ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Действительно, после потрясения от ИЗИ-эффекта самодостаточный, пресыщенный и без меры самоуспокоенный Ареал получил мощнейший пинок… Достаточно перечислить только направления новых исследований, наметившихся вскоре после события. Сюда можно отнести образование крупнейших фактурологических исследовательских центров (ЦИФов), превративших фактурологию из развлечения в интереснейшую науку; науки коммуникационных и информационных адаптаций, сделавших общую сеть доступной для любого уровня восприятия всех расовых групп. Та же самая идентифология, покоившаяся в аритаборском небытии, расползлась по Ареалу и стала интенсивно накручивать на себя новые направления наук.

По прошествии нескольких миллионов лет можно было смело утверждать, что зеркальный ИЗИ-эффект положил начало совершенно новой эпохе. Эпохе, которую можно сравнить разве что со второй молодостью порочной дамы, способной принести в жертву красоте собственное неродившееся дитя.

Глава 5

На подлете к ЦИФу Матлин совершенно расслабился, даже позволил себе надолго отлучаться из пилотской. Двухнедельное путешествие подходило к концу, и все вокруг было подозрительно благополучно. Можно сказать, слишком хорошо для того, чтобы расслабиться окончательно. Так хорошо, что дальше могло быть только хуже.

Альба вел себя достойно. Факт космического перелета никоим образом его не потряс и не вызвал псевдоностальгических воспоминаний. Он обстоятельно обошел корабль, вовсе не так, как это в свое время делал Матлин. Он не задал ни единого лишнего вопроса, не пытался совать пальцы куда не следует, не проявил ни малейшего интереса к панораме открытого космоса, которая возникала всякий раз при торможении или перестройке в сети транзита. Его не впечатлил даже вид удаляющейся «наша-Галактики», которую Феликс демонстрировал специально для него.

— Я видел в кино кое-что покруче, — сказал Альба. — Не слишком-то она похожа… Ты уверен, что это наша Галактика?

В первый же день ему все наскучило, и он нашел себе укромное место в лабораторном отсеке, где обычно было темно, тепло и где можно было спать без спальника на мягких полочках. Бытовой отсек, которым пользовались нормальные гуманоиды, отчего-то напоминал ему дурдом; на верхней палубе он боялся заблудиться, к тому же слабая гравитация вызывала у него приступы тошноты; а в пилотском отсеке, по его глубокому и совершенно правильному убеждению, ему совершенно нечего было делать.

Собственно, распорядок его дня не сильно отличался от «дачного». Разве что рисовать было нечем, да и обстановка не располагала. Но спать он укладывался аккуратно два раза в сутки; изысканной пищи не требовал, а прожевав витаминный брикет, решил, что это очень даже вкусно. Несколько раз Феликс пытался увлечь его разъяснением каких-то жизненно необходимых нюансов. К примеру, как выйти из герметичного контура корабля, когда они прибудут на место… Как можно в любой момент найти друг друга по связи; насколько проще и удобнее общаться со здешним компьютером, чем, скажем, с тем, который он видел у Шуры Бочарова; как образуется пространственная панорама и как на ней можно рисовать трехмерные картинки… Все это Альбе было глубоко безразлично. Он вежливо выслушивал, моментально забывал и никогда не переспрашивал, если в этом не было сиюминутной необходимости. В таких безнадежных ситуациях Матлин не раз вспоминал его отчаянные попытки откровения:

«Маме сказали, что в меня вселился бес. Она отвела меня к пастору и тот старался беса изгнать, пока не почувствовал, что скорее из него самого святой дух выйдет… Потом мы отправились к целителю. Целитель говорит: «Ба! Как интересно! Мальчик существует одновременно в нескольких параллельных мирах!» Мама говорит: «Было бы хорошо, если б он научился отличать один параллельный мир от другого». Одни говорят, что это надо развивать, другие говорят, что это надо лечить. Третьи говорят: «Оставьте его в покое, не то хуже будет».

— Ты сейчас в каком параллельном мире? — интересовался Матлин, когда чувствовал полное отсутствие своего собеседника.

— В твоем, — отвечал Альба.

— Что делали врачи, если с тобой случался обморок?

— Ничего. Ждали.

— Мне тоже надо будет ждать?

