ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вероятно, теперь вы понимаете, что произошло со Сьеррой? Однако, несмотря на множество ран, нанесенных ей той глобальной катастрофой, несмотря на все отметины, оставленные на этом высокогорье безрассудной, непродуманной человеческой деятельностью, это место все равно не утратило своего величия. Несмотря на весь этот хаос, крушение и беспорядок, несмотря на всю эту вздыбленность и

искореженность, Божье творение по-прежнему несет на себе печать любящего Творца. Его красота по-прежнему очаровывает нас!

Да, Сьерра может быть грозной и неприступной, однако в ней скрывается какое-то неизъяснимое очарование. Свежий, чистый воздух. Широкая панорама горных вершин. Деревья, стволы которых покрыты причудливыми наростами, цепляются за голые выступы скал. Величественные леса, простирающиеся где-то внизу, дикое девственное запустение. Начав прогулку там, где кончается проторенная тропа, вы верхом на лошади пробираетесь через скалистые утесы, на какое-то время останавливаетесь отдохнуть, окидывая взором всю Сьерру. Глядя вниз, вы вдруг замечаете, как рядом с копытом коня бесстрашно и в полной безопасности растет маленький и слабый цветок высотой не более пяти сантиметров. На вершинах тоже цветут маленькие голубые цветы, которых зовут "пилотами" - так на армейском жаргоне называют капеллана, или того, кто указывает путь на небеса. И так на всем высокогорье: оно зовет нас, расшевеливает, влечет к какой-то лучшей земле, где цветы никогда не вянут, где много рек и где течет река жизни, много деревьев и среди них самое лучшее дерево жизни, где огонь не опаляет, нет болезней и горя, нет слез, страдания и смерти, нет ночи и расставаний и где вы лицом к лицу встречаетесь с Творцом всего мироздания.

Попытаемся представить себе, как изначально выглядело это Божественное высокогорье. Даже если в своем сегодняшнем беспорядке Его творение столь прекрасно, то каким же оно было до того дня, когда ему пришлось ввергнуться в дикую и разрушительную пучину? Каким должен быть оригинал, если то, что от него осталось, несмотря на всю свою искореженность и истерзанность, все-таки столь красиво и привлекательно? Даже сегодня, глядя на этот пейзаж, вам, быть может, захочется сказать: "Пусть небо подождет. Я хочу побыть здесь". Но знаете ли вы, что по замыслу Божьему, после того как мы вкусим неба, проведя там тысячу счастливых лет, нам надо будет вернуться сюда? Известно ли вам, что именно земля, а не небо, должна стать нашим постоянным жилищем? "Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю", - сказал Иисус (Мф. 5:5). Припоминаете эти слова? А вот что говорит апостол Петр: "Впрочем, мы, по обетованию

Его, ожидаем нового неба и новой земли, на которых обитает правда" (2 Петр. 3:13).

Бог замыслил сжечь все, что есть негодного на земле, исцелить ее раны и вернуть ее нам обновленной. Обновленной всецело и до конца. Какой величественной и прекрасной станет эта Божья страна, когда на ней не останется ни единого шрама! Как радостно будет жить на ней вместе с теми, кого вы больше никогда не потеряете! Все раны, нанесенные земле, исцелятся. "Возвеселится пустыня и сухая земля... - говорит пророк Исаия, - и расцветет как нарцисс. Великолепно будет цвести и... слава Ливана дастся ей... ибо пробьются воды в пустыне и в степи потоки" (Ис. 85:1, 2, 6).

В степи - потоки! Разве это не прекрасно? Один бого-вдохновенный автор писал об этом так: "Там текут вечные потоки, чистые, как кристалл, а растущие около них деревья бросают тень на тропинки, приготовленные для искупленных Господа. Там просторные долины мягко переходят в прекрасные холмы и горы Божьи вздымают свои вершины. И там, в мирных долинах, на берегах живых потоков, народ Божий - эти усталые скитальцы и путники - наконец обретут свою родину"1.

Друг, подумай об этом! Подумай о земле, которую Бог обновит и вернет нам в ее первозданной красоте. Горы, на вершинах которых растут величавые деревья. Ущелья, водопады, озера - незапятнанное Божье творение, раскинувшееся вокруг тебя во всей своей необъятности. Нет голых пустынь, скудных земель, нет ничего отталкивающего и грозного, нет никакого опустошения и одиночества. И эта Божья страна будет дана тебе, навеки оставаясь такой новой и восхитительной, словно ее никто никогда не сможет коснуться.

Если захочешь, ты всегда сможешь обратить свой пытливый взор на те необъятные просторы, куда твоя нога ступит первой, и там, рядом с копытом твоей лошади, будут цвести нежные цветы - совсем ничтожные в сравнении с гордо высящимися вершинами, но столь же надежно укрытые рукой любящего Бога!

Как я хотел бы оказаться там! А ты?

' Е. Уайт. Великая борьба. С. 675.

Бог и города

В начале третьего ночи Джеймс Хоппер направился домой, захватив копию статьи для очередного номера журнала. Ветер с моря дул все слабее, и казалось, что ночь как-то по-особому спокойна. Проходя мимо платной конюшни, он услышал, как внезапно и пронзительно заржала лошадь. Он сунул голову в темный дверной проем, и его встретил грохот двух десятков копыт, неистово бьющих в стены конюшни. "Весь вечер волнуются, - пояснил конюх. - Не знаю почему". Хоппер продолжил свой путь. "Беспокоятся лошади, - подумал он. - Наверное, к смене погоды".

А в это время, объезжая ночные клубы, знаменитый тенор Энрико Карузо тоже чувствовал себя неспокойно, но не настолько, чтобы потерять уверенность, так как он знал, что именно в сегодняшних рецензиях напишут о его безупречном вечернем выступлении.

Денис Салливан, начальник пожарной охраны города, тоже был обеспокоен, поскольку первый телефонный звонок поступил сразу после полуночи. Ветер изменил направление и теперь порывами дул со стороны Тихого океана, а всякий раз, когда возникали пожары в центре города, ветер дул именно оттуда. Так тянулась ночь.

Около пяти утра проснулся офицер полиции Леонард Ингхэм. Вот уже в течение двух месяцев его постоянно мучили кошмары, в которых всегда разыгрывалось одно и то же: огонь вспыхивал на рыночной площади и растекался дальше, пожирая главные городские здания. Разбушевавшись, он гнал испуганные людские толпы в сторону океана. Однако в эту ночь никаких кошмаров не было; наверное, потому, что в это раннее утро он назначил встречу с начальником полиции Джеремайей Динаном, решив рассказать ему о своих сновидениях. Странно, не правда ли? В этот момент по улице прогрохотала повозка молочника, который никак не мог унять свою встревоженную лошадь.

57
{"b":"44067","o":1}