ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Когда Баю первый раз поднял взгляд на болтливого Фрея — Фрею аплодировала вся бонтуанская «шхуна»; когда Баю, будучи в состоянии призрака, сам начал преследовать Фрея по всему Аритабору — Фрею аплодировал весь Аритабор. И все с нетерпением ждали, когда же критическая масса Фреевой болтовни перевалит за критическую отметку молчаливого терпения Баю. И дождались. Баю произнес первое магическое, осмысленное изречение, которое на древний язык посредников переводится как «мадистанс», и глаза его вспыхнули безумством восторга. «Да! Да! Да! — подтвердил он. — Это достойно быть смыслом жизни». — И в тот же час сгинул из Аритабора. А спустя некоторое время посредники обнаружили его в архиве астарианских лабораторий. И, как Фрей проматывал свою жизнь между ЦИФом, Аритабором и смутными мечтаниями о Земле, так же и Баю существовал в двух с половиной измерениях. Одно называлось «Фрей», второе — Астарианский заповедник, а безнадежная половинка — смутной надеждой на то, что мадистанс когда-нибудь вернется в пределы здравого смысла хотя бы в его одном, отдельно взятом миропонимании.

Оправдываясь перед Раисом за содеянное, Матлин приводил один и тот же, заранее взвешенный аргумент: «Мне нужен хороший лингвист. Хоть разорвись… позарез нужен. Посредник, который не боится запачкать мадистой свою благовредную репутацию». Аритаборские посредники против такого аргумента были бессильны и удовольствовались своим привычным императивом: «Если ты стоишь на дороге великого прогресса, сойди на обочину. Целее будешь».

Глава 14

Все новости в зачахшую от тоски лабораторию проникли подозрительно одновременно. Может, оттого, что Феликс так ни разу и не вышел за ее пределы, а может, оттого, что, наконец, вернулся Баю. Вернулся в присущей ему бодрости духа. К счастью, теперь настроение Баю не зависело от мелких «гуманитарных» недоразумений. Возможно, годы депрессии пошли ему на пользу, возможно, он не видел в происходящем никакой трагедии. Возможно, он просто не умел отличать плохую новость от хорошей. Новость сама по себе представляла для него ценность гораздо большую, чем ее субъективные характеристики.

— У землян принято начинать с плохих новостей, — намекнул ему Матлин.

— У всех остальных принято идти по порядку, — ответил Баю. — Итак, нашелся болф. Тот самый. Суф обнаружил его на окраине пустоши вблизи Хаброна. Скоро он будет здесь.

Матлин осторожно развернулся к нему вместе с пультом, будто опасаясь, что хрупкое знамение может раствориться в разреженной атмосфере лаборатории.

— Хаброна?..

— Следующая новость: Альберта в нем нет. В соседстве с Хаброном ничего хорошего тоже нет. И, наконец, маленький Гренс давно вырос, и, если они на пару с Суфом натворят приключений, ты не должен считать себя виноватым. Это глупо.

— Я всегда буду за него виноват, — возразил Матлин, — ты все равно этого не поймешь. Так что, если плохие новости закончились, переходи к отвратительным. — Он откинулся в глубину кресла и на всякий случай добавил гравитации, чтобы достойно, не пошатнувшись, принять все, уготовленное судьбой.

— На содействие астариан можно не рассчитывать, — произнес Баю не без пафоса, будто он летал туда лишь за тем, чтоб получить отказ.

— То есть как? Они сомневаются в подлинности эксперимента?

— Ах, если бы… Они проверили все и утверждают, что стенд ошибки не допустил. Но сказали однозначно: эксперименты надо прекратить. На фактуриалах с подобной структурой эксперименты недопустимы. Что-то похожее они пытались получить искусственным путем, но попытки не оправдались, — эти аномалии не стали посредниками между мадистологами и мадистой, зато принесли много проблем. Все выглядит так, будто они стоят двумя ногами в разных измерениях. Срыв будет опасен.

— И что? Хаброн… Господи, это же на краю ойкумены. Такое путешествие может занять годы.

— Структур, подобных Альберту, в естественной природе пока еще никто не находил, так что можешь принять поздравления. Но астариане опасаются. Они уверены, что мы не контролируем ситуацию…

— Может, они знают, где его искать?

