ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

ПОДМЕТАЛЬЩИКИ

Когда Гугуцэ приняли в первый класс, он так этому обрадовался, что взял и подмёл дорогу от своего дома до школы.

Увидев такое дело, сосед-одноклассник тоже вышел на улицу с метлой. А там и на других улицах метёлки замахали хвостами. К вечеру первоклассникам не хватало дорог в селе.

Второклассники поднялись вместе с утренней звездой - тоже решили показать, что они у хороших хозяев родились и недаром перешли в свой второй класс. Каждый выбрал себе участок дороги перед собственным домом, расписался на нём и других подметальщиков туда не подпускал. Одному Гугуцэ позволили мести дорожку от дома до школы.

А третьеклассникам достались только тупики да закоулки, зато они отхватили хорошие участки у больницы, рядом с колхозной давильней винограда, а ещё у домов тех ребят, которые остались на второй год.

На улицах стало чисто, как в горницах. У околицы села стоял патруль и проверял, чистые ли ноги у тех, кто идёт в село. Обутые заранее доставали из карманов сапожные щётки, а босые мыли ноги в речке Рэут.

Люди старались даже не вспоминать, какими пыльными и грязными были дороги до того прекрасного дня, когда Гугуцэ приняли в первый класс.

Даже ярмарку перенесли на край села.

Зимой дети протоптали по всему селу дорожки. А вдоль этих дорожек налепили снежных баб-сторожих, чтобы девочки не боялись ходить в сумерках.

Пришла весна. Школьники вооружились новыми метёлками и подымались на рассвете, как заправские городские дворники.

По селу разнёсся слух, что юным подметальщикам дадут зарплату. Некоторые стали ждать медалей. Были и такие, которые уже запаслись мешками для конфет.

И вот возле дома Гугуцэ собрались почтенные люди. Сначала старики подсчитали, сколько подмели те ребята, которые держат руки в карманах. Получилась дорога короче метёлки. Потом начали прикидывать, сколько подмели Гугуцэ и его товарищи. Приложили одну к другой все подметённые ими улочки, добавили к ним все переулки, закоулки и задворки, и получилась такая длинная дорога, что по ней можно было добраться до районного центра. Но ведь такую дорогу дети подметают за день. Умножили, её длину на число дней в году, и вышла длиннющая дорога, конца не видать.

- Коли есть дорога, то не мешало бы по ней и проехаться! предложил один из стариков.

Детям разрешили выбрать машину, они тут же набились в неё битком. Гугуцэ уселся рядом с шофёром, машина повернула к Чёрному морю, оттуда - в горы.

Ехали ребята, ехали и сами удивлялись, какую дорогу они, оказывается, подмели.

ПОЧТАЛЬОН

Письма в село Трое Козлят приходили всё реже, и люди качали головами, глядя на почтальона:

- Да, староват наш почтальон! Раньше-то, когда ноги у него были помоложе, он и писем больше приносил.

Слушал это Гугуцэ и думал: "А вдруг почтальон совсем состарится? Вот будет беда: без писем плохо!"

У кого за потолочными балками хранились старые письма, те доставали их, обводили чернилами выцветшие буквы, подправляли число, месяц и год и читали старые письма как новые, да ещё и соседям их показывали. А те, у кого таких писем не было, стояли у ворот, глядели, как почтальон проходит мимо, и вздыхали:

- Что ж, если человек стар, то моложе он не станет. Нужно что-нибудь придумать.

Как-то собрались они у почты, посидели на травке и придумали: пусть конюх даст почтальону коня с повозкой.

На следующий день почтальон привёз в село Трое Козлят целых два письма. То-то была радость! Всю ночь в селе глаз не смыкали, читали письма: в одном доме погаснет свет, в другом загорится. Утром школьники на уроках писали мелом на доске строчки из этих писем и разбирали их по частям речи.

Целую неделю в селе Трое Козлят был пир горой: все угощали почтальона и давали его коню отборный овёс.

Но письма опять перестали приходить. И настал день, когда коню забыли дать овса.

- Что поделаешь! - вздыхали люди. - Совсем постарел наш почтальон.

- А конь? - удивлялись дети. - Конь-то тут при чём?

Сельский конюх даже пригрозил почтальону:

- Вот что: не будет писем, отберу коня. Понял?

