старого ландшафта, который миллионы лет назад был раскинут по этой долине. Затем вся Сьерра изогнулась, как арка". Желающих послушать становилось все больше, и он продолжал: "Потом крепящие камни обрушились, и в результате сформировался большой откос, переходящий в долину Оуэне Вэлли, вместе с Белыми Горами, которые на востоке образуют другую половину этой обрушившейся арки. Позднее в результате эрозии и оледенения картина приобрела окончательный вид, который перед вами: луга, каньоны, вершины и ложбины".

55
{"b":"44067","o":1}