ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Взойдёт средь бела дня,

Под солнышком ликуя,

Помянет ли меня?

БАЛЛАДА О РАНЕНОМ

Ночь за стеной скрежещет.

Двери грызёт мороз.

Сын на простывшей печке

Съёжился,

А мама

Тоже уснуть не может

На деревянной кровати.

Щёки у матери белы,

Будто и не живые.

Стынет на стёклах иней.

Смотрят сугробы в избу.

И ничего, кроме снега,

Нет

У них

Во дворе.

Вёдра примёрзли к лавке.

В вёдрах вода промёрзла.

К двери идёшь

Щеколда

Жалит железным жалом.

Мать поднялась с кровати:

Надо сына укутать.

Кашляет сын,

И тяжко,

Как живая,

Кряхтит кровать.

А где-то война грохочет,

И ночью пылает небо.

Сколько тепла

Понапрасну

Тратится на войне!

Только бы муж вернулся!

Только б скорей пришёл он!

Вот уж четыре года

Ждут они вчетвером:

Ждёт его сын подросший,

Ждёт жена его верная,

Ждёт изба

И скрипучая

Единственная кровать.

Что ж,

До сих пор они выстояли.

Всю войну продержались,

Согреваясь друг другом,

Выжили,

Но теперь

Нету ни щепки в доме,

И кто-то должен погибнуть.

Вот и не спится матери,

И смотрит она на дверь.

Чем накормить печку?

Дверью?

Ворвутся волки.

Крышей?

Завалит снегом.

Сколько его намело!

Ну а, может, кроватью?

Женщина смотрит строго.

Единственное имущество

В доме

Эта кровать.

Она-то и согревает

Забытым теплом хозяина,

Сном молодым, далёким...

И мать забывается сном.

Боже!

Ну что же это?

Вновь мальчик на печке плачет.

Кусает синие губы,

А ладошки как лёд!

Мать, наконец, решается,

И в ножку кровати вонзается

Голодное

Ледяное

Лезвие топора.

Вот печь челюстями задвигала.

Загремела заслонками.

Выдохнула

И жаром

Женщину обдала.

Мать разрумянилась.

Мальчик

Садится поближе к жару.

Так и сидят перед пламенем

На корточках

До утра.

В осиротевшей горнице

Пот струится по вёдрам,

И плачет окошко,

Глядя

На раненую кровать.

А рядом война грохочет,

Пылает небо...

И никто не знает

О том,

Что где-то сейчас,

В трёх верстах от околицы,

Раненый умирает

Тот,

Кто когда-то к свадьбе

Эту кровать смастерил.

БАЛЛАДА О ДОРОГЕ

В деревушке при долине

Жил да был да мыкал долю

Заодно с крестьянским миром

Селянин один - без тени,

Без копейки за душою.

Он пригорок в изголовье

Ночью клал, а укрывался

Синим небом, вольным ветром.

Все его в деревне знали

И Путём-дорожкой звали.

Много вытерпел бедняга.

От рождения не жилист,

Был худёнек он, извилист,

И, случалось, дождь внезапный

Уносил его с водою

К недалёкому оврагу.

Но на берег он упрямо

Выкарабкивался снова.

Всю, бывало, ночь трудился,

Чтобы к людям возвратиться.

Он без них не мыслил жизни

И худел, по ним тоскуя,

Превращаясь в тропку, в стёжку,

Еле видную меж рытвин.

А зимою Путь-дорожку

Заносило вьюжным снегом,

Так что он порой насилу

Пробивался сквозь сугробы.

Мать-земля сынка жалела

И собою согревала,

А не то, глядишь, весною

Не пройти бы в деревеньку...

Всё-таки везло селенью,

И зима его щадила.

Но лишь только снег растает,

Смотришь, сразу Путь-дорожка

Мелкой травкой зарастает,

И тогда его утята

И шумливые гусята,

Общипав всего, как липку,

Из невзгоды вызволяют.

А земля опять вздыхает:

Слаб мизинчик да невзрачен,

Хоть бы он до лета дожил...