Гугуцэ своими ушами слышал эту ужасную угрозу, когда помогал старику пасти коня у обочины дороги.

И вот между делами Гугуцэ разузнал, как ходят письма. Разобравшись, что и как, мальчик сбегал в магазин, купил карту нашей страны и отыскал на ней все те места, куда разъехались люди из его села. Где теперь находился мужчина, Гугуцэ рисовал шапку, а где женщина - цветок.

После этого он своей рукой начертил карту села. Все дома, где ждут писем, на карте были с открытыми дверями.

Вот дом студента, который учится в Кишинёве. Гугуцэ спросил учителя географии, какие в Кишинёве улицы и какая там бывает погода.

Утром мальчик поехал с мамой в районный центр и там очень заинтересовался почтовым ящиком на доме, где универмаг.

А на другой день мать студента получила письмо. Оно было написано самыми большими буквами, чтобы не болели глаза, когда читаешь. Мать тут же прочла письмо соседке, и по селу пошли разговоры, какие широкие улицы в Кишинёве и какой ужасный ливень над ними разразился.

А вот ещё один дом с открытыми дверями. Хозяин служит в армии. Что же написать его жене?

Ходил-ходил Гугуцэ по комнате, маршировал, вытягивался по стойке "смирно", а никаких солдатских мыслей ему в голову так и не пришло. Кроме одной: нужно хранить военную тайну. Тогда Гугуцэ вместо письма нарисовал голубя, вложил его в конверт, наклеил марку и пошёл к отцу узнавать, не собирается ли тот на станцию.

Через день счастливая жена солдата бегала по всему селу:

- Смотрите, что мне нарисовал муж!

Даже Гугуцэ она дала подержать голубя, а потом выставила письмо в окошке и без конца выбегала на улицу, чтобы издалека полюбоваться рисунком.

- Да, - толковали старики, - чего-чего, а таких голубей ещё никто к нам не присылал.

Словом, с тех пор как Гугуцэ повадился ездить с родителями то в город, то на станцию, на карте села становилось всё меньше домов с открытыми дверями.

И мать студента, и жена солдата, и другие односельчане Гугуцэ, конечно, тут же взялись и ответили на письма. А там уж шапки и цветы на карте страны сами расшевелились и тоже стали присылать письма в село.

И люди, ещё издали заметив старого почтальона, спешили снять шляпы, а почтовый конь ел только овёс да самую сочную зелёную траву.

КАК ГУГУЦЭ ВЫРОС ЗА ОДНУ НОЧЬ

Бывает же такое на свете: в один и тот же день отец Гугуцэ получил новый грузовик и Гугуцэ перешёл во второй класс.

И вот Гугуцэ что есть духу мчится домой к маме со своей новостью, а с другого конца села туда же спешит отец на новой машине, сигналит, машет людям рукой: "Сторонись!"

Половина села сразу же решила, что Гугуцэ торопится домой посмотреть, какого цвета у папы машина, а другая половина не сомневалась, что отец мчится на грузовике только для того, чтобы поскорее поздравить Гугуцэ с переходом во второй класс.

Бежит Гугуцэ, бежит, и вдруг со двора тёти Катерины послышалось:

- Никак, это Гугуцэ?

- А то кто же?

Узнала тётя, в какой класс перешёл Гугуцэ, зазвала его в дом, набила ему карманы печеньем.

Раз такое дело, то не забежать ли по пути к другим родственникам?

А родственники словно сговорились: кто суёт ему за пазуху орехи, кто конфеты в портфель кладёт, а тётя Мэриоара сказала, что человек только раз в жизни переходит во второй класс, и подарила курицу с двумя цыплятами.

Гугуцэ растерялся: цыплят можно положить в портфель, а курицу куда?

Глядь, навстречу катит отец на новой машине. Гугуцэ даже рот разинул. Но отец от радости, что у него новая машина, голову-то из кабины высунул, а поздравить Гугуцэ забыл.

"Эх, ты! Ведь грузовик тебе дали за то, что я перешёл во второй класс!" - подумал Гугуцэ. И - с курицей под мышкой - бегом к машине.

Отец обнял его, а заодно и курицу, и они поехали. Курица так раскудахталась, что люди издали принимали её за сигнал новой машины и убегали с дороги.

11
{"b":"44075","o":1}