— Не бойся. Ничего не случится, — уверял Альба и снова прятался в темной лаборатории. Матлин жалел, что не пообщался с доктором Татарским. «Все равно придется начинать с ноля, — думал он, — анамнез ситуации не прояснит. ЦИФовские биоинженеры и те вряд ли возьмутся анализировать психику Альбы, особенно если будут в курсе его наследственных обстоятельств». И верно, скорее они не поверят и возьмутся за психику Матлина, которого уже исследовали миллион раз, однако здоровее его психика от этого не становилась.

До парка ЦИФа оставались считанные часы, а Матлин так и не придумал достойного оправдания своему поступку. Если бы этот мальчишка категорически заявил ему «Нет!», проявил хотя бы малейшие признаки тревоги. Матлин убрался бы в свой Ареал, если не с чувством исполненного долга, то хотя бы с чистой совестью. Но Альба последовал за ним вполне осознанно. Разве что с некоторой обреченной покорностью перед обстоятельствами, которых сам опасался не меньше, чем Матлин, но объяснить не мог. Матлин снова и снова прослушивал наспех сделанные записи, пока его пациент мирно дремал на лабораторной этажерке: «Мама во всем обвинила себя. Ей кто-то сказал, что, если с раннего детства не заниматься ребенком, вырастет обезьяна. У нее не было времени, к счастью… Я слишком долго учился ходить и разговаривать. Но, знаешь, как… сначала я ничего не понимал. Потом никто не понимал меня. Бабушка махнула рукой, сказала: «От Наташки все равно ничего путного не получится». Знаешь, я рисовать-то начал только потому, что не мог научиться писать… Моментально теряю внимание, и выходят одни каракули наподобие японских иероглифов. Мой дядька Олег всегда был уверен, что я над ними издеваюсь. Он просто не видел меня в раннем детстве. Бабушка говорит, что зрелище было не для слабаков: «Игрушки тебя не интересовали, книжки ты терпеть не мог, плакал, когда тебя брали на руки…»

Матлин, анализируя услышанное, запутывался еще больше. Либо малыш Альберт издевался над ним в особо извращенной форме, либо он научился фантазировать так искусно, что сбивал с толку даже самые чувствительные детекторы фальши компьютера. Но Альба больше походил на ласкового пугливого щенка, чем на злодея. А из его фантазий, по убеждению Матлина, даже из самых изощренных, рано или поздно здравый смысл непременно будет извлечен. Иначе к чему вся эта авантюра?

«…Я и сам понимаю, что глупо совать нос в чужой бумажник. Да я никогда этого не делал. Оказывается, Шурка только собирался съездить в Брест. Билет купил и передумал. Но я-то точно помню, что мы с тетей Леной провожали его на вокзал». «К вопросу о существовании параллельных миров, — отмечал про себя Матлин и все равно ничего не понимал, — либо он действительно «псих», либо я свихнусь сам. Интересно разворачиваются события: чтоб изучать мадистоаномалии фактур, приходится начинать с медицины».

«…еще, еще, совсем забыл, я в темноте вижу так же, как при свете, и иногда во сне хожу по палате…»

— Ты смог бы пролежать здесь всю жизнь?

— Я? — переспросил Альба, потирая опухшие ото сна веки. — Можно попробовать. Почему бы нет?

— А я собрался тебя обрадовать. Мы уже прибыли.

Альба пощупал свой манжет на левой руке.

— Должна появиться белая полоса? — спросил он.

— Верно.

— Я должен одеть протектор?

Матлин включил павильонный приемник лифта и подошел к Альбе:

— Если собираешься выйти в технопарк, действительно нужен протектор. Я же предлагаю сэкономить время. Тем более нас давно ждут.

Но Альба все же увлекся «картинками» на манжете, который реагировал на прибытие гораздо ярче и активнее, чем он сам. Так увлекся, что не обратил внимания на фиолетовое кольцо, вырвавшееся из пола и вонзившееся в купол пилотского отсека, заключив путешественников в световой цилиндр. Когда стены цилиндра потемнели, Матлин подтолкнул Альбу вперед:

101
{"b":"44079","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Про GOOGLE
Читаем лица. Физиогномика
Назови меня своей судьбой
Я все еще здесь
Апокалипсис³
Зов кукушки
Бродяга… С волками жить – по-волчьи выть!
После Карлоса Кастанеды. Дальнейшие исследования
Продвижение бизнеса в ВКонтакте. Системный подход