Собрались однажды люди

И, в затылках почесавши,

Призадумались: нельзя ли

Земляку судьбу устроить,

Чтобы он добром их помнил

Ведь другой родни-то нету

У него...

И, взявшись дружно,

Сироту под белы руки

Вывели на холм, а там он

Под гору и сам пустился

И достиг - взгляните только!

Близлежащего селенья.

А уж тут он сил набрался,

Распрямил, расправил плечи,

Самого себя увидя

Добрым молодцем из сказки.

И распахивались окна

Добру молодцу навстречу,

И, как девушки, тропинки

Выбегали из калиток

И встречали-провожали

Неожиданного гостя.

Но герой наш не зазнался,

Задирать не стал он носа

И крестьянскую ухватку

Не сменил на пустозвонство.

Разом он носил по свету

На спине на богатырской

Все плуги - работать в поле,

Все мешки - молоть пшеницу,

Всех девчат - плясать на хоре,

Всех детей - учиться в школе.

А порою вспоминал он

О родимой деревеньке,

Где когда-то на пригорках

Спал - и небом укрывался.

И тогда домой бежал он

Земляков своих проведать,

Подсобить коням на пашне,

Вывести на луг отару...

И обратно в мир широкий

Уходил, и вырастали

По обочинам деревья,

И пугливой свитой стёжки

По бокам его бежали.

Так, людскою лаской вскормлен,

Стал он сильным и могучим,

Столбовой Дорогой стал он

Путь, соединявший сёла.

И уже земля гордилась

Трудолюбием сыновьим

И его крестьянской смёткой.

Он дождей уж не боялся,

Не страшился он сугробов,

Днями светлыми трудился,

Вечерами - песни слушал,

Что ему крестьянки пели,

А ночами - у порогов

Засыпал, на звёзды глядя...

ИОН

Мать одарила сына,

Чтоб мог весь мир дивиться,

И статью тополиной,

И сердцем - певчей птицей.

Ещё вручила флуер,

Что полон дойн прекрасных.

На свадьбах он ликует,

Царит на хорах властно.

И даже вьюгу злую

Он укрощать умеет.

Но за зиму и флуер

Какой не опустеет?

Ион выходит в поле,

Взрезает пашню плугом.

Кто под землёй, в неволе

Томясь, вздыхает глухо?

О чудо! Стон тяжёлый

Исчез, и в то мгновенье

Возник прозрачный голос

Из борозды весенней.

Потом, расправив крылья,

Взлетел он в поднебесье.

И день вдруг стал светлее,

Омыт зелёной песней.

Ион пал на колени,

Мать-землю он целует...

Волшебным дуновеньем

Наполнен снова флуер.

Проснулся холм и будит

Другой, а этот - третий...

Уходит песня дальше,

Свободная как ветер.

Вот звёздочки вспорхнули,

На небе заиграли.

Чтоб руки отдохнули,

На отдых не пора ли?

А песнь? Ей нужно в поле

Ждать дивного мгновенья,

Чтоб выпустить на волю

Зари цветок весенний.

ЧЕРЕШНЯ

Я шла по свету,

Я бы долго шла,

Мне нравилась далёкая дорога,

Когда бы ясным утром не нашла

Завалинку

У вашего порога.

Здесь мать меня качала

На руках

На древней нашей

Родине,

В Отчизне.

Здесь жил мой дед

С росою на висках,

И я здесь тоже потянулась

К жизни.

Когда ещё я косточкой была,

Меня качала мама

Ранним летом

И говорила:

"Горе пустоцветам,

Без ягоды расти

Нет горше зла!"

И вот ростком я стала.

В ту весну

Мне подарили небо

С облаками

И тёмную живую глубину,

Чтобы играли корни

С родниками.

И появилась первая скворечня,

И небеса увидели скворцы,

Потом из гнёзд мне крикнули

Птенцы,

Назвав меня по имени:

"Ч_е_р_е_ш_н_я!"

11
{"b":"44073","o":1}