— Наверняка знают, но они уверены: будет лучше, если Альберт не найдется вообще.

— Это исключено.

— Корабль не могло отшвырнуть к Хаброну просто так, — пытался объяснить Баю.

— Что астариане советовали тебе сделать, если один ненормальный компаньон все же решит продолжить поиск?

— Посоветовали ему прежде всего вернуть себе контроль над происходящим, — их сильно смущает то, что событие имело место именно в Аритаборе. Они уверены, что, если заставить посредника быть откровенным, многое можно прояснить.

— Прояснить, — согласился Матлин, — конечно же, прояснить. У меня давно такое ощущение, что я выпал из самолета и лечу в океан. Я не могу остановиться для того, чтобы что-то прояснить, пойми, у меня нет для этого физической возможности. Либо я найду его, либо нет. А допрашивать посредников… не знаю, стоит ли раскрывать парашют, если все равно не умеешь плавать.

УЧЕБНИК. ВВЕДЕНИЕ В МЕТАКОСМОЛОГИЮ. Информационная версия мадисты (19-я Книга Искусств. Хроники Кальты)

Версия на данный момент самая удобно доказуемая. Она не столь абстрактна, как оркариумная геометрия, и не так логически наивна, как «физиогенетика». Казалось, она и появилась-то как форма разумного компромисса между этими двумя полюсами. Но, если ограничиваться одними лишь постановками вопросов, мы не скоро доберемся до их решения. И, прежде чем погружаться в дебри информационной теории мадисты, следует хотя бы коротко упомянуть о ее создателях, о кальтиатах, Кальте и о том, как эта уважаемая цивилизация сумела устроить себе жизнь, которой не позавидовали бы даже самые впечатлительные клиенты преисподней.

Впрочем, то, как устроились кальтиаты, жизнью не называется. Это можно назвать ареной гладиаторов, вечной линией фронта, боксерским рингом без правил и ограничений, но никак не способом существования достойных гуманоидов. От естественного биотипа кальтиатов мало что уцелело. Цивилизация была сведена на нет, и отдельные ее представители, иногда встречающиеся в Ареале, не вызывают ничего, кроме большого человеческого сострадания. «Они все до одного мечены мадистой», — говорят о них и совершенно справедливо.

Это чистокровная версия WW, без каких-либо расовых отклонений; немногочисленная, самостоятельная, необыкновенно перспективная цивилизация. Единственное роковое невезение ее заключалось, как и у хабронитов, в месторасположении — пространственной координате. Но, в отличие от Хаброна, Кальта возникла аккуратно посередине ареала. Теоретически ничего плохого в том не подразумевается — находиться в центре родной Вселенной; по шесть рук от этого, к счастью, не вырастает и по шесть голов, к сожалению, тоже. К тому же центральная зона Ареала — гипергигантская зона, имеет относительно однородную астроструктуру, а значит, хорошо прошивается коммуникациями; имеет стабильную динамику, соответственно вероятность природных катастроф минимальна, аномалии почти исключены, равновесие и гармония, жить бы да радоваться. Все темное царство, таковы уж законы бытия, обычно располагается по окраинам. Да не тут-то было. Трудно сказать, по каким законам в тихих омутах водятся черти, только цивилизация в центральной зоне — явление такое же редкое, как цветущие сады пустыни. Цивилизации этой зоны удивительно гармоничны и перспективы. Однако кальтиаты за всю историю Ареала стали единственными, кому удалось вырасти из фактуры именно здесь, при этом уцелеть, да еще и не остаться хроническими параноиками. Насчет последнего, кстати, можно поспорить.

Короче, не буду тянуть, буду объяснять все по порядку. Цивилизация центральной зоны действительно имеет уникальные тепличные условия для развития примерно до 4-й ступени фактуры. Если она намерена развиваться дальше, она неизбежно будет иметь дело с инфополями. Здесь-то и начинаются превратности судьбы, потому что именно в центральной зоне находится некий связующий «магнетический центр» (магнетик) — постоянная координата оркариумных аномалий, курсирующих по границе, да и не только… Центр ареала является также «магнетиком» Естественных (в том числе информационных) полей, задействованных в природе ареала. Короче, единственная постоянная координата всех известных и неизвестных мадистогенных аномалий.

119
{"b":"44079","o":1}